птюч 45
Улица Хао Сан просыпалась рано. В пять с улицы начинали доноситься
приглушенные гудки автомобилей - бангкокская версия пения птиц на
рассвете. Потом вода в трубах под полом начала гудеть, так как ра-
ботники постоялого дома уже принимали душ. Я мог слышать их раз-
говоры, жалобный звук тайского сквозь плеск воды.
Лежа на кровати, я слушал утренние звуки, и напряжение предыду-
щей ночи становилось нереальным и далеким. Хотя я не понимал, что
работники говорили друг другу, их болтовня и редкий смех передавали
чувство нормальности: они делали то, что делали каждое утро, их
мысли были заняты только рутиной. Я воображал, что они могли бы
обсуждать, кто пойдет за продуктами для кухни на рынок или кто бу-
дет подметать пол.
Около 5:30 на дверях защелкали замки - либо проснулись ранние
пташки-путешественники, либо непреклонные клубники вернулись из
Патпонга. Две немецкие девушки цокали вверх по лестнице в дальнем
конце коридора, по всей видимости, в сандалиях на деревянной по-
дошве. Я понял, что бессонный период закончился, и решил выкурить
сигарету, которой лишил себя несколькими часами ранее.
Курение рано утром тонизирует. Я просто смотрел вверх, пустой коро-
бок, служа пепельницей, балансировал на моем животе, и каждая за-
тяжка поднимала мой дух немного выше. Через некоторое время мой
мозг обратился к мыслям о еде. Я покинул комнату посмотреть, есть
ли уже завтрак в кафе внизу. Там были несколько туристов за столи-
ками, сонливо пьющих черный
кофе. Один из них все еще сидел
на том же самом стуле, как и
вчера вечером, это был приго-
дившийся немой/наркоман. Он
провел здесь всю ночь, судя по
его стеклянному взгляду. Когда я
сел, то послал ему приветливую
улыбку, и он наклонил голову в
ответ. Изучая меню - некогда бе-
лый лист бумаги с обширным
списком блюд, - я понял, что сде-
лать выбор - выше моих сил.
Внезапно я был отвлечен восхи-
тительным запахом. Мальчик с
кухни прошел мимо с подносом
фруктовых блинчиков. Он принес
их группе американцев, сразу
прекративших спокойный спор о
времени поезда в Чаг Мэй. Один
из них заметил мое любопытство
и указал на свою тарелку. “Бана-
новые блинчики, - сказал он, -
вещь." Я кивнул: "Пахнут очень
здорово". “На вкус еще лучше.
Англичанин?” "У-гу". “Давно
здесь?” "Со вчерашнего вечера.
А вы?” “Неделю", - ответил тот и
положил кусочек блинчика в рот,
глядя в сторону. Я догадался, что
это означает окончание разгово-
ра.
Мальчик подошел к моему столи-
ку и стоял рядом, смотря на меня
хотет заказат один банана блин?
- Пожалуйста. - Вы хотет дринк?
- 3.
.. Коку. Нет, Спрайт. - Вы хо-
тет один банана блин, один
Спрай? Пожалуйста!". Он отпра-
вился обратно в сторону кухни, и
внезапное теплое волнение сча-
стья охватило меня. Снаружи
светило солнце. На мостовой
мужчина устанавливал свой тор-
говый столик, расставляя в ряд
кассеты. Рядом с ним маленькая
девочка резала ананас, срезая
прочную кожуру в виде аккурат-
ных спиралей. Позади нее девоч-
ка еще меньше тряпкой отгоняла
мух. Я закурил вторую сигарету
за утро, не хотя ее, просто чувст-
вуя, что так сделать правильно.
Появилась французская девушка
- без бойфренда и без обуви. Ее
ноги были загорелыми и строй-
ными, а юбка короткой. Она де-
ликатно и бесшумно двигалась по
кафе. Мы все смотрели на нее.
Героиновый немой, группа амери-
канцев, тайский мальчик. Мы все
смотрели на то, как она двигала
своими бедрами, чтобы про-
скользнуть меду столиками, и на
серебряные браслеты на ее запя-
стьях. Когда она обвела глазами
кафе, мы все посмотрели в сто-
рону, а когда она вышла на ули-
цу, мы все смотрели ей вслед.
После завтрака я решил побро-
дить по Бангкоку или, по крайней
мере, по улицам вокруг Хао Сан.
Я заплатил за завтрак и напра-
вился в комнату взять немного
денег, если мне где-нибудь пона-
добится такси. Наверху лестницы
старая женщина мыла окна щет-
кой. Вода лилась со стекол пря-
мо на пол. Она была вся на-
сквозь мокрая, и когда неосто-
рожно наклонила щетку, та
скользнула в опасной близости
от голой лампочки, свисавшей с
потолка.
“Извините меня", - сказал я, не
испытывая желания попасть в лу-
|жу потенциальной смерти, разли-
|той по полу. Она повернулась.
ГСвет опасен рядом с водой".
Г'Да", - ответила она. Все ее зу-
|бы были гнилыми и черными или
желтыми, как горчица, от этого
ее рот выглядел будто набитый
осами. “Горяшо-горяшо”, - она
намеренно потрогала лампочку
концом щетки. Вода яростно за-
шипела на лампочке и завиток
пара поднялся к потолку. Я со-
дрогнулся. "Осторожно! Электри-
чество может убить вас!” "Горя-
шо”. “Да, но.
..” - я остановился,
-видя, что ее английский неглубок,
но решил не сдаваться. Я посмо-
трел вокруг. Мы были только
вдвоем на площадке. "ОК, смот-
ри." Я начал короткую пантоми-
му, протирая окно, а потом при-
коснулся моей воображаемой
предыдущая страница 36 ПТЮЧ 1999 03 читать онлайн следующая страница 38 ПТЮЧ 1999 03 читать онлайн Домой Выключить/включить текст