• • *
шлого года. Картина действительно поражает тем, как Хейнс без спе-
ф ■
®
«ф
- :;
цэффектов создал атмосферу токсичности современной жизни: аме-
риканская домохозяйка вдруг начинает испытывать физическое от-
вращение ко всему вокруг. Хейнса упрекнули в том. что фильм закан-
»
чивается неопределенно - непонятно, излечилась героиня от "болезни
г®
среды" или нет. Его же самого удивляет, почему люди всегда хотят оп-
9
• • #
1
*
*
ределенности в финале: "Мой фильм действительно отличается от тех.
ф
^ ф
;
-'которые обычно зрители привыкли видеть. Но я не хочу диктовать
людям, что они должны думать, и это кому-то понравилось, а кому-
то
• : ; ; /леУг.
Сняв не-геевский фильм. Хейнс потерял много геев-поклонников, но стал
ф
®
щ
;;/•
любимым режиссером интеллектуалов. Тем более интересно посмот-
V ;;
реть его следующий проект
"В е л ьв е то в ая ш а х та " [lieluet Goldm ine],
посвя-
•;*.*.*
щенный глиттер-сцене 70-х годов. В этом времени Хейнса больше все-
.*.*/•.* го интересует механизм, по которому действует поп-культура, в том
числе
и
влияние на нее
гей-эстетики:
"Сейчас американцы озабочены
;
проблемой отношений с окружающим миром, и мне кажется, что
7 ; ■
.
именно поэтому' гранж был так популярен в начале 90-х: гранж похож
V . "
на грубую правду'. Это полная противоположность глиттеру, который
X •.
был полностью искусственным стилем. Меня волнует, почему сейчас, в
х%<:середине 90-х, как и в 70-е, опять актуален вопрос о бисексуальности,
[•••V Щ
в фильме я пытаюсь добраться до сути".
9
Ф
• • •
у Хейнса репутация "думающего" режиссера, то ГрВГГ ВрЗНИ - само во-
'•'•*т**площение "кино действия". Его герои постоянно ссорятся, ругаются
*1\ '!*1матом, трахаются и убивают. Наверное, он - самый радикально настро-
•М-Хенный представитель new queer cinema, лучше всех выразивший ощу-
• • • *
тцение общества эпохи СПИДа.
»
i-V # . » 7 _______
v
_ _
/•* _
v
I
ты-
IT
otom
был еще один снятый за копейки фильм
"Д л и н н ы й у и н -э н д " (The Long
Ш еек-e n d . 1989],
пока наконец в 1992 ему не удалось снять за 25.000
долларов
О голенны й
ПРОВОД
(The lin in g End.
переводят еще и как "Жизне-
утверждающий конец"). Этот фильм принес в прокате прибыль в мил-
лион, и Араки тут же стал считаться режиссером, умеющим приносить
продюсерам деньги, несмотря на смелость его картин. Здесь речь шла
о больном СПИДом гомосексуалисте, в которого влюбляется жиголо и
убийца. Оба живут на волосок от смерти, оба ищут острых ощущений,
и реальность им с радостью их предоставляет. Казалось бы, сплошное
действие, но с Араки не все так просто. В каждом его фильме видна
насмотренность старым, в основном французским кино, и если пере-
сказать The Living End в трех словах, можно было бы сделать это так
"на последнем гей-дыхании". Годар, Джармен, Николас Рэй - режиссе-
ры-революционеры и маргиналы, которые ссорились и с обществом,
и с современным им кино - вот духовные отцы Араки.
Он снял еще один скандальный фильм
ПОЛНОСТЬЮ
ОТТрЗНЭННЫЙ
(T0t3lly
fUChB
d
Up),
и наконец полущил большую для независимого фильма сумму в 1
миллион долларов на съемки
"О бреченного п о к о л е н и я " (The Doom
G en eration ],
который сам окрестил "первым гетеросексуальным филь-
мом Араки". Инфернальная девушка Эми и два ее любовника едут по
Америке и попадают только в неприятные ситуации (жизнь ужасна:
маньяки, фаст-фуд. которая всегда стоит дьявольскую цену "6.66", отле-
тающие головы и руки, единственная радость - секс).
Араки предпочитает убивать то. что он любит: и в "Полностью оттрахан-
ном", и в "Обреченном поколении" его актер-фетиш Джеймс Дювал
умирает. От такого зверства можно содрогнуться, если бы Араки не до-
казывал, что убийство происходит всякий раз. когда "большая" жизнь
вторгается в маленький мир подростков. В этом смысле "Обреченное
поколение" действительно можно назвать манифестом поколения 90-
х, стремящимся отгородиться от реальности.
Обычно после манифестов их создатели
пытаются сделать что-то более кон-
структивное. Будет ли таким послед-
ний проект
"Н игде" [NOUJhere],
кото-
рый сейчас снимает Араки? Закон-
чится его "гетеросека'альный" пери-
од или нет? Пока непонятно, но сам
Араки говорит: “Мне никогда не нра-
вилось, когда меня пытались вписать
куда бы то ни было: к лос-анджелес-
ской queer-культуре, к новой волне
гомосексуального кино, к американ-
ским азиатам или куда-то еще. Я ин-
дивид\гальность, и это единственное,
кем
Я ХОЧУ
быть".
Что бы ни снимали сейчас представители
new queer cinema, им придется избе-
жать очень многих ловушек. И если
раньше такой ловушкой было непри-|
ятие со стороны публики, то теперь,
наоборот, их могут обвинить в конъюнктурное™ В этом году' редкий
кино-обзор обходится без очередного фильма на гей-тему в бесконеч-
ных вариациях: от собравшего больше 100 млн долларов в американ-
ском прокате фарса "Птичья клетка" (Birdcage) - голливудского римей-
ка французского фильма о травести 70-х годов, до английского
"Beautiful Thing" о чистой любви двух школьников. Аудитория гей-
фильмов растет все больше, но смотреть их хочется все меньше - ско-
ро среди домохозяек станет модно водить сыновей для профилактики
смотреть кино "про другой секс", не тот, которым занимались они са-
ми с их папами. Так получилось, что за прошедшие после Stonewall не-
долгие годы гомосексуализм стал одной из самых конъюнктурных
тем. И new' queer cinema придется достать из своих запасников немало
других аргументов и доказать, что право быть в авангарде мирового
кино и право мужчин трахаться с мужчинами - разные вещи.
Грегг
Араки
т
тъ
//.
v
предыдущая страница 83 ПТЮЧ 1996 09 читать онлайн следующая страница 85 ПТЮЧ 1996 09 читать онлайн Домой Выключить/включить текст