п т іом
74
- надо чесать. Мне уже надоело
целыми днями сидеть и дрочить в
прихожей Рэба/Робби, когда
затхлый несвежий запах спермы
смешивается с парами гашиша.
Крисси жила в одной квартире с
нервной, но хорошенькой девуш-
кой по имени Маргрет, которая
грызла ногти, кусала губы, гово-
рила быстро по-голландски и
медленно по-английски. Мы не-
много поболтали втроем, а потом
Крисси и я прошли в ее окрашен-
ную в пастельные тона комнату.
Опустившись на постель, я начал
целовать и трогать ее, ни на ми-
нуту не забывая о Ричарде. Я не
хотел никаких прелюдий - я не
собирался заниматься любовью,
во всяком случае, с этой женщи-
ной. Я хотел выебать ее. Сейчас
же. Лапал я ее только из-за Ри-
чарда; думая, что если я постара-
юсь и все сделаю хорошо, это по-
может мне удержать ее, а следо-
вательно, даст мне возможность
причинять ему больше неприят-
ностей.
- Трахни меня.
.. - шептала она. Я
приподнял одеяло и невольно за-
жмурился от вида ее вагины. Это
было отвратительное зрелище:
красная, вся в шрамах. Она не-
много смутилась и невинным го-
лосом объяснила: - Это мы с под-
ругой играли.
.. пивными бутыл-
ками. Ну вот одна и выскользнула
из рук. Здесь больно.
.. - она по-
терла в промежности, - давай
лучше сюда, Иен, мне так больше
нравится. У меня и крем есть. Она
потянулась к тумбочке и, порыв-
шись в ящичке, достала банку КУ.
Она стала обмазывать мой на-
пряженный член. - Ты ведь не
против вставить его мне в
попку?
Займемся любовью как
звери, Иен.
.. а мы такие и есть,
Еврохлам, ты не забыл? - она вы-
гнулась, чтобы помазать кремом
свою задницу. Начав с ложбинки
между ягодицами, она продвига-
лась все глубже в задний проход.
Когда она покончила с этим, я
просунул внутрь палец, прове-
рить, нет ли говна. Я не против
анального, но только без говна.
Здесь, правда, все было чисто и
гораздо симпатичнее, чем спере-
ди. Сюда должно получиться луч-
ше, чем в это хлюпающее месиво
из шрамов. Я ебал такие бляд-
ские игрища! С Маргрет? Нет, ко-
нечно! Если отвлечься от эстети-
ки, то я почувствовал настоящий
страх кастрации, когда предста-
вил, что ее дырка все еще полна
битым стеклом. Я согласен: в жо-
пу, так в жопу.
По-видимому, с ней было такое и
прежде, много раз - так легко я
вошел в ее задний проход. Я
сгреб увесистые ягодицы обеими
руками,
ее отталкивающее тело
изогнулось передо мной. Думая о
Ричарде, я прошептал: - Мне ка-
жется, ты нуждаешься в защите
от самой себя.
Я нетерпеливо ткнулся вперед и
обомлел, увидев свое отражение
в зеркале: перкошенная, оскалив-
шаяся мерзкая рожа. Отчаянно
натирая свой изуродованный ло-
бок и потрясая жирными склад-
ками из стороны в сторону, Крис-
си кончила, когда я выпалил свой
заряд в ее ректум.
После секса я почувствовал к ней
еще большее отвращение.
Нужно
было сделать над собой уси-
лие, чтобы просто лежать с
ней рядом. Тошнота стала
почти невыносимой. В какой-
то момент я попытался отвер-
нуться, но она обхватила меня
своими большими бесфор-
менными руками и притянула
к груди.
Так я и лежал, облива-
ясь холодным потом, полный пре-
зрения к себе, раздавленный
сиськами, на удивление малень-
кими при ее конституции.
Еще несколько недель мы с Крис-
си продолжали трахаться, и все-
гда одним и тем же способом. Не-
любовь Ричарда ко мне росла
прямо пропорционально этой по-
ловой активности, ибо, хоть мы и
договорились с Крисси не рас-
крывать ему наших отношений,
здесь не было для него тайны. В
других обстоятельствах я бы по-
требовал прояснения роли этой
мамочки в нашей пьесе. Но я уже
планировал исключить себя из
этих отношений с Крисси. Чтобы
сделать это, рассуждал я, будет
лучше позволить Ричарду дер-
жаться к ней поближе. Странная
вещь: казалось, у этих двоих не
было более широкого круга близ-
ких друзей - только приятели
вроде Сайруса, парня, игравшего
в пин-болл в баре у Ричарда. По-
нимая это, я ни в коем случае не
собирался их поссорить. Если это
случится, я смогу избавиться от
Крисси, только причинив силь-
ную боль этой неуравновешенной
бабе. В чем бы ни был ее грех, с
нее такого добра хватит.
