э с т р а д ы ,
часть
.
бг
7
.
„ j
Trance и goa-trance
- я
их
просто
не
выношу
БЕЛЬГИЯ
для меня
о
представлял собой смешения сэмплов
Бенджамина и акустическую музыку.
Он очень отличалс* от всего, что я
делал раньше. Приходилось соблю-
дать последовательность, потому что
многое было на записи: пара голосов,
часть электронного звука. Был еще
один проект - trash - под названием
The Gruesome Twosome. Это "амери-
канский" альбом, отражающий мое
представление об Америке, о ее из-
вращенной стороне - serial killers, раз-
ные маргиналы. Потом была еще пара
I синглов, один из них - с группой
■FORTRAN 5, и альбом, записанный
I
вместе с Bertrand Burgalat. Последний
1 проект был с M dka Spigel и Collin
Newman на Swim. Этот альбом можно
определить как ambient pop.
П: FREE ZONE как-то связана с работой на
радио?
М: Однажды я предложил Марку ото-
I
брать трэки Benjamin Lew, Tuxedo
! Moon, Hector Zazou, milly ambient, экс-
! периментальную музыку chill-out, и
I
объединить их в сборник с современ-
ными вещами. Я познакомил его с об-
ластями, до которых он еще не доби-
рался. Был как раз ambient-период,
94-й год, Pete Namlook, Deep Space
I
Network. Так вышел первый сборник
I FREE ZONE. Потом мне предложили
I поучаствовать в еженедельной радио-
I передаче. Программы делали очень
многие: Thomas Feldman, Lokos.
.. The
I whole week JUST DANCE. Я сделал для
I программы 8-часовой трэк, а потом
I
еще три часа просто ставил пластин-
1 ки. Восьмичасовая запись представля-
ла собой историю techno - основы тан-
цевальной музыки (Kraftwerk). Ambient
I туда не вошел, поэтому я играл
I ambient. После этого я первый раз ди-
джействовал на вечеринке с Derrick
May, Mixmaster Morris, Thomas
I
Feldman, Lokos - такой chill-out-room.
Чуть позже я сделал ремикс Illusion "Kastrierte Filosofen". Мне очень
понравилась эта работа, потому что она сильно отличалась от все-
го, что я делал раньше' Это был не acid jazz, a jazz acid.
Мне всю жизнь хотелось иметь свою программу на радио. Я иногда
выступал в качестве гостя на пиратских радиостанциях, но это слу-
чалось раз в полгода. Когда 1994 году в Брюсселе открылась чис-
то танцевальная радиостанция Radio Cristal, я стал делать на ней
программу два раза в неделю. В это время вышел сборник FREE
ZONE 2, который я составлял из вещей, прозвучавших в моей про-
грамме (chill-out, а также более ритмичная музыка: techno, house,
electro). Там было только три или четыре трэка, сделанных специаль-
но для FREE ZONE: Josh Wink, 4 Hero, Snooze - первая вещь, кото-
рую он записал в этом стиле.
В 1995 году я ушел с Radio Cristal и стал делать еженедельную про-
грамму на Radio Campus. Поскольку FREE ZONE 2 стал известным
лэйблом, FREE ZONE 3 был составлен только из эксклюзивных мате-
риалов. Больше всего меня порадовало то, что получилась как бы
глобальная компиляция. Он известен в таких местах.
.. В Азии, на-
пример, это была первая электронная пластинка (вышла в Сингапу-
ре).
П: Поэтому и возникло желание играть в Израиле, Южной Африке, Тайване?
М: В Израиле существует сеть клубов, но там в основном звучит
goa-trance, скверный trance. А если кто и слушает house, то, навер-
ное, самый дрянной, какой только можно себе представить. Я рабо-
тал в Израиле две ночи в одном андеграундном клубе и играл house
и drum'n'bass. Клубы там работают каждый вечер, даже по поне-
дельникам. В Южной Африке все совсем по-другому. Они там хотят
наверстать упущенное и делают огромные рэйвы по 3-4 тысячи че-
ловек. Я был единственным гостем на party FREE ZONE. Понятно,
что на рэйве я не мог игрспъ chill-out, поэтому старался играть как
можно жестче - Jeff Mills, Fjjbbet Hood.
.. Но после меня один из мест-
ных ди-джеев играл настоящий industrial hardcore, по сравнению с
которым моя музыка казалась просто easy listening! Dl Pierre играл
пару раз в Москве и рассказывал, что там играют очень тяжелую
музыку. В прошлом году я был на Тайване и заметил, что там похо-
жая ситуация: все слушают hard trance. Так и должно быть: приход
электронной музыки начинается именно с этого.
П: Как твои личные музыкальные вкусы сочетаются со вкусами SSR, арт-ди-
ректором которого ты являешься?
М: Вкусы на радио, на SSR и в моих сборниках одни и те же. Они
дополняют друг друга. FREE ZONE не ограничивается только
ambient- музыкой, я стараюсь смешивать различные стили, имеющие
в себе элементы chill-out, drum'n'bass, house, techno. За исключением
trance и goa-trance. Это для меня табу - я их просто не выношу.
