V *
i
ЯРДО
Ирвин Аллен Гинзберг родился 3 июня
1926 года в Ньюарке (штат Нью-Джерси).
Он вырос в Патерсоне, где его отец Луис работал учителем английского языка. Луис
Гинзберг был второстепенным поэтом, чьи традиционные стихи, не отличавшиеся ни ори-
гинальностью, ни талантом, стали известны только благодаря Аллену. Его мать Наоми,
русская еврейка, эмигрировавшая из России, страдала серьезными психическими рас-
стройствами и провела большую часть жизни в психушках. Она была уверена, что сам
президент Рузвельт поместил в ее череп специальные датчики, чтобы прослушивать ее
тайные мысли. Во время приступов параноидального бреда Наоми, раздевшись догола,
особенно истово высказывала свои коммунистические убеждения. В такие моменты ей
являлись Гитлер, Муссолини и другие тираны человечества, с которыми она вела жар-
кие политические дискуссии.
I
I
В старших классах школы Гинзберг был
'лшслничеспил*
/и/смонион",
по
его собственному определению. В 1943 году он поступил на отделение политической
экономики Колумбийского университета, из которого был отчислен двумя годами позже.
По официальной версии, причиной отчисления было то, что Гинзберг был застигнут в тот
момент, когда писал матерные слова на окне в общежитии. Этими словами были:
"&*////■*
г/ргеАп
и "У Батлера (Ректор Колумбийского университета. - Я.М.)
нет яиц!"
|
Рядом с надписью был рисунок - член и череп с костями. Однако гораздо более серьез-
ной причиной было то, что он был застигнут в постели с другим студентом - Джеком Ке-
руаком, лучшим университетским футболистом,
“мачо-ант ы иктуалаи
ставшим впос-
ледствии одним из величайших американских писателей.
Гинзберг и Керуак сняли квартиру с их старшим другом и учителем Уильямом Берро-
узом, который был влюблен в Гинзберга. Их недолгая связь прервалась по инициативе
Аллена, заявившего однажды:
.И н/ хочу ш£ое*> сшраги н< * старее хул !
Их обитали-
ще вскоре стало штабом революционного бит-движения, изменившего американскую
культуру до неузнаваемости. Их постоянным посетителем был легендарный Нил Касса-
й
ди, который был одной из бит-икон' муз и секс-символов и стал прототипом Дина Мори-
арти, героя классического романа Керуака
.)(а усро#
", ив которого Гинзберг влюбил-
ся с первого взгляда. Они были любовниками и жили вместе некоторое время, несмотря
на то, что Кассади был "натуралом", женатым до этого по крайней мере трижды. Их ро-
ман продолжался более 20 лет, вплоть до его смерти в
1968 году.
В
1946 году, после окончания четырехмесячных курсов в Торгово-Морской Акаде-
мии в Бруклине Гинзберг провел 7 месяцев моряком на морском судне. В 1947 году он
плавал вдоль берегов Африки, После возвращения в Нью-Йорк, он восстановился в Ко-
лумбийском университете и закончил его в 1948 году. В этот период его начали посе-
щать знаменитые "видения", в которых поэт Уильям Блэйк являлся ему (подобно тому,
как Гитлер, Муссолини и Рузвельт являлись его матери-шизофреничке) и диктовал Алле-
ну его стихи.
"Видения" сопровождали Гинзберга на протяжении
15 лет, радикально из-
менив его восприятие реальности, в результате чего он увлекся поиском "высших степе-
ней бытия" разными путями, в том числе - через наркотики.
огне о и л
су нс а су а
нс ///
н нс
а Важной
£сщ ью
7
ж гг у т
, -
говорит Дин Мориарти в
"На дороге". Однако битники были тесно связаны не только сексуальными, но и пре-
ступными связями. Их проблемы с законом не ограничивались только употреблением,
хранением и производством наркотиков. В
1949 году, чтобы избежать тюрьмы по обви-
нению в соучастии в краже, хранению и сбыту краденных вещей, Гинзбергу пришлось
провести 8 месяцев в психиатрическом госпитале в Рокланде, где он встретил Карла Со-
ломона,
<{
м
/
н
<
ус
луна типа
, которому посвящен его первый поэтический сборник
"Вопль". Его публикация в
1956 году произвела эффект разорвавшейся бомбы.
