ловека и раздавливает его, как букашку. Достиг-
нув асфальтированной однополосной трассы, я,
однако, оживилась: движение происходило, и
весьма активное. У меня был час на то, чтобы
поймать машину и добраться до поселка. Полно.
Ехать - не больше десяти минут.
Лениво вытянув руку, я встала у обочины.
Полтора десятка машин проехали мимо, и я слег-
ка удивилась: в Великобритании, как и почти вез-
де в Европе, попутчиков брали охотно. Начала
уделять более пристальное внимание своему за-
нятию и заглядывать водителям в глаза. Так про-
шло полчаса. Это было совершенно невероятно.
Меня одолела дрожь. Когда осталось двадцать
минут до отбытия лондонского автобуса, я побе-
жала к телефонной будке, составлявшей мне
единственную компанию у дороги. Нашла спра-
вочник, а в справочнике диспетчерскую такси,
благодаря абстрактные высшие силы за то, что в
этом богом забытом месте таковая оказалась.
Подошел мужской голос с арабским акцентом: я
стала уговаривать его приехать и забрать меня.
Он долго не сдавался. По всей видимости, он был
и диспетчером, и таксистом, а других сотрудников
не существовало. Он говорил:
- А что, если я сейчас приеду, а ты поймаешь
другую машину и уедешь? А я потрачу бензин и
время?
Я говорила, никуда я не уеду, я уже час тут
стою, и ни один козел не остановился. Он запро-
сил сорок фунтов, неслыханные деньги. Я вынуж-
дена была согласиться.
> Нет ничего страшнее, чем со-
жалеть о том, что мог бы сде-
лать. Ведь могла бы, но даже не
подумала. Американская фило-
софия: видишь — хватай <
Между тем, продолжала голосовать. Есте-
ственно, не хотелось терять сорок фунтов, но
деньги были не самой большой проблемой. Ос-
тавалось двенадцать минут до автобуса. Когда
осталось восемь, у меня потемнело в глазах. В
тот же момент остановилась маленькая машин-
ка со старушкой за рулем. Садясь, я успела за-
метить дикую жестикуляцию из проехавшего ми-
мо автомобиля.
Это и был тот диспетчер-таксист. Он пресле-
довал нашу машинку, сигналил, а бабушка недо-
умевала. Я готова была провалиться сквозь зем-
лю, мучилась и обливалась потом. Бабушка мило
болтала со мной о боге, о том, как он мне помога-
ет; я едва мычала в ответ.
Автобус стоял с работающим мотором; я бро-
силась к нему. Потный и задыхающийся арабский
таксист догнал меня, схватил за руку и начал ве-
рещать, требуя сорок фунтов. Ничего не добив-
шись, воззвал к водителю автобуса, чтобы тот не
пускал меня на борт. Не поимев успеха и тут, по-
бежал, извергая угрозы, к полицейскому участку,
находившемуся в ста метрах. И как назло, в авто-
бусе что-то заело. Ну, думаю, не выбраться мне в
большой мир, пропаду почем зря. Выйдет поли-
цейский, станут разбираться - в такой глуши, на-
верное, иностранцев не любят, скажут, нарушила
устный контракт. А автобус уедет себе.
.. Со сво-
его сиденья я дико пучила глаза на водителя и его
манипуляции с ключом зажигания, пытаясь пере-
дать энергию по воздуху, хотя пот заливался мне
в глаза и щипал. Это была, бесспорно, кульмина-
ция, и меня трясло уже так, что стучали зубы и не-
произвольно дергались конечности. Но мотор
вдруг завелся, и автобус уехал вместе со мной.
После такого выброса адреналина я всю дорогу
тупо смотрела в окно, не озаботившись ни единой
мыслью. Пережитого мной только что любому че-
ловеку хватило бы, чтобы забыть о путешествиях.
Но не мне, конечно же.
В следующие выходные я приехала в город
Варвик на последнем автобусе. Погуляла, осмот-
рела красоты, что-то съела. Малюсенький горо-
дишко. Заглядывала в окна крошечных, будто иг-
рушечных домиков, и наблюдала семьи за обе-
дом. Затем озаботилась поиском пристанища на
ночь. Вот тут-то и ждал меня сюрприз. Оказыва-
ется, в этом городишке происходил фестиваль
оперной музыки, и все гостиницы были забиты. Я
обошла весь город. Улицы опустели ровно в семь
часов; стемнело, и я бродила, будто заживо попа-
ла в фильм ужасов, где персонаж оказывается во
внезапно и таинственно вымершем населенном
пункте. Стучаться в домики к семьям я не догада-
лась, хотя, вполне возможно, кто-нибудь бы меня
и приютил. Я взяла на заметку небольшой парк с
часовней и скамейками, досидела до одиннадца-
ти в пустом пабе и пошла туда. Вытащила из рюк-
зака одеяло, расстелила на лавке и легла. Вдруг
во всех фонарях выключился свет. Вероятно, на
ночь их выключали. Я лежала ни жива, ни мертва,
и ни о каком сне не могло быть и речи. Так боя-
лась, что не могла пошевелиться, и потому про-
должала лежать. Тут закричала ночная птица,
жутким и зловещим криком. Я пулей вылетела на
освещенную мостовую.
Делать было совершенно нечего. Я кружи-
ла по пустым улицам, ежесекундно оглядываясь.
И набрела на надпись: ночной туалет. Зашла и
сделала свое дело. Видимо, туалет этот, наобо-
рот, отпирался лишь на ночь и был чист. Ночью-
то ведь на улицах никого нет. Я не нашла ничего
лучше, чем запереться изнутри покрепче и рас-
стелить одеяло на полу. Галогеновая лампа не
выключалась. Скрючившись в маленьком поме-
щении, провела несколько часов в болезненной
полудреме.
В шесть утра это стало невыносимым. Поста-
нывая от ломоты в костях, я выбралась наружу, на
чисто английский летний утренний мороз. На ули-
цах - по-прежнему никого. Дико хотелось есть. Все
закрыто. Стала заниматься спортивной ходьбой.
Через час показался первый прохожий. Я
догнала его, весьма удивив своим присутствием,
и спросила, где у них едят в такой час. Моложа-
вый мужчина разулыбался, юркнул в подъезд, и
вынес мне стакан сока и тост с джемом, тут же ис-
чезнув. Я продолжала бродить. Показался пер-
вый автомобиль. Он остановился сам. Дяденька
подвез меня на ближайшую железнодорожную
станцию, где я купила журнал, кофе и билет. И
что говорят, будто англичане - вздорные и без-
душные люди? Даже ночные туалеты держат, без
всякой на то необходимости.
п тю ч СоппесИоп 11 2001
81
предыдущая страница 76 ПТЮЧ 2001 11 читать онлайн следующая страница 78 ПТЮЧ 2001 11 читать онлайн Домой Выключить/включить текст