Мне было 18, лучилась в МГУ на журфаке, ходила в ночные клубы, слушала техно и
хаус. Я увидела Это - большое, странное, зеленоватое. Журнал Птюч №1, 1994 год. Я
поняла, что мне необходимо Там работать. Моя подруга работала в клубе Птюч. Она
познакомила меня с нашим главным, с Шулинеким. Уже в 3-м “большом” номере вы-
шла моя статья. Диплом в университете я писала на тему “Новая молодежная культу-
ра. Новые молодежные издания. Журнал Птюч." Написала 110 страниц, защитила на
5. Птюч пробил госкомиссию на продолжительные дебаты. Я до сих пор здесь. Отме-
чаю пятилетие родного издания. Несколько раз порывалась уйти. Мне не нравилось,
что Птюч стал маленьким, что меняется, куда-то уходят знакомые. Но что-то меня
удерживало. Все еще с нетерпением и интересом читаю каждый номер. Несмотря на
то, что почти каждый день провожу в месте, где делают Это, т.е. в нашей редакции.
Работа - второй дом. Вспоминать, как было, приятно. Нудеть, что больше так не будет,
глупо. Пять лет - это немного, пять лет - это вечность. Многие, кто был с Птюч ом с
самого начала, куда-то делись. А некоторые до сих пор с ним. Они дружили, наряжа-
лись, любили, танцевали, занимались сексом, делали глупости, сводили с ума других
и сходили с ума сами, знакомились в Птюче и уезжали оттуда вместе. Они выросли, у
них изменилась жизнь. Но у них есть кое-что общее в прошлом. Такое, когда можно с
удовлетворением сказать: “Да-а-а, нам есть что вспомнить".
..
4
максим
маслаков
Про журнал.
В 19 9 4 -м в Нью -Йорке знакомые русские эмигранты показали мне Птюч, первый номер. Я три года не был в Москве, и меня порадо-
вало, что там что-то происходит. Отличный дизайн. В том номере понравился материал про Бьорк, как раз тогда это было актуально. Очень удивила
реклама “Ягуара”. Это же достаточно альтернативный и художественный журнал, и вдруг реклама дорогой машины. Эту специфику я понял только в
Москве, куда приехал сразу после открытия клуба и познакомился с редакцией. М ожно сказать, что я был не только читателем, но и немножко писате-
лем Птюча. Очень запомнились попытки альтернативного fashion - “девочки в перчике”
(№ 4 ,19 9 6 ).
Сейчас верстка упростилась, проще читать, Птюч
вошел в свое русло. Читатель стал моложе, и журнал стал раскрученным, коммерческим изданием. В то время это был проект, сейчас - полноценный
журнал.
Про клуб.
Это действительно была концепция: и клуб, и журнал, и прочее. Клуб спасал от депрессии. После активной нью-йоркской жизни,
здесь - снега и люди в ушанках. После Нью-Йорка клуб выглядел на очень серьезном уровне, приятные люди, все очень впечатляло. Chill-out был хо-
роший. Все, конечно, в достаточной степени были ушедшие в себя. Я понял, что в клубе влюбляться бесполезно. Помню, у Ш улинского про Асю
(де-
вушка Шулинского)
спросил: "Что, это твоя дочка?” Кажется, ему это польстило. Ш улинский тогда выглядел еще старше, с бородкой. В Москве в то
время была тенденция: взрослые мальчики общались с маленькими девочками. На Западе молодые держались стайками. В М оскве сейчас так. Новое
поколение тинейджеров, воспитанное тем же Птючом.
Про себя:
5 лет назад и сейчас.
Внешний вид.
5 лет назад у меня были длинные волосы. В
Нью -Й орке в 9 2 -м году очень модными были 7 0 -е . Эта эстетика мне нравилась свободой и хиппи-стилем жизни. Хиппи в кавычках, нео-хиппи, ска-
жем. Это лучше, чем яппи-подход к жизни.
