ЕГОР
РАДО
В
4 4
к о к а и н
и
с о в р е м е н н а я
ф и л о с о ф и я
В о т стр а н -
се мы, или наибольшая часть нас, выросли под веселые "жужжалки
и "хмы-
ж
калки” плюшевого медвежонка и приключении его друзей, вошедших в нашу
Ж
М
спг
(
*
7 Т Х Л Ч " ,И Ж% —
детскую и последующую жизнь так же прочно, как доктор Айболит, крокодил Ге-
ж ж ж ж
на или волшебник Изумрудного Города, а голос Пуха из мультфильма, озвучен-
ж ж гж тгь
ж »
ж ~ ъ
ный гениальным Евгением Леоновым, стал нам настолько же родным и близким,
Ж Ж> ^
"ж. Л. Хж
ЖзЖ^
как рявканье “ Ну, погоди!” Папанова либо песня “А нам всё равно” , спетая
; Юрием Никулиным.
лю ди , у ко то
ж
Как все легко опорочит!», перевернуть с ног на голову и превратить веселую дет-
скую книжку в сборник якобы философских высказываний на скабрезные темы.
р ы х в скр ы в а
ли ч ер еп ,
достоверн
Вадим Руднев выпустил книгу “Винни Пух и философия обыденного языка” , в
которой представил мое любимое произведение как текст по сексуальному воспитанию подростков. Руднева и
читать-то, в общем, не обязательно: достаточно сказать просто, что он разбирает “ Винни Пуха” по Фрейду7
.
Дальнейшее нетрудно представить тем, кто хоть немного знаком с Фрейдом и читал Винни Пуха.
ї ж л / Ю
ТЖЖ/Ж
1%/ЖЖЖ г>
? 9
Возьмём дія примера наиболее, что ли, скабрезную и, но мысли автора, наверное, “смелую” главку “Сексу- ЖЖ
ж ж ^ н1ХЖ
альность”.
“ Винни Пух” - детская книжка, утверждает Руднев, тут спорить не о чем. Детство, как показал нам психоанализ, проникнуто напряжённой
сексуальной жизнью: “.
.. весь текст “Винни Пуха” проникнут изображением детской сексуальности.” Подмечено очень тонко, почти так же,
как Волга впадает в Каспийское море, ну, конечно, если мы примем за предпосылки, что Волга - река, Каспийское - море, два плюс два -
четыре, а Зигмунд Фрейд - несомненный авторитет (не в уголовном смысле, а как учёный, конечно). Дальнейшее уже можно вывести из этих
железобетонных аксиом самостоятельно; мы же всё-таки посмотрим, как это делает Руднев - глядишь, может быть, что-нибудь неожиданное
“загнёт” ?.
. Если бы.
Итак, Слонопотам, Щасвирнусь и прочие вымышленные животные, наводящие ужас на Пятачка (в новом переводе он - Поросёнок) имеют
“анально-фаллический характер”. Почему ?.
. Да нет, почему7
, в принципе, ясно, ведь мы отталкиваемся от Фрейда, ну а дальше, разобрав
слово Неіїаіитр (Слонопотам в переводе Заходера), находим в нём немецкое слово ЬишрЕ “обозначающее экскременты, нечто вроде “ка-
кашка”, “колбаска” , анальный заместитель мужского полового органа.” Ну и .
..’’итак, НеПГаІишр - это нечто огромное, набухшее, набряк-
шее, короче говоря, это фаллос.” Блин, как я был бы рад, если бы после всего этого “блистательного’’разбора Руднев сообщил нам вдрут
ни с того, ни с сего, что это - пизда. Но нет, он не может, он же учёный, исследователь, его же истина интересует.
..
Дальше, когда Пух и Поросёнок вырывают яму, чтобы НеіТаїитр в неё угодил (попутно Руднев замечает, что нора - синоним вульвы, а про-
лезание в нору - ’’субституция полового акта и рождения” , то есть пизда у Руднева расположена на своём правильном, нормальном месте,
как и должно быть у честного философа, высказавшего в одной фразе столько “свежих” идей), “Пух и Поросёнок символически разыгры-
вают здесь половой акт” . .
.. “Пух - активное, яцжское начало, Поросёнок - очень маленькое и слабое, трусливое животное.
.. По сути, Рі^еІ
- хрюшка, Хрюша - это недоразвившаяся девочка.” Это было бы уже интересным поворотом, если бы не являлось абсолютным штампом в
жаргоне гомосексуалистов: откройте любую газету с письмами “службы знакомств” , там вы обязательно найдёте педерастические послания за
подписью “Пух” или “Пятачок” , в зависимости от того, кто это письмо пишет. Почему Руднев об этом ничего не упоминает - мне представ-
ляется совершенно удивительным, поскольку7
сексуальная подоплёка “Винни Пуха” как произведения - вещь всё-таки достаточно спорная, а
тут налицо несомненный факт безоговорочного восприятия двух его главных персонажей именно в этом контексте нашим так называемым
“секс-меньшинством” .
