F I C T I O N
Boy
,
Гт a boy
you've made me
...
Boy George
Е г о р
Я
хочу описать величайший день моей жизни;
день, гениальные мгновения которого полно-
стью изменили мою судьбу, сделав ее донельзя
счастливой и прекрасной, и вообще - похожей
на начавшийся тогда и не прекратившийся до
сих пор чудесный, сладостно-нежный, восторженный сон; ис-
тинно реальный и окончательно победивший бесконечные,
грустно-серые будни, являющиеся обыкновенно основным на-
полнением жизней большинства живых существ и бывшие
главным фоном и моей тогдашней тоскливой, глупой жизни с
редкими проблесками подлинного Праздника, Чувства и Люб-
ви.
Я проснулся в тот день утром, в своей кровати; голый,
как всегда. Под простыней лениво лежали все мои телесные
члены, бугрясь гладкой мужской грудью, аккуратным животи-
ком и упругой наполненностью бедер; все было создано так,
уто просто нельзя было не возлюбить эту определенную, не-
жащуюся сейчас плоть, которую хотелось погладить и всячес-
ки приласкать.
М е ж д у мог, к у д а -т о вн и з, с в е -
сился м о й а к к у р а т н ы й п о л о во й
о р ган - я с ж и м а ю к о л е н и , ч т о -
б ы он и сч ез, скр ы л ся, п р о п ал и
в д р у г п р е о б р а зи л с я в свой а б -
солю тн ы й • ж ен с к и й - а н ти п о д ,
к о то р о го я в с е гд а ж а ж д а л и
ж е л а л , если н е у себ я , то у
д р у ги х ;
но мне было безумно приятно сейчас представлять его здесь -
вниз от пупка, чтобы почти непроснувшаяся рука стремилась к
нему, а лицо озарялось кокетливой улыбкой; и чтобы трепета-
ли соски, совсем как у любимой, когда я беру ее за талию и
погружаю свой грубый мужской язык в ее теплое ухо.
Я не женщина! Я не девушка и не девочка! Я всего лишь
мужчина - какая жуткая несправедливость и однобокость ви-
дится мне в этом слишком жестоко определенном жесте судь-
бы!
Раз, два, три - я встал! Я встала! Я проснулась; короче
(если б так можно было выразиться), “я встало"!.
.
Эх! Вихляя бедрами и выставив грудь вперед, я иду в
ванную, чтобы заняться утренним туалетом; не спеша подхожу
к своему мягкому, зеленому креслу и накидываю себе на пле-
чи розовый ажурный пеньюар; длинный вздох • и я улыбаюсь
озорной, счастливой улыбкой весеннему солнцу за окном,
взрывающему матовым сиянием мои щеки и губы, и я готов
жить и тут же заняться любовью с самим собой; мне не нужен
никто, я сам есть Женщина для самого себя; меня зовут Женя,
то есть почти Жен-щи-на, и зачем мне нужны какие-то другие
тела и души, когда стоит мне надеть мой любимый черный
лифчик и медленно провести ладонью по своей талии, я тут
же явственно ощущаю этот, извиняюсь, великолепный хуй
вонзенным в эту же роскошную, нарядную плоть; и тогда ор-
газм озаряет всего меня словно истинное Откровение, и за-
рождается Новая Жизнь.
Я долго стоял у зеркала после душа, расчесывая свои ку-
дри и крася губы; я решил сегодня избрать лиловую помаду и
обвести ее по краям черным карандашом, чтобы весь мой рот
вспыхнул бешеным огнем чувственности и страсти, а глаза,
обведенные черно-зеленой тушью, лукаво смотрели на мир
из-за длинных, вздымающихся вверх, как вечный восторг моей
души, ресниц. Я надеваю прозрачные красные трусики и вновь
Я,
зажимаю ногами член; теперь можно видеть лишь соблазг
тельно рыжеющие сквозь бельевой шелк ВОЛОСИКИ
, ОДИН
Е
которых повергает меня в настоящий экстаз и радостный -
пет.
- Какая милая!.
