держит чашку с молочными сладостями, а
его транспорт - крыса, на которой он
разъезжает повсюду. Ганеш, Тибетский
Повелитель Препятствий - бог писателей
и главный тотем бомбейских бизнесменов.
Богиня Кали олицетворяет победу над эго.
Ее ожерелье из черепов - это символ по-
верженных демонических эго. Дурга на
тигре - богиня сражений, низвергательни-
ца иллюзий. Я также медитирую с Белой
Тарой - богиней сострадания, долголетия
и долговечности. Ей 16 лет, она прекрасна,
- И я в своей поэзии, и Берроуз в
своих книгах выражали гомосексуальные
эмоции как обычные. Мы опрокидывали
стереотипы, но делали это без агрессии и
истеричности. Как в моей поэме "Вопль“:
£ок.ияя симпатичным .исг-
£ жоп и (О
> 3 а ! Ь С / П
/1
Но со-
. . . / / O j
H l/ lO C O I. t f
f t t
n jfm w от ууоеоньст сия
...
гласно стереотипу это было бы
...и
п/шча от Sortit.
..
Хотя реализм за-
ключается в том, что в таких случаях кри-
чат от удовольствия, а не от боли. И этот
-
Ваш метод значительно отличается
от
берроузовското.
- Берроуз пишет от руки на малень-
ких клочках бумаги, лежа в постели. Он
собирает эти бумажки в файл, расклады-
вает их по сюжетам и добавляет к ним га-
зетные вырезки, картинки и так далее -
все, что как-то связано с этими сюжетами.
-
Хотели бы вы иметь собственное
телешоу?
- Нет, я и так достаточно занят. Поэ-
зия - это как радио- или телестанция, ко-
о ш м с ш Ш ,
6
к о м
е с т ь
х о т ь
ъма,
мюоит
мальплшоё.
гма
с
третьим глазом во лбу и другими глаза-
ми в ладонях и ступнях ног. Одно из клю-
чевых упражнений в медитации - это ко-
гда ты ложишься спать, трижды произне-
сти ее мантру, и потом представить, что ты
ложишься спать на ее коленях. Это хоро-
ший способ засыпать.
-
Какая национальная культура, на
ваш взгляд, является лучшей в истории
человечества?
-
Культура австралийских аборигенов
- старейшая в мире, она насчитывает бо-
лее 12.000 лет. Если долговечность счи-
тать приметой высокой культуры, то авст-
ралийские аборигены - победители. Они
никогда не доверяли своих мыслей бума-
ге, поэтому они обладают колоссальной
генетической памятью.
-
Интересуетесь ли вы молодежной
жизнью и культурой?
- Конечно. Я являюсь почетным чле-
ном NAMBLA, North American Man-Boy
Love Association
[(о Зофо->УХиеф к пан
-
спой
.Х/ссощиооции . Iн а f it
. ((у-жчины п . По. ияоику).
Я всту-
пил' в нее в 1983 году в знак протеста
против нарушения свободы слова и прав
человека, когда в прессе началась кампа-
ния критики в адрес этой организации. Я
тебе покажу их журналы, которые регу-
лярно получаю по почте. Не советую тебе
подписываться на них, так как это тебе
может помешать с политическим убежи-
щем: все, кто связан с NAMBLA, находятся
под колпаком ФБР. "Большие" гей-орга-
низации стараются отмежеваться от сот-
рудничества с этой ассоциацией, не дают
ей возможности участвовать в парадах и
тд.
J
-
Вы любите мальчиков?
- Я думаю, каждый, в ком есть хоть
капля гуманизма, любит мальчиков.
-
Вы с Берроузом были первыми
американскими авторами, открыто выра-
жавшими гомосексуализм в своем твор-
честве, и делали это довольно вызываю-
ще.'.
.
J K
I
|8 Я 9
реализм, здравый смысл, сочетающийся с
юмором, приняли не только геи, но и мно-
гие "натуралы".
-
Как вы относитесь к садо-мазохиз-
му?
- Ты слышал, как я читаю поэму
•Ложа. lyucmoo. . tta cm efi
f
Это
настоящее чудо, она записана на кассете.
Я кричал, как собака:
ЭвыеЗы меня f
ж опу.' " (Смеется.)
Конечно, существует
желание доминировать, подавлять, и су-
ществует желание быть подавляемым, и
это доставляет удовольствие! Я думаю, что
в каждом человеке есть элемент садо-
мазохизма, и это нормально, это игра. Это
существовало всегда. Маркиз де Сад и
Захер-Мазох считались интеллектуалами.
Я думаю, S&M - явление
более
или ме-
нее нормальное. Люди все время играют
эти роли, и меняются ролями тоже. Вопрос
в том, делают ли они это неосознанно, без
понимания того, что именно они делают, и
становятся одержимыми или, может быть,
жестокими. Или они делают это созна-
тельно, и в этом случае это становится их
стилем, а не какой-то слепой одержимо-
стью. Они понимают, что это - всего лишь
игра. Некоторые приверженцы S&M верят,
что существует бог и дьявол, и вечный ад,
и они становятся дьяволом и относятся к
этому на полном серьезе, не понимая, что
они всего лишь заблуждаются, “попались
на удочку”.
-
Пишете ли вы по ночам?
- Если ловлю себя на какой-то мыс-
ли. Когда я не думаю о сочинении стихов,
а о чем-то живом и ярком, и потом я за-
мечаю это, я ловлю себя и думаю: “Ах!" И
это оставляет мои сочинения чистыми,
беспримесными.
-
Вы работаете на компьютере?
