вна Вионди
1ожно одеваться на рынках, а можно в бутиках. Можно
шить промышленные партии, а можно создавать эксклю-
зивные линии из пяти штучек. Есть много способов вы-
жить. Приятно узнавать, что появилась возможность ку-
пить единственные в своем роде брюки или футболку не
только в Москве, но и в Челябинске, Иваново или Петер-
бурге. Держишь в руках уникальную штучку и радуешься за
ее создателя. Новый повод для радости - открывшийся в
Петербурге бутик Охубо, в котором продается коллекция
Пены Бионди.
Я всю ночь танцевала. Сейчас середина нового дня, но для меня ещё
длится предыдущий. Всё, что я помню
- нужно встретиться с дизай-
нером
Леной Бионди. Мы договорились о
встрече прямо в магазине,
но, оказывается, ее пока нет. Разговорчивая продавщица Диана хо-
дит за мной по пятам и рассказывает тоном электронного экскурсо-
вода: “Все ткани итальянские эксклюзивные лена либо сама закупа-
ла в италии либо некоторые ткани нам
привозят для нашего магази-
на из разных стран покупается только по одному рулону ткани поэто-
му получается максимум костюмов по три штуки по одному костюму
каждого размера очень модная ткань на это лето называется сэн-
двич она трёхслойная два слоя марли и
между ними парча.
..” У ме-
ня после бессонной ночи кружится голова, и
я предлагаю
Диане
выйти на улицу покурить. Внизу, на газоне,
между воздушной
марлей и золотой парчой июньских одуванчиков ле-
жит мальчик лет двадцати,
в состоянии, близком к моему.
Диана смотрит вниз: “Вот у нас постоянно такая тусовка. Самая
стильная молодежь в городе просто приходит сюда пообщаться”, - к
мальчику на газоне тем временем подходят две девочки и
начинают
пинать его ногами. “Около магазина постоянно можно встретить ка-
ких-то модников. Бывают самые известные личности Петербурга -
Славянка, Пилотаж, Discovery. А это бывший продавец лежит". Воз-
вращаемся. Я пробую
на ощупь почти невесомые мужские штаны из
какой-то невероятной ткани. В магазине её называют дерюгой. Нити
переплетены грубо, рельефно, как на рыбацком
свитере, но сама
ткань тонкая, почти прозрачная. На самом деле, это стопроцентный
шелк. Вдруг вбегает маленькая, худенькая, беловолосая девушка,
прижимая к груди охапку вязаных шапочек. Шапочки желтые, розо-
вые, зеленые, напоминают детские панамки, все в цветочках и лис-
тиках. Это Лена:
- Извини, что задержалась - ездила за шапочками на базу, сплош-
ные пробки. - Меня мучает вопрос о происхождении бутиковых ша-
почек. - Их вяжут под Тулой в одной деревне. Все вручную, крючком.
Там
были тетеньки, у которых закрыли завод, они сидели без рабо-
ты, и мы
создали из них специальный штат по шапочкам. Мы
едем
в индийское кафе у моста. В машине у Лены из рук падает пачка
фотографий с последнего показа и
ворохом рассыпается по сиде-
нью. На фото - сереброликие модели с марсианскими прическами. -
Какая-то специальная косметика? - Да что ты, макияж
у моделей
был наипростейший. Всё лицо замазывали серебряными тенями.
А
прически сооружали из полиэтилена
В кафе мы
едим
любимый десерт питерских студентов - торт «Графские развалины».
Лена смеётся: - Я не модельер, себя им
не называю
и
не хочу, что-
бы
меня так называли. Я шить сама особо не умею. Умею, конечно,
но не так, как мои профессионалы. Я даже не рисую
модели - у ме-
ня есть люди, которые этим занимаются. Может быть, я стилист, по-
тому что определяю
стиль, даю
идеи. Вот мне сегодня пришли ум-
ные мысли в голову, я приехала и
сказала: то, что я сказала раньше
- отменить, делать вот так. Коллекции как таковой у меня нет. Я пы-
таюсь совмещать коммерцию
и
творчество. Я придумала добавить
капюшоны
в вечерние платья, деловые костюмы с тремя карманами,
брюки на веревках - они всем нравятся. Эти брюки сначала задумы-
вались как женские, там липучки на всяких неожиданных местах -
на поясе, на карманах, на разрезах сбоку. А потом один мальчик ку-
пил себе такие, и
мы
их добавили в мужскую
линию.