УСри
уержише грая (аа/их платы
/.
леди
.
лги нроои/шсл
1
ся
а/и }
#?/(/ , - написал Гинзберг в
предисловии к этому сборнику, ставшему манифестом, библией, настольной книгой и
предметом культа для бит-поколения.
В
фильме Джона Уотерса
.
1аа у ля Ьлос
(1988)
хорошо показаны фанатичные поклонники воплей Гинзберга, наводящие ужас на непо-
священных граждан, выкрикивая, как заклинание, самую известную цитату из
л
н.
1Я :
с/7
/что г аучшас дны,
/// /«/'*
// нал
/ и1}/ 1 У/ш
<к у/'/шо **
аш.ауа/чаасоч-
асн/рач/анс
гогли
Не разделявшая революционности поэзии Гинзберга полиция объявила, книгу об-
сцентной и арестовала ее издателя Лоуренса Ферлингетти. Суд по этому делу привлек
внимание всей Америки и стал звездным часом битников во главе с Гинзбергом. Судья
СМ, ЭГПЛЛ,
Л , с и>
написан под воздействием галлюциногенных наркотиков (прежде всего -
пейота) в спонтанном стиле, в соответствии с кредо Гинзберга
пср/чея ли tель
-
лучшая
ли гель".
Перепробовав множество наркотиков, Гинзберг особенно пристрастился к яге и
LSD-25.
'К аж ет е я . что
>шот нар пат а а а&т/ии/ т ичсспи /p o r/j
fey
am
.
аист и чеечт а
( п и т . .Н а у на ст а /а /и шея очень класс не #
, - СО-
общил он своему отцу после экспериментирова-
ния с LSD в Институте Психических исследова-
ний в Пало Алто под руководством Грегори
Бэйтсона в
1959 году. 26 ноября
1960 года,
впервые попробовав галлюциногенные грибы,
Гинзберг провозгласил начало психоделической
революции. Наслушавшись Вагнера под воздей-
ствием 36 граммов псилоцибина, он бегал го-
лый по Гарварду, пытаясь разъяснить миру важ-
ность его открытия.
Ареал обитания и сфера влияния и страте-
гических интересов битников простирались от
1ью-Йорка до Сан-Франциско, Мехико, Танже
ра, Индии, Японии и других географических цен-
тров, где Гинзберг со товарищи жили и путеше
Мствовали. Увлекшись буддизмом и объявив себя
АМ АРУи
\3г?
/ Он стал одним из лидеров амери-
канской контр-культуры, пацифизма и хиппизма,
демонстраций против войны во Вьетнаме и испытаний ядерного оружия, студенческих
волнений
1968 года. Ему принадлежит знаменитый термин "Власть Цветов", смысл кото-
рого заключался в том, что цветы, музыка, поэзия, искусство и повторение божествен-
ной мантры способны противостоять насилию и разрушению^евиз 60-х
с о п с , нарко-
т ина и pc/i-H -poM i
в интерпретации Гинзберга звучал как
D O T,
С 6 К С ,
Н О р К О Т И -
ки
и абсурд".
На счету Гинзберга множество революционных открытий и изобретений, главным из
которых является паблисити. Юный Гинзберг был гениальным промоутером, и наверняка
мог бы достичь неплохих успехов в сфере public relations или шоу-бизнеса, но, конечно,
в лихие 50-е годы никто не мог даже представить, насколько огромны могут быть диви-
денды от его энергичной и агрессивной саморекламы.