Я не обманывал Крисси; и это не
запоздалая попытка реабилити-
роваться за то, чему суждено бы-
ло случиться. Я могу сказать об
этом с уверенностью, так как хо-
рошо помню разговор, произо-
шедший в кофейне на Утрехтес-
штраат. Крисси совсем разошлась
и стала строить планы о моем пе-
реезде к ней. Это уже ни в какие
ворота не лезло. И тогда я пря-
мым текстом сказал ей о том, что
и без того подтекстом читалось в
моем поведении, стоило лишь ра-
зуть глаза.
- Не жди от меня ничего, Крисси.
Я не умею давать. Дело не в тебе,
а во мне. Я не могу ни во что ввя-
зываться и никогда не стану та-
ким, как ты хочешь. Я могу быть
тебе другом. Мы можем трахать-
ся. Но не думай, что я смогу тебе
что-то дать. Я не умею.
- Должно быть, кто-то очень силь-
но обидел тебя в жизни, - качая
головой, сказала она и выдохнула
через стол струю гашишного ды-
ма. Она пыталась скрыть свою
обиду за чувством жалости ко мне,
и это у нее совсем не получилось.
Я помню этот разговор в кофей-
не, потому что он произвел эф-
фект обратный желаемому. Крис-
си еще серьезнее взялась за ме-
ня; как будто я бросил ей вызов.
Все, что я сказал, было правдой,
но, пожалуй, неполной. Я не умел
давать ей, Крисси.
Нельзя вложить чувства туда, где
их нет. Хотя кое-что в моей жиз-
ни уже начинало меняться к луч-
шему. Я окреп и физически и
психически. Я уже чувствовал го-
товность раскрыться, сбросить с
себя непроницаемую броню яз-
вительности. Только для этого ря-
дом со мной должен был быть
правильный человек.
Я наконец устроился на работу в
небольшоой отельчик в самом
центре на должность консьержа,
портье и сторожевого пса по сов-
местительству. Часы работы тяну-
лись медленно и нудно. Я только и
делал что смотрел телевизор или
читал за своей загородкой, поши-
кивая на пьяных или угашенных
юнцов, которые могли завалиться
в любое время суток. Днем я стал
посещать уроки голландского.
К величайшему облегчению Рэ-
ба/Робби, я съехал от него / снял
себе комнату в хорошей квартире
в на редкость узком доме, стоя-
щем прямо на канале в районе
Йордаан. Это было новое здание,
полностью перестроенное из-за
того, что прежнее строение осело
в мягкую амстердамскую почву,
но в том же традиционном стиле
соседних домов. И неожиданно
дешево.
После моего переезда Рэб/Робби
стал больше похож на себя преж-
него. Он стал дружелюбнее и об-
щительнее, звал меня с собой вы-
пивать и курить, знакомил со сво-
ими друзьями, которых прежде
бдительно оберегал от меня - не
дай Бог, попадут под дурное вли-
яние этого торчка. Это был тип
амстердамцев-хиппарей из
ис-
кривленного времени, где 60-е не
кончаются, которые в огромных
количествах курят гашиш и от од-
ного упоминания, как они это на-
зывают, "тяжелых наркотиков"
сразу делают в штаны. И хотя у
меня было мало времени на об-
щение с ними, я был рад тому, что
мы опять сошлись с Рэбом/Роб-
би. Однажды субботним днем мы
вместе покурили в кафе Флойд.
Нам стало так уютно, что мы ре-
шили раскрыть друг другу сзои
карты.
- Приятно видеть тебя оклемав-
шимся, старик, - сказал он. - Ты
был очень плох, когда приехал.
- Здорово, что ты смог вписать
меня, Рэб.
.. то есть Робби, но на-
до признать, ты был не самым ра-
душным хозяином. У тебя на лице
все было написано, когда ты при-
ходил с работы.
Он улыбнулся. - Могу представить
- тебя и без того ломало. Я про-
сто бесился, понимаешь. Работа-
ешь весь день, как Папа Карло,
приходишь, а тут этот хрен соба-
чий
пытается слезать.
.. то есть я
думал, типа, я на такие дела не
подписывался.
- Да, я наверное был навязчив,
что твоя пиявка.
- Ну нет, все было не так уж пло-
хо, старый, - уступил он и совсем
растаял. - Это я слишком напря-
гался. Врубись, старик, это все
мои понты - мне просто нужно
свое пространство.
- Понять можно, мужик, - сказал я
и, запихнув в рот пирожное с хэ-
шем, ухмыльнулся. - До меня дош-
ли твои космические вибрации.
