Мои друзья, тридцэтилетние снобы, лежа на диване, скривив губы, говорят мне: "Ибица, Гоа- все это
уже не то
. Вот
в наше время это был настоящий праздник, полный отрыв.
.." Старые как перезревшие
сливы, торчащие на гашише и эмбиенте, они навсегда остались в своем времени. А я хочу не
останавливаться, постоянно меняться. И все время открывать для себя новое. Вот
я и на Ибице.
Впервые. Яркое солнце. Море пахнет
арбузом. Все доступно. Что это
-
коммерция, популярность,
О
Ощущение рая через сплит-секунду сменяется ощущением горького разочарования. Как в Лас-Вегасе у Хантера Томпсона. Здесь можно быть чудовищем и все довести до
абсурда - вокруг такой рай, что просто никому не придет в голову отчитывать тебя за грехи. В первый же вечер на Эйвиссе (именно так на самом деле называется Ибица] я
попала на конкурс самодеятельности престарелых туристов. Это вранье, что Эйвисса - молодежный остров. Здесь полно старых пердунов из Шотландии и Германии, которые
приехали за своим светлым лагером в псевдоиспанских барах и кактусами около бассейна. Ведущий вызывал бабулек пройти по сцене, зажав монетку в промежности, и уронить
ее в чашку. Причем подыгрывали ему два дебелых трансвестита с приклеенной ватой усами в разноцветных пошлых париках.
Один был даже в тапочках и убогих
носках.
Счастливые бабульки бегали иноходью, сжимая колени, а “трансы” подглядывали им под юбки. Победительницам тут же вручали лохматые парики с дредами,
о.
приобщая их к молодежной культуре. Я хохотала в толпе таких же беззаботных туристов и мысленно пыталась перенести подобное шоу в “Галерею” или "Джаз-Кафе". Как эти
■^усталые от своей модности люди стали бы безобразно прыгать, пытаясь "быть в струе". Я не пыталась быть модной - ломиться на вечеринку в первый же день - я была
чудовищно уставшей от чартера, застрявшего на семь часов. Я смотрела с балкона на море и думала - рай будет выглядеть именно так. Больше всего в нем будет цветов,
названий которых мы никогда не узнаем. Они будут топорщиться из-за каменных изгородей вдоль дороги, опадать лепестками на ступени дома и плавать на поверхности
бассейна. А вокруг будут расти агавы с меня ростом, пузатые пальмы, смешные молочаи с узелками на концах стеблей, фикусы величественные как дубы и раскидистые кактусы
с мелкими цветочками. И еще миллион хвойных и знойных растений, которые заставляют столбенеть. Садовники часто вкапывают в землю огромные амфоры, во дворе разводят
белых голубей, а фонтанчики отделывают мавританской плиткой. Я путешествую по ресторанчикам, где подают сухую каталонскую ветчину, дивные тела белых кальмаров с гриля
и пышущую паэлью в черных сковородках. Меня прикалывают владельцы маленьких ресторанчиков. Толстенькие пожилые испанцы в стоптанных сандалетах, которые то и дело
отхлебывают вино из реторты, раскатисто произносят “Тинто, синьоритта?" и небрежно накрывают на стол. У дверей ресторана грудой вывалены тыквы, лук и апельсины в
больших корзинах. Вино всегда замечательное и в нем много солнца, как и в бойких глазах барменов. К моему удивлению, испанцы редко пристают к девушкам, хотя одиноких
девушек из Европы здесь навалом. Ночные клубные бабочки. Плечи припудрены серебряными блестками, корсеты затянуты ремнями, на ногах - смешные сапоги на платформах.
Но таких нарядных клубников в Сан-Антонио мало. Основная толпа одевается в шорты с купальниками, а вечером в простенькие черные платья на бретельках. Часов этак в 8
утра я встречаю такую похмельную манчестерскую парочку. Парень в мятой футболке и
лицо такое, как будто спал всю ночь на колонках
, а девушка босая и с
грязным пластырем на ноге. Они о.
.ело спрашивают меня, как пройти в центр. Я достаю карту и очень вежливо объясняю дорогу. Забавно, что они очнулись в спальном районе
предыдущая страница 55 ПТЮЧ 1999 09 читать онлайн следующая страница 57 ПТЮЧ 1999 09 читать онлайн Домой Выключить/включить текст