Это сейчас он мо-
я
жет блюсти имидж полу- ]
святого-полуюродивого,
полупророка-полукл и ку-
ши, думающего только
о высоких, творческих
материях и ни о чем
больше. А тогда он об-
званивал редакции всех
известных ему изданий,
радио- и телекомпаний,
рекламируя первые вы-
ступления битников,
рассылая пресс-релизы,
в которых не затеса-
лось ни одно слово
скромности или само-
критики, а на следую-
щий день тупые репор-
теры старательно по-
вторяли все те слова,
которые были решитель-
но впихнуты им в глотку
Гинзбергом: "молодые",
"талантливые", "скан-
дальные". Зачастую он
был не только энергич-
ным и агрессивным про-
пагандистом творчества
и идей писателей бит-
поколения, но и их ре-
дактором и литагентом.
И если бы не он, вряд
ли бы битникам удалось ]
достигнуть ничтожной
части той славы, кото-
рой они достигли.
Подобно Уорхолу,
Гинзберг манипулировал
масс-медиа, как завод-
ной куклой. Так же, как
Уорхол в искусстве,
Гинзберг был первым в
современной литературе, кто начал использовать те коммерческие механизмы, на кото-
рых держится сейчас вся американская культура. Но если искусство всегда было ходо-
вым товаром, то Гинзберг был первым поэтом, благодаря которому изумленная Америка
узнала, на что способна поэзия и как она может продаваться. В 1994 году за миллион
баксов он продал свой архив Стэнфордскому университету, Калифорния.
Оказалось, что Гинзберг живет в пяти минутах ходьбы от лофта, где я жил тогда, на
12-й Восточной улице, в Low East Side, самом колоритном и "модном" районе Нью-Йор-
ка, по соседству со знаменитым панк-клубом "CBGB", в убогой и грязной трехкомнатной
квартире с такой же убогой мебелью, полуоблупившейся штукатуркой и заплесневелыми
углами. Стояла убийственная нью-йоркская жара (105 по Фаренгейту). Дверь была на-
стежь открыта, и, войдя, я спросил, нужно ли ее закрыть.
J ( e
надо,
она
бссша
о т к р ы -
т а/
- ответил Гинзберг, не оборачиваясь. Сидя за кухонным столом с каким-то универ-
ситетским очкариком, он сочинял письмо турецкому султану, точнее - Далай Ламе. Он
был настолько увлечен этим, что практически не отреагировал на мое появление.
Гинзберг оказался гораздо старше, чем я предполагал по его фото, почти на голову
ниже меня, высохший и худой, с морщинистым лицом, правая половина которого полу-
парализована, из-за чего один глаз меньше другого и рот искривляется влево, когда он
говорит. Голос Гинзберга по-прежнему низок и глубок, и он до сих пор может превосход-
но читать свои стихи, лекции и даже петь. Он энергично передвигается по квартире и
книжным полкам, хотя иногда с трудом удерживает равновесие на крутых поворотах.
Кроме Гинзберга с очкариком в квартире был еще симпатичный длинноволосый юно-
ша со шрамом на лице и безумного вида старик с громадным пузом в трусах на подтяж-
ках, который, кряхтя, бормоча и напевая себе что-то под нос, неуклюже стирал в рако-
вине белье, создавая при этом невероятный шум. Я отказывался поверить в то, что это -
знаменитый Питер Орловский, роман которого с Гинзбергом, начавшийся 40 лет назад,
давно уже стал историей и легендой.
Подобно Пигмалиону, Аллен влюбился сначала в портрет Питера работы сан-фран-
цисского художника Роберта ЛаВиня, на котором 20-летний Орловский запечатлен об-
наженным изящным блондином с прекрасным телом и лицом, полулежащим в классиче-
ской позе на диване, покрытом греческой туникой. Когда Гинзберг спросил ЛаВиня о мо-
предыдущая страница 46 ПТЮЧ 1996 08 читать онлайн следующая страница 48 ПТЮЧ 1996 08 читать онлайн Домой Выключить/включить текст