В школу я ходила пешком - мы жили в двух кварталах от этого бледно-желтого трех-
этажного дома, выходившего окнами на бульвар, где гуляющих заслоняли густые кро-
ны старых каштанов. Каждое утро, проходя по бульвару мимо мамаш с колясками и
собачников, я видела эту старуху - всегда на одной и той же скамейке. Она ела мо-
роженое, каждое утро ела мороженое, в любую погоду - и зимой, и в теплом апреле,
и в сумрачном ноябре. Глядя на заиндевелый шоколадный рожок, который она подно-
сила ко рту, я покрывалась гусиной кожей и ускоряла шаг, чтобы поскорей оказаться
в теплом школьном здании, размякнуть от стакана переслащенного горячего чая и
задремать на первом уроке истории в кабинете со шторами цвета кофе-глясе.
Два, а может, и три года я неизменно встречала ее на третьей скамейке слева, если
считать от памятника основателю города. Однажды я опаздывала, в школу пришлось
бежать, придерживая набитую книгами сумку и жалея, что на ногах не кроссовки, а
модные в том сезоне полусапожки с узкими квадратными носами, и только на втором
уроке, когда лохматый Юра Казачинский читал у доски сонет Пелевина, я вспомнила,
что бульвар показался мне непривычно пустым. Несомненно, старуха заболела, а
с л у ч и л о с ь
в
т е
в р е м е н а ,
к о г д а
о л ь ш и м и .
..
Фидонета
(Москва,
"Детская
Литература
",
2025)
может, и умерла. Может быть, мне стоило хо-
тя бы раз присесть с ней рядом, заговорить -
она была одинока, старые люди всегда одино-
ки, она была бы рада поговорить со мной. По-
чему она всегда оказывалась на этом месте в
одно и то же время? До сих пор я ни разу не
задумывалась об этом, хоть и рассказывала
одноклассницам о странной бабушке с вечным
мороженым^ руках.
Следующее - воскресное - утро было чрезвы-
чайно теплым. Я проснулась от пронзительного
запаха апельсинов: забыла вечером перевести
будильник на более поздний час. Домашние еще спали. Меня тянуло на бульвар, не
терпелось увидеть старуху на прежнем месте - наскоро перекусив, я выбежала из до-
му и, завернув за угол, уже издали заметила темнеющий среди деревьев силуэт. По-
дойдя ближе, я убедилась, что это вовсе не та, которую я ожидала застать: привыч-
ное место занимала женщина помоложе, державшая в руках поводок, а поодаль суе-
тилась в кустах карликовая жесткошерстная такса. Простите, обратилась я к ней, на
этой скамейке обычно сидела пожилая дама, вы случайно не знаете, что с ней про-
изошло? Я ее соседка, - прозвучало в ответ, - она уже второй день не выходит из до-
му, болеет, она просила меня посидеть здесь - говорила, что может появиться чело-
век, который будет ее разыскивать.
Через десять минут я уже звонила в обтянутую черной кожей железную дверь, сама
не зная толком, что буду говорить, когда услышу "кто там?" Дверь, как ни странно,
отворилась без всяких вопросов. Проходи, детка, - услышала я, - я знала, что сегод-
ня непременно кто-то будет пить чай у меня в гостях. Голос у старухи был приятный,
хоть и хриплый: квартира была сильно прокурена, повсюду стояли пепельницы и валя-
лись полупустые пачки Gitanes Blondes. Она провела меня в огромную комнату и уса-
дила за круглый стол, над которым висела древняя лампа в японском бумажном аба-
журе. Плотные шторы не пропускали утреннего света, и, кроме лампы, комнату осве-
щал только допотопный монитор в дальнем углу.
- Я видела вас на бульваре каждый день в течение нескольких лет, - торопливо заго-
ворила я, - и испугалась, что с вами что-то случилось, когда вы не пришли вчера.
- Ничего страшного, детка, вчера у меня немного прихватило сердце, и доктор наста-
ивал, чтобы я несколько дней посидела дома. Вот упросила соседку на время занять
мое место - славная женщина, значит, она все-таки пришла.