Рэб/Робби улыбнулся и сделал
ли у меня не было уроков, я зуб-
рил или валялся на диване перед
сменой. Среди моих соседей по
квартире была женщина по име-
ни Валери. Она помогала мне с
языком, который я схватывал на
лету. Мой словарный запас в ис-
панском, французском и немец-
ком также очень быстро попол-
нялся, благодаря многочислен-
ным туристам, с которыми я об-
щался в отеле. Мы подружились с
Валери; и, что еще более важно, у
нее была подруга по имени Анна,
в которую я влюбился.
Это было чудесное время. Мой
цинизм испарился, и жизнь стала
казаться приключением с неогра-
ниченными возможностями. Надо
ли говорить, что я перестал ви-
деться с Крисси и Ричардом и
редко оказывался поблизости от
района красных фонарей. Они
казались лишь воспоминанием о
том убогом и пустом времени, ко-
торое, я чувствовал, для меня уже
миновало. Больше не нужно было
намазызать член мазью и запихи-
зать его в бесформенную задницу
Крисси. Теперь у меня была кра-
сивая молодая подруга, с которой
я мог заниматься любовью, что и
делал большую часть дня, пока не
приходило время, ошалев от сек-
са, заплетаясь, спешить к ночной
смене.
До самого конца лета продолжа-
лась эта поистине идиллическая
жизнь. Все изменилось в одноча-
сье, в теплый ясный день, когда
мы с Анной оказались на Дамп-
лейн. Я напрягся сразу, как уви-
дел Крисси, идущую нам навстечу.
На ней
были темные очки, и мне
показалось, что она еще больше
растолстела. Она была приторно
ласкова с нами и настойчиво при-
глашала зайти выпить в бар к Ри-
чарду на Вармоэсстраат. Хотя мне
было и не по себе, я почувствовал,
что останься я холоден к ней, сце-
ны не избежать.
Ричард был в восторге: у меня
подружка, и это не Крисси. Я ни-
когда прежде не видел такой от-
вил: - Он встречался с моей сест-
рой.
- Наверное, жалеешь, что не с то-
бой, - съязвила Крисси. Неловкое
молчание тянулось до тех пор, по-
ка Ричард не разлил еще текилы.
Крисси все время крутилась вок-
руг Анны, гладила ее обнаженные
руки, приговаривая, какая та
стройная и красивая. Анна, види-
мо, смущалась, но держалась хо-
рошо. Мне было неприятно, что
эта жирная лесба трогает мою де-
вушку. С каждой выпитой рюмкой
она становилась враждебнее ко
мне в своих расспросах - как,
мол, дела, да какие планы. В го-
лосе ее появились вызывающие
нотки.
- Только не очень-то часто мы ви-
димся с ним последнее время,
правда, Ричард?
- Брось, Крисси.
.. - робко сказал
Ричард.
Крисси погладила Анну по щеке.
Анна застенчиво улыбнулась в от-
вет.
- Скажи, а как он трахает тебя?
Так же, как и меня, в твою ма-
ленькую прелестную попку? -
ьную тягу. Полемика стано-
илась все мягче и мягче.
- Знаешь, я правда вел себя как
говно. Все эти телеги про Роб-
би. Зови меня как раньше, в
Шотландии. Помнишь Толлк-
росс? Рэб - вот кто я. И всегда
им буду. Рэб Доран. Толлкрос-
ская шайка. Т.К.Ш. Вот были
времена!
Времена были мрачноватые, но,
когда ты на чужбине, всегда ка-
жется, что дома лучше, особен-
но сквозь дым марихуаны. Он
увлек меня своими фантазиями,
и мы за косяком-другим преда-
лись воспоминаниям,пока не
отправились по кабакам, где
уже окончательно надрались.
Несмотря на реставрацию на-
шей дружбы, я очень мало вре-
ени проводил с Рэбом, в ве-
рном из-за работы. Днем, ес-
крытости с его стороны. Я даже
как-то устыдился за те пытки,
которым его когда-то подвер-
гал. Он говорил о своем родном
Утрехте.
- Кто из знаменитостей родом из
Утрехта? - хотел подколоть я.
- О, очень много.
- Да ну? Назови кого-нибудь.
- Дай подумать, э, Геральд Ва-
ненберг.
- Из клуба ПСВ?
-Да.
Крисси окинула нас недруже-
любным взглядом. - Что за хер
этот ваш Геральд Ваненберг? -
огрызнулась она и, повернув-
шись к Анне, вздернула брови,
как будто мы с Ричардом сморо-
зили глупость.
- Всемирно известный футбо-
лист, - проблеял Ричард. И, пы-
таясь снять напряжение, доба-
предыдущая страница 76 ПТЮЧ 1996 09 читать онлайн следующая страница 78 ПТЮЧ 1996 09 читать онлайн Домой Выключить/включить текст