Владимир Каминер
«Russendisko»
(Новое литературное обозре-
ние)
С книгой «Russendisko» у меня
случилась та же история, что и с
«Generation X» Коупленда. Я мно-
го слышал о ней. Сидя в баре в
Германии, видел афишу с именем
Каминера (он организатор извест-
ных диско-вечеринок, где играет
только русская музыка, и они по-
пулярны даже у немцев). Алек-
сандр Дельфинов сделал интер-
вью с ним для Птюча. Некоторые
мои приятели хорошо знали Ка-
минера и даже хлопали его по
плечу. Но я не прочел ни одной
его строчки, т.к. из-за собствен-
ной лени не читаю по-немецки и
не говорю. В результате я стал
мифологизировать творчество
этого человека. «Ну, скажите, на
что это похоже», - вымаливал я у
своих немецко-говорящих друзей.
Они морщили нос и отвечали:
«Ну, ты Довлатова читал? Вот это
похоже». «Зачем нам еще один
Довлатов?» - думал я. И еще мне
казалось странным, что этот.рус-
ский еврей пишет на немецком.
Что это - позиция художника или
приспособляемость к новым усло-
виям? И как только появилась
возможность, я набросился на эту
книгу и съел ее в два укуса. Это
прекрасно. Книга месяца. Это со-
всем не похоже на Довлатова, это
хороший немецкий юмор. И еще
напоминает Хармса, но с такой
грустной, ироничной, немножко
местечковой улыбкой Шолом-
Алейхема. Такой мальчик Мотл в
Берлине. Благодаря Каминеру мы
второй раз после 45-го взяли
Берлин. Только почему он все же
пишет по-немецки? И кто его, в
конце концов, переводит обратно
на русский? Может быть, он сам?
Георг Освальд
«Все, что считается»
(Амфора/Экстра)
Новая немецкая литература по-
хожа на новое немецкое кино.
Если вы любите «Беги, Лола,
беги», то купите эту книгу и
смело отдыхайте. Первая часть
о жизни 100-процентного немца
в 100-процентном немецком об-
ществе. Сделана на 5 баллов.
Так все и происходит. Моя сест-
ра почти 10 лет отучилась в
Берлине и теперь работает в ка-
кой-то экономической структу-
ре. С 8 утра до 8 вечера. И я не
могу сказать, что она там что-то
особенное получает. А ее шеф,
который получает на децл боль-
ше, работает еще в субботу и
воскресенье. Вот такая вот
жизнь. Во второй части героя
вышвыривают с работы, и он
общается с какими-то странны-
ми ауслэндерами (читай - ино-
странцы. Страшное для каждого
настоящего немца слово). Аус-
лэндеры, конечно, оказываются
криминальными жуликами, а
главный герой понимает, что ра-
ботать не очень хорошо, а быть
жуликом, наоборот, достаточно
удобно. И тут включается «Беги,
Лола, беги», становится инте-
ресно, но книга заканчивается.
Возможно, Освальд напишет
продолжение, а может быть, и
нет. Никто ничего не знает.
М.
Гаспаров
«Записи и выписки»
(Новое литературное обозре-
ние)
Когда я положил эту книгу на стол,
наш редактор раздела «Детали»,
девушка совсем не глупая, но не-
много грустная, скосила глаза и
поинтересовалась: «Что это? Гар-
ри Каспаров?» К сожалению, мои
младшие коллеги не совсем зна-
комы с Михаилом Леоновичем
Гаспаровым - умницей, эрудитом и
прекрасным ученым. Несмотря на
то, что эта книга вышла в 2001 го-
ду, я предлагаю ее вам именно
сейчас, после того, как наш редак-
тор высказался о Каспарове. Пора,
наконец, знать своих героев. Не
бойтесь перегрузиться умной ин-
формацией. Это очень светская
книга. Дневник. Заметки. С очень
тонкими наблюдениями, циничны-
ми пассажами, острыми сравнени-
ями. До сих пор стиль русского
ученого-филолога ассоциируется
со старым мятым пиджаком, очка-
ми, угловато-упрямыми манерами
шестидесятников и дидактичным
поучительным тоном. Эта книга
показывает совсем другого чело-
века. Современного, живого и ци-
вилизованного. И в этом случае
цивилизация совсем не противо-
поставлена культуре,а является
ее частью. И очень органичной.
Пол
Теру
«Моя
другая
жизнь»
(Иностранка/Иллюминатор)
Если вам нравится вечером ле-
жать под пушистым теплым пле-
дом при мягком свете торшера и
просто так мило проводить вре-
мя (именно мило, другого слова
не подберешь), то «Моя другая
жизнь» - это то, что вам надо.
Неторопливая американская
проза. Порой нудная, иногда не-
стерпимо роскошная. А если вы
хотите стать писателем, то луч-
шего момента, чтобы взглянуть
в замочную скважину на то, чем
живет и дышит писатель, у вас
просто не будет. Писатели много
путешествуют, живут среди про-
каженных в Африке, нищенству-
ют в Сингапуре, перемещаются
по Ближнему Востоку, зимуют в
хмуром Лондоне и читают лек-
ции на юге Италии или Франции.
При этом живут они скромно,
любят свою семью. Но иногда,
чем черт не шутит.
.. Об этом вы
узнаете, когда вчитаетесь в
«Мою другую жизнь».
Перед нами игра в классики.
Пятнашки. Набор ситуаций и
уникальный метод выхода из
всех неприятностей. При этом
писатель никогда ничего не де-
лает. Он просто созерцает, вни-
мательно присматривается, и
все как-то происходит само со-
бой. Однако к концу книги мы
понимаем, что не все так просто.
И умение ни во что не вмеши-
ваться, фиксировать все на бу-
маге - это, наверное, самое
сложное, что есть в мире. И мо-
жет быть, даже самое достой-
ное. Вот как бы отделить досто-
инство от собственных амбиций?
Как очистить скорлупу и оста-
вить орех нетронутым? Навер-
ное, книга об этом. Хочется най-
ти какой-нибудь минус. Этот ро-
ман складывается из новелл. И
не все они равнозначны. Но это
как и дни. Один хороший, другой
вроде тоже ничего.
1 07
предыдущая страница 114 ПТЮЧ 2003 04 читать онлайн следующая страница 116 ПТЮЧ 2003 04 читать онлайн Домой Выключить/включить текст