Еда.
Не могу сказать, что мои вкусы сильно изменились. В М оскве йогурты очень полюбил. Простая пища,
усваивается хорошо.
Любовь
Тогда у меня был роман с девушкой, которая осталась в Нью-Йорке. Но любовь на расстоянии - понятие практически
нереальное в долгом периоде времени. Сейчас побывал на Ибице и подружился с отличной девушкой из Аргентины. Зарубежные истории. А увлечения
всегда происходят.
Занятия.
Развивал собственные проекты, работал переводчиком, что-то писал - разные свободные занятия. Сейчас профессио-
нально занимаюсь рекламой, чему и учился в Нью-Йорке, продвигаю молодежные брэнды в компании Джамилько. Журнал приходится оценивать с
коммерческой точки зрения, а не с читательской.
верных
читателей
Про журнал.
Я увидел второй номер, с Монро на обложке. Порадовало, что приходится напрягаться, чтобы читать журнал. Это совершенно не пора-
довало моих учителей. Я тогда работал в издательстве и стажировался у известных дизайнеров. Один из них громко кричал, что такой журнал не име-
ет права на жизнь, что это не честно, это нельзя. Другой человек сказал: Вот ребята могут! Вот молодцы, вот весело. Я был очень застенчивым, но мне
хотелось познакомиться с людьми, которые все это делают. Как-то приложить к этому руку. Но когда я узнал, что там орудуют два таких серьезных че-
ловека, как Ликин и Райцес, решил даже близко не появляться. Было грустно, когда журнал стал маленьким, когда исчезла одна сумасшедшинка и по-
_§явилась другая. С другой стороны, журнал стал гораздо более массовым. Ведь что такое журнал для 1 0 0 человек? Птюч запомнился как что-то целое.
Чего-то, что сильно торчало оттуда, я не помню. Может, это и хорошо.
Про клуб.
Ужасно романтическое ощущение, когда ставишь какую-нибудь ста-
ренькую музыку и вспоминаешь клуб Птюч. Эдак в четверг, а еще лучше в среду, когда в клубе ровно 4 человека. Играет музыка, пространство наре-
зано лазером на несколько слоев, дымок. И в нем эти 4 человека, абсолютно ушедшие куда-то в пространство, переливаются. В те времена я не часто
мог позволить себе попасть в самые людные дни. По-моему, я не очень хорошо зарабатывал. Из “птючей” я не общался ни с кем. Я вообще был бука.
Я приходил, смотрел на все с удивлением и тянулся. Может быть, поздновато, но.
.. На всех это свалилось одновременно, а начинали все в разном воз-
расте. И добираются все в разном состоянии. Не знаю, связано ли это с Птючом, но я с тех времен то ли вырос, то ли улучшился, то ли я не знаю что.
Когда я только стал появляться в клубе Птюч, у меня было ощущение, что я слегка чужой на этом празднике жизни. А я еще маленький такой, попи-
сать вышел.
Про себя:
5 лет назад и сейчас.
Одежда.
Тогда я был совсем мешковатый. Совершенно за собой не следил, как я теперь понимаю. Тог-
да я работал в издательстве и делал потрясающие книжки. Это была келейная работа. Сейчас я вылезаю в общество, поэтому больше слежу за тем,
что носят.
Еда
Я стал больше готовить сам и абсолютно разжирел. Тогда у меня не было своего дома, а сейчас есть. Я больше ходил в гости, сейчас, в
основном, все ходят ко мне.
Любовь
Тогда я только ушел из семьи, это был кошмар, сумасшедший дом. Сейчас есть любовь и все хорошо. Есть дети,
они отличные, они существуют отдельно, но как бы и параллельно.
Занятия.
Тогда я работал в издательстве, сейчас арт-директором в журнале
Premiere, между этим я работал в рекламе.
предыдущая страница 19 ПТЮЧ 1999 10 читать онлайн следующая страница 21 ПТЮЧ 1999 10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст