долларов же как?
НАШ ПРЕЗИДЕНТ, (тихо). Тут есть один момент.
..
ДАК. Да, я знал, что мы дойдем и до этого. Русский царь всегда почитал
свою жизнь важнее всех других.
.. Извините. Что вы хотите для себя?
НАШ ПРЕЗИДЕНТ, (волнуясь). Я сейчас отключил связь, точнее, создал
помехи, есть только несколько секунд.
.. Домик.
.. в Венеции.
.. В Небесном
Петербурге.
.. Всю жизнь хотел.
.. Ну, и деньги.
..
ДАК. А вас не убьют?
НАШ ПРЕЗИДЕНТ. Ну, у вас же есть там.
.. как она.
.. программа защиты
свидетелей.
.. Пластическая операция там.
.. Вот.
ДАК. Понял. Сделаем. Ну? По рукам?!
Вот так наш президент за обеспеченную старость у Венецианской лагуны
продал Родину. Об этом, конечно, узнали, но его так и не нашли. Может
быть, Венеция прозвучала тогда для отвода глаз (кто-то ведь разобрал
этот гнусный диалог в помехах), а он, гад, остался где-нибудь в Подмо-
сковье за высоким забором, чтобы не видеть финские рожи, и умер в Рос-
сии, которую безжалостно предал. Его имя было проклято нашим наро-
дом; под страхом смерти запрещалось его упоминать, и теперь оно нам
неизвестно.
О, мой православный Бог! Почему в такую суровую годину ты ниспослал
управлять нами столь ничтожного человека?!!
Однако дело было сделано. Кремль был сдан врагу (Юкке Маллинену),
Президент исчез, и уже через четыре года на Марс полетел первый ко-
рабль с двумя разведчиками - Акакием и Прокопием. Никто не знает, что
в точности с ними произошло; обломки нашли через семьдесят лет. Со-
хранились и мощи космонавтов; на этом месте теперь стоит церковь, на-
званная в их честь, а сами Акакий и Прокопий канонизированы и призна-
ны великомучениками.
Отбор переселенцев осуществляла международная комиссия во главе с
уже упоминавшимся госсекретарем США Максудом Аль-Макдональдом.
Никто, конечно, не хотел никуда улетать, но с беднягами не церемонились
- загнали, как скот, в корабли, усыпили, погрузив в недавно открытый на-
укой анабиоз, и дали старт. Когда все проснулись, было уже поздно. Ра-
диоуправляемые корабли уверенно приближались к Марсу.
И практически все они долетели. Так началась история «небесной Рос-
сии» - гнусное издевательство над вековечной мечтой нашего много-
страдального народа.
Но поскольку мы выжили, мы обязаны вернуться.
Вернуться и отомстить!
4. Жизнь
на М арсе
Меня зовут Иван Жуев. Я родился и вырос в местечке Грязновка - рядом
с Большим Каналом, как эту унылую пустошь меж двух горных хребтов
называли древние астрономы, когда они смотрели на Марс в телескоп.
Недалеко от нас располагались две деревни - Большая и Малая Кузя, а
дальше, на протяжении двухсот верст, до губернского центра Новосверд-
ловск, не было ничего - только красные горы, камни, жестокие ветры и
мрачное инопланетное захолустье, охватывающее редкого путника, воз-
желавшего стать призраком, чувством абсолютной заброшенности и со-
вершенного одиночества. По крайней мере, мне так кажется - ведь отку-
да я знаю, что ощущает призрак, да и есть ли они вообще?
Прошло почти сто пятьдесят лет после нашего позорного изгнания. Пер-
вое время, где-то каждые два года, приходила гуманитарная помощь - с
неба сбрасывались спускаемые аппараты, наполненные разной ерундой.
Там были и замороженные американские гамбургеры, и инструменты для
поддержания наших кислородных агрегатов, какая-то одежда, крупы, ра-
ции и семена, среди которых были и яблочные семечки, что всеми вос-
принималось как издевательство. И никакой водки!
В первые пять-десять лет восемьдесят процентов долетевших до Марса
русских умерло по тем или иным причинам; остались самые крепкие и не-
сгибаемые. Среди выживших особенным авторитетом пользовался некто
Козлов - убийца-рецидивист, отсидевший на Земле десять лет из пожиз-
ненного заключения и бывший, кажется, чуть ли не единственным, кто
прилетел сюда по собственному желанию. Козлов проявил тогда недю-
жинный талант организатора, пресек панику, распределил очередную гу-
манитарную помощь, создал что-то типа войска из своих приспешников,
наладил работу первого кислородного агрегата, поставленного у большо-
го ледяного месторождения воды, и основал первый марсианский русский
город - Ленинград, ставший столицей. Как ни странно, уцелевшие люди
поверили ему, хотя за мельчайшую провинность он мог безжалостно каз-
нить любого. Таким образом, Козлов официально венчался на царство и
стал царем русского Марса - Григорием Первым. Разве русские могут
жить без царя, о, мой Православный Бог?
