b
B
c
D
p
b
J
J
b
тогда он
в лучшем
случае ночевал в отеле, а чаще всего кутил всю
ночь - чтобы
утром
ехать на студию. Он мог по-
стучаться в окно какого-нибудь добропорядочного дома и
нетвердым
голосом потребовать: "Я актер Хэмфри Богарт.
Давайте пить!" Похмельная бледность, отчетливые мешки под глазами и
осиплый от виски голос лишь дополняли его
образ "крутого парня”. Когда Богарт спросил Джека Уорнера, почему он согласился продлить с ним
контракт на очень
выгодных условиях (три с половиной тысячи долларов в неделю
при работе в сорок недель в году), тот ответил: "По-
тому что ничего уже не заставит тебя выглядеть хуже". Уорнер знал, что делал - очарование “Мальтийского сокола”
ОН ОТКАЗЫВАЛСЯ БРОСИТЬ ПИТЬ И КУРИТЬ:
"ВЕДЬ КУРИШЬ НЕ
ЖИВОТОМ, А ЛЕГКИМИ”
на специально зафрахтованный самолет своих!
друзей - Богарта с молодой женой Лорен Бэколл*
(когда они поженились, ему было уже 50, а ей.
18), Джуди Гарланд, Сида Люфта и
многих дру-
гих. Все уговорились носить специальные нару-
кавные повязки и
передвигаться только сообща.
Прилетев в Вегас, они разместились в сообща-
ющихся номерах. Ключ от всех дверей был у Си-
натры, который строго наказывал уклоняющихся
от веселья. С утра компания заказывала по три-
ста коктейлей “кровавая мэри” одновременно -
официанты
доставляли заказ больше часа! Ка-
ким-то чудом
не пропустив шоу, они выпивали 4
дня. На пятый Бэколл произнесла: “черт возь-
ми, это какая-то крысиная стая”
- и
веселое об-
щество получило официальное название. Синат-
ра был назначен “вожаком", Бэколл "хозяйкой
норы”, а Богарт “директором
по связям с обще-
ственностью". Единственной целью
"Общества
крысиной стаи” Богарт провозгласил "борьбу со
скукой и
увековечивание независимости".
14 января 1957 Бэколл позвонила друзьям, что-
бы
сообщить: Богги умер. Хмельная молодость
не прошла бесследно - у него нашли рак. Долгих
9 месяцев после тяжелейшей операции он пы-
тался внушать себе и
друзьям, что идет на по-
правку. Болезнь съедала его, он терял вес, и
все, что ему оставалось - спускаться ненадолго
в библиотеку, чтобы
выпить немного мартини.
Он отказывался бросить пить и
курить - “ведь
куришь не животом, а легкими". Богги требовал,
чтобы
его веселили, а когда они спрашивали
разрешения у Бэколл (смех вызывал у него
страшные боли), она отвечала: “Давайте.
.. он
лучше будет смеяться, превозмогая боль, чем
не смеяться совсем.”
Ни на экране, ни в жизни Хэмфри Богарт не был
ангелом. Тем
не менее - или, вернее, именно по-
этому - слегка походить на него все-таки чертов-
ски хочется.
(1941), где Богарт играет частного детектива Сэма Слейда, безжалостно разрушающего иллюзии, расставание
с которыми, как известно, всегда болезненно, но не всегда вредно - за прошедшие полвека только усилилось.
Грянула война, и
"плохие парни", которых изображал Богги, уступили место реальным
врагам
в черных эсэсовских мун-
дирах. "К американским
войскам
для поддержания угасающего духа послан гангстер Богарт," - бесновался Геб-
бельс, ведомство которого так и
не смогло создать ничего похожего на знаменитую
"Касабланку". В ней Богарт
играет владельца кафе Рика Блэйна. Это циничный и, судя по всему, повидавший в жизни достаточно для того,
чтобы
стать убежденным
мизантропом, человек. По каким-то причинам
(“Вы
присвоили церковный фонд? Сбе-
жали с женой сенатора? Моя романтическая натура заставляет меня надеяться, что вы
убили человека," - спра-
шивает его коррумпированный префект полиции Рино. “И
то, и
другое, и
третье.” “Так почему же вы
выбрали
именно Касабланку?" "Из-за вод." “Каких вод? Мы
в пустыне!" "Меня неправильно информировали") он бе-
жал из Штатов, скитался по миру, сражался с франкистами в Испании, перед немецкой оккупацией покинул Па-
риж
и
обосновался в Касабланке. Этот город - перевалочный пункт на пути в Лиссабон, а потом
- в Штаты, на-
водненный беженцами из коричневой Европы. Все они собираются у Рика, где поет свои песни темнокожий Сэм
(Доли Вилсон, на роли музыкантов кафе Рика пробовались и
Лина Хорн, и
Элла Фитцджеральд), который при-
ехал с Риком
из Парижа. Неожиданно Сэм узнает в спутнице бегущего в Америку антифашиста Виктора Лазло
мисс Илзу (ее играет Ингрид Бергман - по легенде, когда Джек Уорнер в сердцах воскликнул: “Ну какая роман-
тическая актриса захочет сниматься с этим законченным
циником
и
пьяницей?”, она тихо сказала: "Ну, напри-
мер, я") - возлюбленную
Рика, бросившую
его ради Лазло в Париже. Она просит его сыграть песню
As time goes
by, сопровождавшую
счастливую парижскую
любовь, и
встречается взглядом с Риком. История осложняется
тем
, что у Рика оказываются паспорта Лазло и
мисс Илзы, без которых они не могут покинуть Касабланку.
.. Ее
конец
- wow
finish, как своим
неподражаемым
тоном
называет это Богарт - будет положен выстрелом Рика в
эсэсовца Штрассера под гул винтов самолета, увозящего из Касабланки счастливых Илзу и
Лазло. Капитан Ре-
но
закрывает на это глаза и
окончательно уверяется в том, что в случае Рика "под личиной циника скрывается
сентиментальный добряк". Вдвоем
они уходят в дождливую
ночь, и
Богги произносит ставшую
легендарной фра-
зу: "Мне кажется, Луи, что у нас с тобой начинается прекрасная дружба".
Друзьями Богарта - и
вправду сентиментального добряка - были лучшие люди того времени - Фрэнк Синатра, Джон Хью-
стон, Спенсер Трэйси, Пол Дуглас, Джуди Гарланд, Кэтрин Хэпберн. Богги был душой компании, которую
весь
Голливуд называл rat pack - "крысиной стаей". Для полета на одно шоу в Лас-Вегасе Фрэнк Синатра посадил
предыдущая страница 100 ПТЮЧ 1999 07 читать онлайн следующая страница 102 ПТЮЧ 1999 07 читать онлайн Домой Выключить/включить текст