. - басом говорю я сам себе, ухватив
вой рукой свое левое плечо, словно стесняясь своей груд*
затем, расставив ноги и на миг став опять мужчиной, под»
гиваю сам себе, и в зеркале мне улыбается прекраснейшє
девичье лицо: ее зовут Женя, как и меня, и она - это тоже
я вечно влюблен в нее, как и она в меня, и - о, Боже! - ка»
нам хорошо вдвоем!.
Я н ачи н аю т ер е б и ть свой член-
кл и то р , воп я вм есте с ней ОТ В04
торга, и, н ак о н ец , м ы кончаем с
н оврем ен н о; и теп л ая, свеж ая
сп ер м а с тр ел яет в ее-м ой пупок
а я подставляю ладонь и пью ее своим ртом, размазывая е
прямо по Жениным губам в помаде, в то время как я -
Ж»
шепчу постоянно одну и ту же великую фразу, которую
она
упоительно повторяет за мной своим колокольчиковым, м>
ным голосом: "О, как прекрасна ты, возлюбленная моя!. '
Потом я спешно подмываюсь, чищу зубы, а потом см
за чашкой кофе на кухне и курю длинную коричневую сигар
ту, одновременно бегло осматривая свои ногти и размыт
каким бы лаком мне их покрасить; я все-таки не сдержали
ванной, и этот секс немного испортил мне макияж, но ве»
все поправимо, и я удовлетворенно смеюсь, стряхивая пея!
и поправляя у себя на пальце золотой перстень с больше,
изумрудом.
Сегодня выходной день, и мне совершенно не нужно!
титься на всевозможных работах, чтобы получить деньги,■
рые я потом обычно спускаю на свои прихоти; а раз сегом
выходной, я полностью предоставлен сам себе, и вечером]
сейчас уже три часа дня! - я, наверное, отправлюсь в кап»
нибудь ночной бар, например, в любимое заведение под]
странным названием “Двустволка", и буду танцевать, пил]
шампанское и таинственно смотреть на происходящее ш
всюду всеобщее веселье.
- Пойдем в “Двустволку", Женя? - спрашиваю я.
I
- Да, Женя!
- Мне хорошо с тобой!
- Я люблю тебя!
Вот так; обычно мы никогда не спорим, хотя один ре
же подрались, когда никак не могли согласовать место»
любовных утех; я дал ей тогда пощечину, от которой у ме
немедленно покраснела левая скула, а она расцарапала ■
грудь, выдрав из нее волосок, что было очень больно. Ни
тогда извинился и даже решил доставить ей “оральное и
вольствие”, как сказано в фильме “Pulp Fiction”, но у ме*
чего не получилось, потому что мы с ней все-таки занив1
одно тело, и при всем своем желании я не могу выделив*
отдельный организм, как бы нам этого ни хотелось; а мої
быть, это и к лучшему - ведь главная мечта человечесю»
чин и женщин на этой планете состоит в бесконечном ж *
жении к абсолютному единству, а у нас эта задача реша!
начально и окончательно.
Через несколько часов, которые я потратил на тщаг*
ное одевание в шикарное платье, чулки (как же я люблоГ*
колепный кружевной пояс!) и наложение косметики ве4
только можно, я уже сидел за столиком в своем любимо#
юбимог-
ыка.с ^
ном заведении, и надо мной грохотала техно-музыка,
подстукивал шпилькой в ее вечный такт. Везде тусоваш**
зукрашенные люди; в центре зала дергались, разбивш»®
пары, натуралы, слева от меня разместилась достаточна*
и немногочисленная компания лесбиянок, а справа шунт*
ли пиво плечистые педерасты в кожаных куртках и май/д
ветского образца.
Я ласково смотрел на все это характерное ночное#*
во своим одобрительным женственным взором
И ОТКИНТ
лба налаченную прядь. Я весь пахнул гениальными дуя!
чувствовал их безумно возбудительный аромат в полную
стоило мне только поднять верхнюю губу к ноздрям - у |
уже нос даже запачкался помадой. Как же я прекрасна!!
я заметил, что некий мужичок, сидящий рядом с леем
вперился в меня и буквально не может оторвать взгщ !
предыдущая страница 70 ПТЮЧ 1997 07 читать онлайн следующая страница 72 ПТЮЧ 1997 07 читать онлайн Домой Выключить/включить текст