На самой Лене - двуслойная футболка в горошек и
широченные
жёлтые штаны с одним
лампасом. Лампас расшит логотипом
“0XYD0" - бирку с этой надписью
имеют все вещи от Лены. Смысл
названия - кислород для модников: “Началось всё с того, что я.
.. Я
долгое время в Италии жила, возле Римини. Потому что вышла за-
муж, и
поэтому моя фамилия Бионди. Когда я приехала сюда, хоте-
лось чем-то заниматься. Практически одеждой я постоянно занима-
лась, только в маленьком масштабе. Мой муж
- строитель, и
мы
всё время разъезжали по всему свету. И от нечего делать, пока он
работал, я сама шила что-то, продавала. Когда мы
были в Африке, в
Лагосе, я взяла себе двух портних, мы
даже распродажи устраива-
ли. Не для того, чтобы денег заработать, наоборот. Деньги отдавала
в фонд защиты детей в итальянском консульстве - для голодающих
детей Африки. В Лагосе было много очень хороших тканей, которые
присылали из Англии, и
там, наверное, была самая большая моя
удача - я сделала 50 вещей, их все купили и
деньги отдали в фонд.
В Аргентине у меня тоже был маленький магазинчик в строительном
лагере на шесть тысяч человек. Я там тоже шила, у меня была де-
вушка, которая мне помогала. Ну, а когда сюда вернулась.
.. Почему
вернулась? В связи с тем, что рассталась со своим мужем, потому
что здесь моя любовь, и
здесь родилась дочка.
.. Ещё потому, что я
люблю
Россию, мне здесь хорошо. Я считаю, что руки у русских лю-
дей гораздо лучше. Все эти
и т а л ь я н ц ы , а ф р и к а н ц ы , а р г е н -
т и н ц ы н а у р о в е н ь н и ж е п о к а ч е с т в у ш и т ь я , ч е м м о и
п о р т н и х и
Я вернулась, набрали людей, начали шить. Людей наби-
рать очень сложно. Шитье - это еще не всё, нужно ещё понять, что
ты шьёшь. Когда я начинала работать со своими конструкторами,
они как-то странно смотрели на то, что я ношу и
что предлагаю
им
.
А сейчас сами во всё это одеваются”. Лена ведёт себя скромно, не
слишком жалуя модную
тусовку других отечественных дизайнеров-
авангардистов: “Я знаю
многих из этого мира.
.. Мне не нравится,
потому что там слишком много пафоса, какая-то гордыня, которая
непонятно откуда взялась. Хотя друзья есть. На первом показе при-
сутствовал, например, Петлюра. Дизайн магазина делал Антон Тар-
панов - очень хороший, скромный, грамотный дизайнер. Лучшие на-
ши друзья - DJ Юджин, Демидов, они нам
рекламный ролик сдела-
ли". Несмотря на штучную работу, цены
у Лены ниже, чем, к приме-
ру, в NAF-NAF напротив: “NAF-NAF - совершенно другое направле-
ние. Это ширпотреб в хорошем смысле слова. Это хорошая одежда
на всех, её много.
.. Во Франции, Италии вещи из NAF-NAF или
Benetton носят студенты, это повседневная одежда, а у нас это что-
то супермодное и
супердорогое. А у меня если есть пять маек, боль-
ше я такие никогда не сделаю - просто не интересно так много. Я
стараюсь создавать авангард, который можно не только показать, а
купить и
носить. В магазины вообще не хожу". А любимые цвета,
материалы у тебя есть? “Ткани в основном с зластаном - из чисто
практических соображений - удобнее носить, стирать, и
сидит значи-
тельно лучше. А цвета.
.. Я вообще сумасшедшая - сегодня красное
нравится, завтра зелёное. Только не белое. И не кислотные цвета -
от них быстро устаёшь, это для тинэйджеров - на дискотеку ходить".
Ты
не любишь тинэйджеров? “Ну почему, то, что я делаю
- это и
для них, и
для людей от двадцати до тридцати. Я хочу, чтобы
все
жили в одном
мире, узнавали друг друга по моей одежде". Когда
мы
возвращаемся, в магазин заходит DJ Юджин со своей девушкой.
Девушка, радостно пища, залезает в брюки на веревках. За ней,
улыбаясь, наблюдает Лена Бионди - благодетель африканских де-
тей, патриотка, хозяйка кислородного бутика: "Я хочу, чтобы всё
время была вечеринка”.
предыдущая страница 89 ПТЮЧ 1999 09 читать онлайн следующая страница 91 ПТЮЧ 1999 09 читать онлайн Домой Выключить/включить текст