В прошлом году мы вместе со Snooze сделали ремикс для Morphine.
Они как-то сказали мне, что здорово звучало оы Morpheus remix
Morphine. Этот ремикс выйдет на FREE ZONE 4.
Я думаю, что на Selector в этом году выйдет много интересной музы-
ки. Это первый лэйбл, выпускающий джангл за пределами Англии.
Они занимаются очень разнообразными направлениями, большей
частью танцевальными, так или иначе имеющими отношение к элек-
тронной музыке. Что касается drum'n'bass, то тут одним из лучших
французских Dl's является Gilb-R. Вообще, в Париже, благодаря
Selector, начинают появляться новые имена, а французы становятся
известными в Англии. Раньше были известны только Laurent Gamier,
F-Communication и Jonny Hallyday. К сожалению, этого нельзя ска-
зать о Брюсселе, хотя здесь есть классные люди. Например, у DI
Pierre очень хороший вкус, но он слишком самокритичен - может
просидеть два с половиной года за работой и в результате ничего
не выпустить.
П: Может быть, для него имеет значение только сам процесс работы?
М: Нет, это не так. Он просто ленив. Стремится к совершенству, но это
стремление у него принимает болезненную форму и приносит нулевой резуль-
тат.
F1: Есть ли у тебя что-то, что бы тебе непременно хотелось сделать до конца столетия?
М: Я не знаю. У меня все есть. Мне бы очень хотелось, чтобы возникла гло-
бальная радиостанция танцевальной музыки. Мы сейчас работаем вместе с
Carl Craig. SSR совместно с Planet Е планирует выпустить новый альбом
"More Songs About Food And Revolutionary Art". Мы с Карлом так поделили
обязанности: он делает Америку, а я - весь остальной мир. Carl Craig - один
из моих любимых музыкантов. На "Lysergic Factory” есть одна его вещь -
"Butterfly". Мы с ним вместе работали над ремиксом Алекса Роботни
"Probleme d'amour".
П: Многие люди связывают электронную музыку с наркотиками.
..
М: Музыка всегда находится в известной связи с наркотиками. И это нельзя
отрицать. Однако, злоупотребление - отличительная черта малолеток. Я не
могу особенно возражать по этому поводу, потому что в 70-е сам налегал
на психоделики. Но со временем я понял, что для того, чтобы радоваться му-
зыке, ценить ее, наркотики не нужны.
П: То есть вообще ты не против наркотиков?
М: Возьмем, к примеру, джаз.
В се
ДЖ ЭЗМ еНЫ
были
закоренелыми наркоманами:
Джон Колтрейн
умер, когда перестал "торчать", Чарли Паркер умер в 36 лет дряхлым ста-
риком. Впрочем, есть противоположные примеры: Josh Wink не принимает
наркотики, не курит, не пьет, он вегетарианец и считается одним из лучших
ди-джеев. То же самое 4 Него, Тек 9, Carl Craig.
..
П: А ты сом принимаешь наркотики?
М: Понимаешь, я из 60-х. А в то время люди либо экспериментировали с
разными препаратами, либо были чиновниками и бизнесменами.
П: Каким ты представляешь звук будущего?
М: Мне нравятся неожиданности. Вся прелесть будущего состоит в том, что
мы о нем ничего не знаем.
П: А каким ты видишь это будущее?
М: Не знаю. Я мало о нем думаю и живу настоящим. Мы живем в очень не-
стабильном мире. В любую минуту время может повернуться назад.
З э в -
тра мы можем о казаться в Средневе-
ковье.
В некоторых местах на планете это уже случилось.
П: В какую эпоху ты хотел бы попасть?
М: Ни в какую. В настоящее время.
П: Как ты относишься к анонимности ди-джея, по сравнению с музыкантом, выступаю-
щим на сцене?
М: Меня это не беспокоит. Группа так или иначе создает определенный
штамп поведения. Нужно записывать альбом, потом ехать на гастроли, по-
том опять работать в студии. Анонимность - это роскошь, которая предостав-
ляет полную свободу. Всем клубам я предпочитаю эфир на радиостанции. Ра-
дио для меня -это лаборатория. На FREE ZONE party в REX Club в Париже
мы играли с Kruder & Dorfmeister. Они не только классные ди-джеи, но и от-
личные ребята. Они закончили играть в 4 утра, и мне вдруг захотелось по-
ставить диско. Я к тому времени уже порядком устал, выпил.
.. Короче, не на-
до мне было это делать! Теперь ужасно стыдно. Хочется, чтобы все об этом
забыли.
П: Если ты вдруг запоешь, то о чем будет твоя песня?
М: Я не собираюсь петь. Сейчас мне интересно исследовать совсем другие
области. Может быть, в будущем. Но все равно заранее невозможно узнать,
о чем будет песня. Когда мы играли с Minimal Compact, то тексты сочиняли,
пока репетировалась музыка. Так что слова приходят спонтанно. Они живут
в глубине тебя и выходят наружу в состоянии dead line.
предыдущая страница 75 ПТЮЧ 1997 05 читать онлайн следующая страница 77 ПТЮЧ 1997 05 читать онлайн Домой Выключить/включить текст