»
Е
овек не поместился бы, но вот.
.. Страшно было
аже подумать, кто бы поместился.
1ервым делом я стала раскрывать все дверцы и
отдергивать портьеры - чтобы убедиться, что за
ними никого и ничего нет. Заперла дверь накреп-
ко. Стуча зубами, помылась в душе, вращаясь во-
круг собственной оси - чтобы со спины никто не
подскочил. Вся обстановка казалась до боли зна-
комой - я раньше смотрела много ужастиков. Ес-
ли бы могла предположить такое, то непременно
продолжила бы поиски ночлега.
Хотя бы постель была чистой. Забралась в нее,
повернула выключатель и оказалась в кромеш-
ной темноте. С безмолвным криком дернула вы-
ключатель опять. В темноте я спать, очевидно, не
сумела бы. Осмотрелась. И убедилась, что лампа
в комнате всего одна - галогенное чудовище, пря-
мо надо мной.
Спала с включенным галогенным светом в лицо.
Умудрилась все-таки несколько часов проспать.
Наутро встала с такой головной болью, что захо-
телось повеситься. Но отправилась осматривать
собор, который Моне написал столько раз и каж-
дый раз по-другому.
Потом было озеро Д'Анси. Толком его не пом-
ню. Ела плюшки, ходила по берегу. Таращилась
в воду и взращивала депрессивно-романтиче-
ские мысли. Очень в этом преуспела: испорти-
ла себе настроение до рыданий и звонила из
автомата на железнодорожной станции в Моск-
ву лучшему другу.
Шартр. Опять собор и комната в мансарде. Окош-
ко, выходящее на крышу, я приперла изнутри пал-
кой. Постельное белье было похоже на плащани-
цу: в него, по всей видимости, заворачивали окро-
вавленное тело. Единственный раз мне пригодил-
ся мой спальник.
Ницца. Музей Шагала и набережная. Русских
там тогда совсем еще не было. Много-много
солнца и неба.
Италия >
Сразу поняла, что страну я полюблю, а людей не
смогу терпеть. В лицо нагло улыбались, в россий-
ский паспорт тыкали пальцем и призывали окру-
жающих насладиться зрелищем. На закуску был
переезд в поезде. Мне доводилось ездить в совет-
ских и российских поездах, но ничего более чудо-
вищного, чем итальянский, я не видела. Я три ча-
са простояла в узком проходе купейного вагона со
своим рюкзаком, и масса людей буквально сидели
у меня на голове, свисали отовсюду и постоянно
пробирались мимо, ощущая себя при этом вполне
комфортно. У меня на голове шевелились волосы.
Флоренция. Облазила вдоль и поперек, ела чуд-
ный овощной суп и пиццу с артишоками.
Венеция.
.. Венеция - не знаю даже, что сказать.
Солнце, вода, небо. Огромные. Больше, чем где-
либо еще. Маленькие домашние дворцы. Я там
плакала от умиления.
Поселилась в очередной раз в беленьком мона-
стыре, в приюте для девушек-студенток. Познако-
милась с серьезной аргентинкой, которая путеше-
ствовала с таким же огромным рюкзаком, как и у
меня, но при этом почему-то в элегантном длинном
пальто. Ела на завтрак орехи и сухофрукты с ка-
пуччино из автомата. Затем отправлялась гулять.
Посещала соборы. Заходя с яркого солнца, при-
выкала понемногу к темноте, чтобы потом рас-
смотреть фрески. Было жаль денег, чтобы бро-
сать их в бессовестные машины, которые стоят
повсюду в Италии и освещают нужный кусок сте-
ны в течение минуты.
Монт-Сен-Мишель пропустить было нельзя. Ма-
ленький островок, соединенный тонким перешей-
ком с большой землей. Выглядит сказочно - на
нем спиралью закручиваются улицы и строения, а
верх украшен шпилем. От большой земли - де-
сять километров дороги. Сразу на станции узрела
выгодное предложение - хранение багажа бес-
платно, если арендуете велосипед. Это ничего,
что я почти не умею ездить на велосипеде; иначе
что мне делать с моим огромным баулом?
Погрузилась на велосипед, поехала. Очень мед-
ленно, вихляясь. В полуметре от меня проноси-
лись грузовики, и от страха я потела. Потом отча-
сти привыкла, но тут началась морось. Притормо-
зила, надела ветровку с капюшоном и туго завя-
зала под подбородком. Несмотря на малую ско-
рость, ветер хлестал в лицо, струи просачивались
за шиворот. Я так была занята борьбой со стихи-
ей, что не заметила, как начала падать в обморок.
Из последних сил повернула руль вправо. Грохну-
лась в канаву. Зато не под грузовик.
Отлежалась. Счастливо доехала до острова. При-
стегнула велосипед на парковке и полезла по спи-
рали, осматривать монастырь. Было чудно. По-
ездку на велике я отчего-то запомнила больше.
Вечер провела в местной гостинице и чувствова-
ла пронзительное, с приторным привкусом оди-
ночество.
