абсолютно не на что, а внутрь, естественно, не пу-
скали. Народ вокруг фотографировался: каждый
неизменно подставлял руки таким образом, будто
подпирал башню, удерживал от падения. Чи-и-из!
Я чувствовала себя примерно так:
- Какой свет, какие линии! Потрясающе!
Это какая-нибудь пожилая пара на выставке у по-
средственной картины. Наполняют значительно-
стью и прочими несуществующими качествами не
только эту работу, но и собственную жизнь. Вро-
де, мы не зря сюда пришли, мы тоже кое-что зна-
ем, можем оценить.
Ровно двух минут хватило, чтобы посмотреть
башню. Может, нужно было продолжить сценарий
старой пары, лениво поесть в кафе на солнечной
веранде? Провести здесь какое-то время, чтобы
прикоснуться к истории, ощутить нечто проникно-
венное, что не может посетить вот просто так, за
две минуты? Или же приезжать следует только в
те места, которые заведомо для тебя что-то зна-
чат? Я вспомнила, что через пятнадцать минут от-
ходит поезд, и если успеть на него, к вечеру мож-
но быть уже в другом городе, где что-то могло
оказаться. Бросилась к дороге.
Такси, видимо, в этих краях не существовало - я,
во всяком случае, ни одного не увидела. Желая
покинуть этот город и этот непродуктивный день,
в погоне за смыслом и значением, голосовала и
жестикулировала. Перспектива подвезти меня
никому не казалась привлекательной. Отчаяние,
наверное, видно издалека, и его сторонятся.
Наконец, остановилась развалюха, битком наби-
тая местными подростками мужского пола. Я по-
лезла внутрь, сознавая, что шанс попасть на
станцию невелик. Самая католическая страна в
мире. Найти женщину, готовую сделать это до
брака, не так-то просто. Они занимаются этим
друг с другом, вполне в порядке вещей. Не счита-
ется гомосексуализмом. Еще с животными и с
мягкими овощами. Ехала и дрожала. Они пожира-
ли меня глазами и пускали слюни. Но через пять
минут я оказалась на перроне.
А ночью - в Неаполе. Выскочила на заплеванную
станцию и побежала в туалет скрываться от
странных попутчиков, парня и девушки, привязав-
шихся ко мне в поезде и намеревавшихся продол-
жить знакомство. Наблюдала, высовываясь, как
они искали меня, переругиваясь. Я пересидела их
терпение, чуть не задохнувшись. Покинула стан-
цию. И оказалась на огромной площади, которая
в два часа ночи кишела народом. Люди шуршали,
как тараканы, и переговаривались вполголоса.
Когда глаза привыкли к темноте, я обнаружила,
что все эти люди были молодыми мужчинами в
кожаных куртках. Они тоже меня обнаружили и
смотрели пристально, найдя меня чем-то инте-
ресней своих предыдущих занятий. Чем они зани-
мались, мне было неизвестно, поэтому я, сжимая
в руке путеводитель, ретировалась в боковую
улицу. Через пять минут отыскала дешевую гос-
тиницу, заранее отмеченную в путеводителе, и с
облегчением потянула на себя дверь.
Войдя, я застала следующую сцену: прямо перед
дверью стоял стол, а за ним играли в карты шес-
теро точно таких же молодых людей в кожаных
куртках. Все до боли красивые, с трехдневной не-
бритостью и горящими глазами. И все воззрились
на меня так, будто у меня, по меньшей мере, был
кочан капусты вместо головы. Теша себя иллюзи-
ей, что я не теряюсь перед лицом непредвиден-
ных обстоятельств, начала мямлить что-то по по-
воду ночлега. Самый представительный из моло-
дых людей встал и протянул мне ключ в обмен на
паспорт. Я потопала в номер.
Раскрыла дверь и обмерла. В номере едва поме-
щалась
узенькая
кровать.
Никаких
других
удобств в нем не было. Мой рюкзак, размером
чуть больше меня, видимо, следовало положить в
кровать, а самой простоять всю ночь в углу. Я, од-
нако, соображала туго, поэтому стала распола-
гаться. Решив запереться изнутри, увидела, что
для данной цели приспособлен был лишь один
шпингалет, висевший на единственном ржавом
гвоздике. Я собралась и спустилась вниз. Пас-
порт мне обменяли на ключ без единого вопроса.
Всего лишь снова почувствовала, что у меня что-
то не то вместо головы.
При моем вторичном появлении на площади доб-
рая сотня человек резко перестала общаться. В
полной тишине я поспешно проследовала в близ-
лежащую четырехзвездочную гостиницу, кисло
прикидывая, какой у меня лимит на кредитной
карточке. Зато хоть буду спать спокойно.
Толстый хозяин гостиницы, будто специально
поджидавший меня на пороге, в упоении брызгал
слюной. Он тарахтел на довольно приличном анг-
лийском, пока я заполняла документы, чему-то
радуясь. Я уже не в состоянии была понять, чему
именно. Приняв душ и завалившись в чистую про-
сторную постель, я перестала жалеть каких-то
вшивых ста долларов за ночь.
Позавтракав в гостинице, отправилась осматри-
вать город. Первое, чему я поразилась, был тот
факт, что мужчины в кожаных куртках никуда не
делись с наступлением дня и все так же заполня-
ли открытое пространство, переговариваясь
вполголоса. Но мне это было уже неинтересно. Я
смотрела во все глаза на неповторимый город, на
грязные улочки, потертые домишки, вездесущее
белье на веревках, громогласно перекрикиваю-
щихся домохозяек.
.. Все то, что вы видели в
итальянских фильмах 60-х годов и думали, что та-
кого уже не бывает.
Между тем, я заметила какие-то странные вещи,
происходящие вокруг. За мной собиралась не-
большая толпа из мужского населения города.
Они следовали в некотором отдалении и совер-
шенно не делали секрета из того, что идут имен-
но за мной. Встречающиеся мне по пути маль-
чишки ростом вполовину меня присвистывали и
причмокивали мне в лицо, стонали и кричали:
- О, белла, белла!
Сначала это было любопытно и несколько льсти-
ло моей было пошатнувшейся, в связи с недав-
ним потолстением, уверенности в себе. Но через
некоторое время нервы сдали, тем более, что по-
клонники снижали дистанцию и стали кричать
увереннее. Я спаслась в Национальном музее.
Успокоилась и испытала негу от прикосновения к
прекрасному. Постаралась не думать о пробле-
мах, существующих у мужского населения этого
города. Между тем, в зале скульптуры раздалось
какое-то посвистывание шепотом, привлекшее
предыдущая страница 77 ПТЮЧ 2001 12 читать онлайн следующая страница 79 ПТЮЧ 2001 12 читать онлайн Домой Выключить/включить текст