Ленинград был построен из марсианского камня и остатков космических
кораблей, на которых наш народ прибыл в это ужасное изгнание. На дво-
рец царя пошло целых пять кораблей; говорили, что там внутри есть на-
стоящий пруд с теплой, голубовато-зеленой водой, обсыпанный грунтом,
в котором каким-то непостижимым образом удалось вырастить карлико-
вую березу. Рассказывали, что все свои решения Григорий принимает,
плавая в этом пруду, и эта традиция затем перешла к его сыну, внуку,
правнуку и так далее. Сейчас нами правит Григорий Шестой (Козлов), но
кроме придворных и некоторых важных лиц планеты, никто его в глаза не
видел - телевидения и газет у нас так и не возникло. Однако есть радио,
сооруженное из раций, по которому мы ежедневно слушаем патриотиче-
ские передачи об успехах нашей жизни на Марсе, об особой миссии Рос-
сии и о блистательном будущем, которое нас ждет.
Последняя гуманитарная помощь пришла с официальной бумагой на
бланке ООН. Там было написано всего два слова: «Fuck off!!!» Стало яс-
но, что поддержки больше не будет; и в самом деле, с Земли мы более не
получали ничего - ни корабля, ни весточки; и радиоэфир молчит, как ни
пытались мы его наладить, так что мы вообще не знаем, что там сейчас
происходит.
Григорий Первый, посчитав остающуюся в живых кучку поселенцев, по-
делил их на разнополые пары, наказал тех, кто впал в уныние и неверие
(ленинградская тюрьма была построена чуть ли не раньше дворца), и
объявил свой указ: «Плодитесь и размножайтесь!» Отцу первого же рож-
денного ребенка он пообещал в качестве премии бутылку водки. Через
девять месяцев родилось тридцать два младенца. Столько водки у Григо-
рия не было; он поплавал в пруду, и его осенило.
На главной площади, куда все пришли в скафандрах, он сказал народу:
- Я раздам всю водку, которую тайно вывез с Земли.
.. Но так мы не ре-
шим нашу проблему. Нам нужны оранжереи, чтобы выращивать пшеницу
и рожь! Нам нужны самогонные аппараты, а значит, надо искать металл.
..
Нам нужно производство - и химическое тоже, поскольку нам потребуют-
ся и дрожжи! Так что - никто нам не поможет, если мы сами себе не по-
можем! Сегодня - выходной, пусть все пьют и гуляют, а уже завтра.
.. за
работу, товарищи! Вперед! Мы будем строить, будем трудиться.
.. в поте
лица.
.. И получим свою вожделенную награду - то, без чего немыслим
русский народ, куда бы его ни заслала жестокая судьба! У нас будет вод-
ка, много, много водки!!!
Григорий выставил двадцать бутылок, которые были немедленно распи-
ты, а на следующий день началась новая эра самоотверженного труда и
подвигов. Все понимали, что быстро ничего не сделается, но говорили
своим подрастающим детям: «Уже твое поколение застанет прекрасное
время, когда водки будет - хоть залейся!»
Только один человек - некто Ковалев - осмелился перечить Григорию. На
очередном воскресном молебне, в наскоро построенной из каких-то кос-
мических обломков церкви, он вдруг вышел вперед и поднял руку.
- Наша цель неправедна! - выпалил Ковалев. - Нас выгнали с Земли, по-
тому что мы как нация полностью спились, и теперь вы хотите опять,
опять, опять.
..
Народ неодобрительно зашумел.
- Чем ты недоволен, а?! - прищурился царь. - Тем, что тебе жены не до-
сталось? Или ты язвенник-трезвенник?
Народ рассмеялся.
- Не можешь жить сам, не мешай жить другим! Ты смотри, что происхо-
дит! Мы построили оранжереи, посадили семена, скоро получим первый
урожай, будем есть настоящий хлеб, а не это замерзшее американское
6 5
предыдущая страница 58 ПТЮЧ 2003 03 читать онлайн следующая страница 60 ПТЮЧ 2003 03 читать онлайн Домой Выключить/включить текст