Положила глаз на самый красивый собор, любу-
ясь им сначала издалека. Он стоял, большой и
белый, на дальнем островке, и пока я плыла ту-
да на пароме, глядя на блестящую желто-бирю-
зовую воду, под прохладным, кричащим чайками
бризом, я успела и поплакать, и успокоиться.
Два месяца тому назад в Москве убили моего
жениха, и приступы горя, зияющие и мокрые, за-
стигали меня вперемежку с большеротым тури-
стским счастьем. Вспоминала, как перед похоро-
нами я, младший брат жениха и наш общий друг
бодрствовали всю ночь, чтобы вдруг не про-
спать, и при свечах играли, полубезумные, в кар-
ты на раздевание. Ощущали легкий привкус не-
подобающего в своем времяпрепровождении и
укоризненные взгляды еще не покинувшей мой
дом, не отлетевшей души.
Сойдя на гладкие камни мостовой, я постояла у
белого, вертикального и громадного, запрокиды-
вая голову, борясь с яркими лучами, отыскивая в
высоте очертания купола. Зашла внутрь, в гулкое
пространство, ощущаемое каждым волоском на
теле. Медленно двинулась вдоль стен. Было до-
вольно светло, и нужды в дополнительном осве-
щении не возникало, хотя аппараты стояли. Утро
только начиналось и уже пело у меня внутри. Сза-
ди подкрался милый старенький падре и проком-
ментировал красоту фрески. Слабо понимая
итальянский, я не нашла ничего лучше, как луче-
зарно улыбнуться в ответ.
Отошла к следующему шедевру. Падре проследо-
вал за мной и засунул монетку в автомат, чтобы
свет зажегся для большего моего удобства. Так
мы обошли весь собор, и он все время кидал мо-
нетки. Это было уже до крайности мило, и, чтобы
не испортить прекрасные мгновения каким-ни-
будь неловким жестом при расставании, я, улучив
момент, сбежала в дальнее крыло и приткнулась
там на скамеечке, перед очередной фреской.
Только предалась созерцанию, как падре возник
снова, и снова же засунул монетку. Затем помес-
тился рядом со мной и взял меня за руку.
Там мы и сидели. Я щурилась от возвышенных
мыслей, тихо вздыхала. Между тем, заметила
сбоку какую-то активность. Скосила глаз.
.. Боже.
Спутать это нельзя было ни с чем. Засунув вто-
рую руку под рясу, падре занимался мастурбаци-
ей. На лице он имел проникновенное, возвышен-
ное выражение. Я медленно отползла на попе,
вскочила и бросилась куда глаза глядят.
А потом начался карнавал. На площади Сан-Мар-
ко совершали променад маски; между ними суе-
тились туристы и глазели. Я производила свою
долю глазения. Много было традиционных гнутых
зловещих носов, много арлекинов, много одно-
типных костюмов, но встречались и особенные.
Одна группка масок особенно меня поразила, и я
приклеилась к ним, рассматривая вблизи. Трое
молодых людей и девушка нарядились придвор-
ными - ориентировочно эпохи Людовика XIV. Ко-
стюмы, очевидно, стоили невыносимо дорого и
составляли очень стильный комплект. Платье и
камзолы из бордового бархата, а к ним - множе-
ство аксессуаров в том же тоне. Манжеты, чулки
и парики были белоснежными. Напудренные и на-
крашенные, придворные имели на лице кокетли-
вые мушки, картинно взглядывали в лорнет и дви-
гались изящно. Вокруг них собралась особо плот-
ная толпа, все щелкали фотокамерами. Маски пе-
реговаривались. Я подлезла и услышала:
- Вань, не загораживай меня.
..
- Да че ты.
.. ниче я не загораживаю.
..
- Сень, у меня родинка не отвалилась, глянь.
..
- Я не могу, я позирую.
..
- Саш, ты посмотри.
.. чево он на меня внимания
не обращает.
..
- Ребят, кончай базар, нас снимают.
..
- Попроси еще у меня чево-нибудь.
..
Придворные отошли, а я так и стояла с открытым
ртом. Самые шикарные маски на карнавале в Ве-
неции - наши русские братки. Только у них, види-
мо, хватило денег на подобные костюмы. Но ведь
вопрос и в том, что хватило вкуса. И отчего про
них рассказывают всякие гадости?
Пиза. Вокзал; бегом в автобус; главная досто-
примечательность. Обошла падающую башню.
Пизанская башня и в Африке Пизанская башня.
Сто раз видела на картинке. Зачем сюда ехала?
Только для того, чтобы сказать, что видела свои-
ми глазами? Что интересно, до момента написа-
ния этих строк я ни разу не вспомнила, что виде-
ла ее, и потому у меня не было шанса кому-ни-
будь похвастаться.
Вот я стояла и таращилась на нее; смотреть было
76
ПТЮН Соппесйоп 12 2001
предыдущая страница 76 ПТЮЧ 2001 12 читать онлайн следующая страница 78 ПТЮЧ 2001 12 читать онлайн Домой Выключить/включить текст