-
Нет. У меня есть lap-top (портатив-
ный компьютер), но я его еще даже не
включал ни разу. Я разберусь в этом со
временем. Я пишу от руки, отдаю секре-
тарше, она перепечатывает, потом я про-
веряю текст. Это долгий процесс.
торая продолжает трансляцию даже после
твоей смерти. Поэзия способна на это. Те-
лешоу не имеет такого перманентного эф-
фекта, если это только не произведение
гения. Хотя даже если это и так, пленки со
временем портятся и рассыпаются. То, что
действительно остается в сознании, может
транслироваться от поколения к поколе-
нию. Я думаю, даже по прошествии вре-
мени люди будут помнить многие-многие
строчки Боба Дилана, некоторые строчки
Джона Леннона. Но почти вся академиче-
ская поэзия будет забыта.
После интервью Гинзберг показывал
мне свои фотографии разных лет, среди
которых были портреты Керуака, Берроуза,
Грегори Корсо, Гэри Снайдера, Питера Ор-
ловского в окружении своего сумасшед-
шего семейства и других героев Beat
Generation. Задерживаясь на автопортретах
“ню", он наблюдал за моей реакцией (Ал
был пионером мужского стриптиза, и его
дебют в этом качестве в 1956 году на по-
этическом вечере в Лос-Анджелесе вы-
звал шок у публики и скандал в прессе.
После этого он столько раз заголялся
публично и на фото, что за ним прочно
закрепилась репутация эксгибициониста.
Последователям Гинзберга в этом жанре в
искусстве и на рок-сцене несть числа).
Было поздно, и Аллен начал нервни-
чать. Я попросил его попозировать мне
для фото на фоне буддистских причинда-
лов для медитаций.
Щ
нет
,
м не
п е + ш о & н о
f f l v c b
T W fy u fio S c v n ib !
S
I
этого
не люек ею.
7
Сие
нуж но
cor/ioyomoytam ься, пот ом у
ото я
к меуш пощ ии от нои/уго сеф ье^-
н о
", -
сказал Гинзберг и тут же встал в
позу, скрестив на груди руки и застыв, как
древняя рептилия.
Это - мой Зооф -
ф* н у . а
эт о
-
м о я геф м ф ф ену!
-
со смехом сказал он, показывая на своих
смешных богов на шелковых панно.
пшюч
Потом я попросил Орловского сфото-
графировать нас с Гинзбергом. Мы сели
на диван под работой Кита Харинга, пода-
ренной им Аллену незадолго до смерти от
СПИДа в 1990 году, и знаменитым порт-
ретом обнимающихся голых Гинзберга и
Орловского, сделанным в 1964 году Ри-
чардом Аведоном, который 20 лет спустя
сфотографировал их в той же позе и том
же виде. Пока Питер пытался разобраться
с моей элементарно простой “мыльницей",
Аллен расхваливал мне на все лады фо-
тоталанты Орловского. Г инзберг настолько
увлеченно руководил съемкой, как будто
это он фотографировался со мной, а не я
- с ним, и фото делались для него, а не
для меня.
ХЬофи f-ыше пояса,
- ко-
мандовал он Питеру. -
.Носа по
на-
уо!
Команда мне:
.Лоу ними фу-
ки! -ft4
ужночтаОы фуки
оим
гг(оуно .'
Гинзберг застывает
в своей дежурной позе, я пытаюсь тоже
что-то изобразить, и мы ждем, пока Ор-
ловский наконец сообразит, куда нужно
нажимать. Приготовления затягиваются
минут на 20. Наконец Г инзберг теряет тер-
пение, подскакивает к Питеру и начинает
сам разбираться с камерой, разглядывает
ее и примеривается минут пять, потом пы-
тается объяснить Питеру его задачу. Тот
выглядит растерянным ребенком. Аллен
впадает в полную истерику.
(1п на-
ж ми жо
но.г эту кнопку!
- кри-
чит он своему безумному любовнику. -
..Н аж и и
-
и
fro!
Глядя на этот не-
уклюжий семейный дуэт, я с трудом сдер-
живаю смех.
За три часа, проведенных с Алленом,
я имел возможность увидеть, кажется, все
его маски и лица: Гинзберга-классика,
Г инзберга-профессора, Г инзберга-проро-
ка, моралиста и идеолога, кликуши и юро-
дивого, домашнего Гинзберга, истеричного,
обиженного, возмущенного, занудного, ув-
леченного, оголтелого, похотливого Гинз-
берга, Г инзберга-пидора, педофила, садо-
мазохиста, эксгибициониста, еврея и буд-
диста и еще множества других гинзбергов,
теснившихся в этом тщедушном старче-
ском тельце, перебивавших друг друга и
так и не давших мне возможности задать
те вопросы, которые я хотел задать. Я чув-
ствовал себя не то студентом-двоечником
на экзамене у придирчивого педагога, не
то подростком, которому посчастливилось
встретить Живого Кумира, не то Красной
Шапочкой, пришедшей повидать свою ба-
бушку, а вместо нее заставшей Волка, не
то кроликом в пасти удава, не то удавом в
пасти кролика. Я уходил от Гинзберга по-
давленный и осененный. Наверное, это
было самое запоминающееся мое интер-
вью - нелепое, странное, трудное и впе-
чатляющее одновременно. Никто из тех,
кого я интервьюировал, не манипулировал
мной и не подавлял меня так круто. Вот
это глыба, вот это человечище! - думал я.
предыдущая страница 91 ПТЮЧ 1996 09 читать онлайн следующая страница 93 ПТЮЧ 1996 09 читать онлайн Домой Выключить/включить текст