чение нескольких часов и около половины третьего внезапно решаем going around. По пути в ка-
диллаке (всего лишь миникэб по заказу) он опять считает свои деньги, а я спрашиваю, насколько
ему приятно быть under control. “Но ведь правительство не контролирует меня, только мафия", -
со святой непорочностью отвечает Винни. В другом клубе несколько здоровенных негрил на вхо-
де запрещают мне войти. Он ходит разбираться с менеджером, потом возвращается и говорит:
“It’s unsafe for you". Это закрытый клуб для черных и внутри нет ни одного белого. Из-за тебя
может начаться драка. Из-за меня? Мне это очень льстит, я чувствую себя героиней несостояв-
шегося боевика, хотя, конечно, чертовски любопытно попасть внутрь. Может быть, в следующий
раз.
В ляесто
танцев
мы отправляемся в ночную кебабную и коротаем время за жирной шаур-
мой. Здесь у него тоже полно черных знакомых, кто-то желает мне здоровья и подмигивает Вин-
ни - какую классную девушку тот снял. Через дорогу в ночном магазинчике он покупает для меня
бутылку бакарди, хотя уже глубокая ночь и алкоголь в Англии после 11 часов out of licence. По-
хоже, в этом квартале черным можно все: какая-то покупательница швыряет вслед одному из на-
глых продавцов треснувший помидор, а мы преспокойненько забираем “нелегальный” алкоголь и
отправляемся к нему домой. Он живет в каком-то скворечнике на четвертом этаже типично анг-
лийской многоэтажной квартиры. В комнате полный бардак: спортивные тренажеры, марихуана
под кроватью и много кассет. Деньги он копит в коробках из-под шампанского Moet, а слушает
хаус. Мы сидим на полу, читаем Mixmag, Time Out и говорим о том, что мне нравится в черных
мужчинах. Потом разучиваем какие-то русские слова, хохочем, проливаем все на пол и.
.. я гово-
рю, что у меня месячные и нам придется подождать с сексом. Он совсем не злится. Но когда за-
канчивается бакарди и он докуривает свой косяк, я понимаю, что ждать не хочется мне самой. Я
прошу проводить меня в ванную и преодолеваю этот путь в три этажа высотой несколько раз за
ночь. У этого маленького смешливого человечка оказывается фигура атлета, потрясающей длины
член и слишком маленькие презервативы, которые все время слетают. Как и многие курильщики
марихуаны, он супер чувственный, или мне так кажется - чем человек порочнее, тем он притяга-
тельнее. И вдруг я понимаю, что в Лондоне есть огромное количество людей с дредами, которые
также бедны, порочны и доступны, и с ними всегда можно иметь приятный секс. Я могу выби-
рать. Лондон - идеальное место для поиска, и если я хочу, то наверное найду этого парня, кото-
рый меня уже ждет. Эти мысли не дают мне покоя и весь следующий день, который начинается
на Portobello Market. Я останавливаюсь в каждом баре, так как мне кажется, что умру от крово-
течений. Кстати, накануне ночью они меня почему-то не мучили - только немного спермы слегка
розовой от крови на коробке с марихуаной, удивленный взгляд Винни и мой спокойный ответ:
"It's your juice".
М е € Я Ч Н Ы е
и похмелье - отвратительный коктейль. Блошиный рынок - не самое подходящее
место для отдыха. Поношенные платья и старенькие игрушки оставляют меня абсолютно равно-
душной. Я выбираюсь из толчеи и тряпья и отправляюсь на Jamaica Expo в Олимпию. Это мой
третий визит в Лондон и третий визит в Олимпию. Первые два были на компьютерную выставку,
тогда там не было ни одного черного, теперь здесь нет ни одного белого. Я первый раз в своей
жизни попала в толпу из одних черных людей. Огромное разнообразие дредов, накладных коси-
чек, сложных африканских причесок - и при этом практически все в европейской одежде. Ямай-
ские похоронные бюро, армия, трэвел-агентства, специи, растаманские футболки, CD и рис с мя-
сом. Приходят огромными семьями, мужья следуют хвостиками за своими женами, дети тырят
воздушные шарики и значки “be a soldier” . Практически нет смешанных браков - black power в ее
чистом виде. Книги на стендах - black teologie in Britain. Рэггей на сцене, рэггей на фото. Под ка-
ждой картинкой - биография музыканта: побит, депортирован, расстрелян. Слишком много наси-
лия для такой позитивной музыки. На меня никто не обращает внимания, на каком-то стенде ми-
лая толстуха угощает меня ямайским ромовым кексом, покупаю себе смешную африканскую
шапку и, выпив пива, выползаю на улицу. От голода и толчеи кружится голова. На захолустной
станции "Олимпия" приходится долго ждать поезда. Мне улыбается 40-летний африканец, весь-
ма поношенный на вид, с дредами, похожими на клочки. Первая улыбка за день, адресованная
мне персонально. Сажусь в поезде наискосок от него, и меня начинает изводить любопытство. У
него на футболке надпись female power и странный крест, такие же серебряные кресты на шее и
на кольце, руки усыпаны перстнями. Не похож ни на музыканта, ни на пидора. Сектант? Через
остановку, когда мы остаемся практически одни в вагоне, я громко спрашиваю: “Why female
power?" Он приглашает меня жестом сесть рядом с ним и начинает разговор сразу с женской
магии. Мы едем в лондонской подземке и говорим о женской силе, о его женщине, потом обо
мне, что во мне есть мужского и чего я хочу добиться в сексе. На прощание он подарил мне бук-
лет своей книги Maat Mistery. Писатель и stranger, как и я.
Я в ы хо ж у на улицу
и от нечего делать покупаю на распродаже голубые туфли. От-
правляюсь в них страдать на следующий день в Blue Note - невыносимо жаркий клуб, вдобавок
мрачный drum-n-bass и чересчур узкие туфли. MC то и дело кричит фальшивым голосом "Are
you ready?" Я не выдерживаю и спускаюсь на первый этаж. Грациозный толстяк танцует рэп, все
смотрят на него и невесело сидят. Странно, в The End на втором танцполе тоже был рэп. Уличная
музыка теснит последние ряды наркоманов, трясущихся под ломаные ритмы. Ragga ruiez! Потом
появляется лучезарный парнишка со своей белой девушкой, она пробует танцевать рэп, а он сто-
ит рядом и смеется. Она слишком женственна для рэпа, ее белокурые локоны так забавно дро-
К т о - т о д о л ж е н
нодить
С ВЫВАЛЕННЫМ ЧЛЕНОМ,
носить
н е в о з м о ж н е е
КОЛИЧЕСТВО
ЗОЛОТА
и
мечтать
предыдущая страница 66 ПТЮЧ 1999 05 читать онлайн следующая страница 68 ПТЮЧ 1999 05 читать онлайн Домой Выключить/включить текст