Дальше еще много веселых моментов и догадок, пух переедает, не может вылезти из норы - ну7
конечно, заоеременел, родовая травма; у по-
росёнка, как у “недоразвившейся девочки” , конечно же, налицо “страх дефлорации” ; пустой горшок из-под мёда, который съедает Пух,
^
вместо того, чтобы подарить его ослику, - обессеменённый, пустой фаллос (а вы думали, что? Шестая жопа?), ну7
а “ в конце книги Пух
увенчивается как сексуальный лидер бревном (pole), символом Северного Полюса” .
Дальше наступает очередь модной психоделики С.Грофа и его “ перинатальных матриц” . “ Застряв в кроличьей норе. Пух испытывает тесноту
и удушье, и даже его фразеология близка к грофовской - он просит друзей, чтобы они читали ему7
книгу7
, “ которая поддержала бы Медведя,
..'‘топого заклинило в Великой Тесноте” . Интепеено. что Станислав ГпоФ свои идеи почеппнул из опытов \иотпебления им и его пациентами
ЛСД. Руднев об этом тоже упоминает. Вот бы ему сравнить “ Винни-Пуха” с определённого рода tripoM, причём без грофовских “ матриц” , а
с чем-нибудь чисто “рудневским” . Но нет, он проходит мимо этой плодотворной идеи, а продолжает ссылаться на бесконечные чужие мысли,
защищаясь ими, как бронёй, от возможных критиков, в качестве новации выдвигая лишь то, что он все эти “ не свои” воззрения применил к
“ Винни Пуху” . Одним словом, “ Винни Пух” - книжка замечательная, может быть, даже великая, иначе бы её не читали взахлёб поколения
детей и взрослых. Ничто, ставшее частью фольклора, не становится ею случайно. Отдавал себе в этом отчёт автор или нет ( В.Руднев счита-
ет, что А.А.Милн так и не понял, что он такое написал - ссылаясь, конечно же, на высказывания самого Милна), он создал нечто подлинно
архетипическое, которое в любом случае заслуживает наисерьёзнейшего разговора. Возможно, этот разговор ещё впереди, и я ие думаю, что
для того, чтобы сказать нечто воистину интересное, необходимо заворачивать свои учёные мозга, как в кокон, в бездну чужих, не принадле-
жащих тебе, идей, точек зрения, целых философских систем. О мозгах - см. эпиграф к этой моей статейке. Вот ведь: один из самых сложных
философов Витгенштейн, а как сказал!.
. И меня это восхищает и убеждает намного больше, чем любая нынешняя модная завернутая мыс-
лишка. Потому что это его мыель-фраза-идея. Страх - головокружение свободы, но кое-кто её не боится.
Модно любую вещь рассматривать с точки зрения сегодняшних реалий. Вот журнал “ Птюч” пишет о сексе, хаус-музыке и молодежном кино.
И что же, все, что происходит в мире, должно рассматриваться через это? Нет уж! Давайте стараться видеть вещи такими, какие они есть. В
детских книгах искать веселье, в интеллектуальном кино - красоту, в боевике - события. Как говорится, Boiy - Богово, а кесарю - кесарево.
И ещё одна странная мысль пришла мне в голову. Сейчас на Западе разгорелся огромный скандал: раскопали, что Фрейд всю жизнь
употреблял кокаин и (о ужас!) давал его своим пациентам. Кокаин - стимулятор, повышаюнщй (во всех смыслах) сексуальность.
Можно сделать смелый,отчасти преждевременный, но забавный вывод, что вся сексуальная теория Фрейда - просто кокаиновые
“ глюки” . А если бы отец психоанализа употреблял не кокаин, а опиум, который уничтожает столь любимое им либидо абсолютно, да
так, что его нету7
просто вообще. Но это ещё пока совершенно неисследованная область. Возможно, когда-нибудь будущий гениаль-
ный мыслитель напишет какую-нибудь спорную, своеобразную работу об этом. И тогда у Вадима Руднева появится очередной тезис-
предпосылка, который он сможет смело использовать, ссылаясь на него, цитируя и не боясь, что его обвинит кто-нибудь в подлинном
Творчестве. А оно, увы, всегда целиком самобытно и самостоятельно.
\
о
ВИННИ
ПУХ
И ФИЛОСОФИЯ
ОБЫДЕННОГО ЯЗЫКА
предыдущая страница 64 ПТЮЧ 1997 11 читать онлайн следующая страница 66 ПТЮЧ 1997 11 читать онлайн Домой Выключить/включить текст