.. Я ей говорю: Вы все
равно с собачкой гуляете, посидите минут двадцать на той скамейке, я там с челове-
ком должна встретиться - дайте ему мой адрес, телефон.
.. Как тебя зовут?
- Регина.
- Да, так вот, Региночка, у меня есть старый друг, он должен вот-вот приехать - если
еще не приехал - и почему-то не пишет, наверно, он потерял мой e-mail, а во всемир-
ном регистре числится только старый, впрочем, я давно внесла все нужные исправле-
ния, чтобы ко мне и со старого адреса все письма
пересылали - так или иначе, он не сегодня-завтра
должен появиться здесь, я точно знаю.
- Но я вас уже три года вижу на бульваре.
.. вы все
это время его ждете?
- Он обещал. Он должен прийти, - разволновалась
старуха, - он не стал бы обманывать. Если он не пи-
шет, значит, у него есть на то причины. Он всегда
приходил вовремя, это такой обязательный человек,
ты не можешь себе представить. Когда мы познако-
мились, он в тот же вечер сказал - завтра приходи
на IRC в шесть пополудни, я буду там. И с тех пор и
разу не заставлял меня ждать. Ты, наверно, уже не
знаешь, что такое IRC?
- Почему, мы по истории технологии проходили, это
Internet Relay Chat, насколько я помню.
- Именно. Так вот: я тогда уже года полтора как бы-
ла замужем за одним человеком, он теперь уже умер
- но это неважно; в общем, мы с ним жили вместе тс
гда, компьютер у нас был один на двоих - тебе, на-
верно, трудно себе представить, как это бывает, но
тогда переносные компьютеры стоили в пару раз до-
роже, чем такие вот ящики - она махнула рукой в
сторону огромного системного блока, стоявшего под
письменным столом, - не каждый мог себе позволить
личный ноутбук. Я тогда работала у одного Интер-
нет-провайдера - раньше были такие компании, кото-
рые давали тебе выход в Интернет по модему, бралг-
за это довольно приличные деньги. Я занималась их
сайтом, и еще по телефону с пользователями разго-
варивала - давала им консультации, тогда никого в
школе не учили, как всем этим пользоваться, дело
было новое, каждый сам разбирался, как мог. Муж
мой не работал, постоянно болтался где-то: всегда
е
гостях, иной раз исчезал на несколько дней, ездил
на какие-то дачи, в Петербург, бог знает куда. Я зли-
лась на него сначала, плакала, уговаривала, но он
так и не научился меня предупреждать, хоть бы запи-
ски оставлял, куда идет и когда вернется. Он и сам
толком не знал, что с ним произойдет через час или
два, планы на ходу строил: встретит кого-нибудь, и
все расписание к черту. Одной мне было тоскливо, я*
все вечера проводила в Сети, искала приключений
на свою голову.
.. Выло три или четыре канала на
IRC, где в вечернее и ночное время всегда можно
было увидеть nickname Южанка - так я себя называ-
ла. Женщин в Интернете тогда было куда меньше,
чем мужчин, и, естественно, стоило объявить, что ты
баба, как тут же вокруг тебя начинали роиться по-
клонники. Завязывались бурные виртуальные романы,
все - от девственниц до зрелых замужних дам - зани-
мались сетевым сексом с людьми, которых никогда
не видели, не слышали и не осязали живьем, с мужи-
ками, у которых были семьи, дети.
.. У меня были ка- j
кие-то увлечения, но до "постели" я старалась дело ■
не доводить, всегда смывалась под благовидными
предлогами и позже избегала тех, кто чересчур на-
стойчиво меня добивался. Через полгода у меня сло-
жилась репутация верной жены, которая не допуска-
ет мысли об измене, и приставания сошли на нет.
Меж тем наши с мужем отношения продолжали пор- ;
титься. Когда он появлялся дома, мы тут же начина-
предыдущая страница 89 ПТЮЧ 1997 11 читать онлайн следующая страница 91 ПТЮЧ 1997 11 читать онлайн Домой Выключить/включить текст