Про журнал.
Первый журнал был самым первым номером. Выдал мне его Ш улинский со словами: “Это мое детище". Его формат и шрифт - это было по
тем временам очень необычно. Читать немного неудобно, быстро уставали глаза, но было ужасно прикольно исследовать. Любимые статьи за это время:
про русских трансвеститов
(Огненка и Арта на обложке № 7, 1996),
"Страх и ненависть в Лас-В егасе”, а также H erbert
(№ 10, 1998),
Pagan Records,
Charles W ebster
(№ 8, 1998),
“Первая Любовь”
(исповедь девушки дилера)
и, конечно же, статья про мою свадьбу
(№ 11, 1998).
Хорошие штучки пишет
Гена Устиян. Была в шоке от статьи про русских моделей
(№ 11, 1998),
в стиле “космополитан”. Если уж про моделей, так пусть они рассказывают, как
трахаются и как нюхают. Как Кейт Мосс в журнале The Face или откровения Н.Медведевой. А сказка “модели не для постели" не интересная, нет интриги.
Журнал меняется как погода, бывает хороший, бывает не очень. Я люблю ПТЮЧ и, по правде сказать, считаю, что журнал сделал много для русской мо-
лодежи. Надеюсь, на нем вырастет не одно поколение.
Про клуб.
Птюч был самый мощный клуб в истории русской андерграунд-сцены. Он имел свое
лицо. Кому-то оно было отвратительно, кто-то любил его. Я была из тех, кто его любил, там было что-то родное, очень теплое, и это невозможно описать
Клуб Птюч был как Studio 54. Отличный клуб, такого больше не будет.
История.
На танцполе появляется TV
(трансвестит)
в красном наряде, кривляясь и
улыбаясь, танцуя и шокируя. Для меня в этом персонаже было нечто притягательно-интригующее.
.. Куда-то исчезает. Кто он, откуда - никто не знает.
После вечеринки я еду в гости к Л.Куропаткину. На кухне сидит тихий и спокойный, незнакомый мне молодой человек, с которым я немедленно начинаю
общаться. Наш разговор прерывается звонком в дверь, молодой человек поднимается, берет огромную сумку и переходит в другую комнату. Люди, ко-
торые приехали, оказываются журналистами. Через полчаса в дверном проеме появляется дама в красном, та, что была ночью в Птюче. Сквозь макияж
проглядывают черты тихого молодого человека с кухни. Я и раньше видела мужчин в женских платьях, но это было действительно потрясающее зрели-
ще. Это была красная мегера. Так много лет назад произошло моё знакомство с Огненной Леди.
Про себя:
5 лет назад и сейчас.
Одежда.
Сильные из-
менения происходили только в обуви, т.е. каблуки различной высоты и нос туфлей разной формы.
Еда.
Выпить никогда не могла, мне сразу становится
плохо. А аппетит всегда был хороший.
Любовь.
Честно говоря, я не влюбчивая и ужасно придирчивая. Ко мне "любовь слепа” не подходит, я всегда пы-
талась найти недостатки сразу. А когда влюбилась.
.. вышла замуж.
Занятия.
Раньше, как и многие из тусовки, училась в Гуманитарном институте теле-
видения и радиовещания. Сейчас живу в Лондоне, где тоже учусь. Закончила недавно фотографические курсы и собираюсь заниматься фотографией.
Еще рассчитываю закончить курсы рекламы и маркетинга и начать работу в этой области.
лРеа нестеро8 + таня мамрдоеа (+ даеид льеоеич).
.
Лева. Про журнал.
Я узнал о нем задолго до его появления. Мы сидели с друзьями - основателями Птюча, и обсуждали появление нового формата
подачи информации, интернета, компьютеризации повседневной жизни, внедрение компьютерной литературы, виртуальную трансформацию тех или
иных видов культуры: виртуальные галереи, виртуальные журналы, книги, города и, соответственно, появление нового поколения людей, которые этим
увлекаются и занимаются. На тот момент существовал целый пласт журналов для узкого круга читателей, так называемые “фэнзины", они были своего
рода “андеграундом", но к тому времени несколько из них уже перешли в разряд "магазинов", один из них - журнал Яаудип. Вот как раз
о д и н и з
номеров
этого журнала, а если быть точным, то 2 7 -й , и стал прообразом первого номера Птюча. Странный, непривычный дизайн, неудобочитаемый текст, разно-
цветные буквы - всё это было тем самым фильтром, тем фейс-контролем, благодаря которому написанное доходило только до тех, кому это было нужно
и важно. Чтобы добраться до информации, изложенной в журнале, нужно было преодолеть все сложности, которые стояли на пути восприятия текста.
Таким образом происходил отсев специфического контингента - людей, которые стали читателями и пользователями журнала. Сегодня многие упрека-
ют Птюч в том, что он стал более популярным, конъюнктурным, но ведь Птюч постепенно формировал свою аудиторию, а сейчас это уже целое поколе-
ние, просто стало больше людей, и только за счёт этого он стал более “попсовым", а освещает он всё те же вопросы.
Про клуб.
Совершенно уникальное
образование. Идеальная формация того, что называется “клуб по интересам”. Это было собрание разных, непохожих людей, каждый из которых являлся
представителем своего неповторимого стиля и индивидуальностью. Это никакая не золотая молодёжь или интеллектуальная элита.
История.
Вся исто-
рия Птюча - цепь непрекращающихся невероятных историй. Приезжаем мы как-то раз с друзьями в ЛСДэнс, это было после вечеринки у меня на кры-
ше. Все в сказочном состоянии. На входе происходит какая-то заморочка с охраной, но в итоге нас пускают. Все проходят, я иду последним. И вдруг ог-
ромный охранник
(совершенно чудовищного размера)
встаёт у меня на пути, кладёт мне руку на плечо и вкрадчиво спрашивает: “Колешься? Ш иряеш ь-
ся? Ешь?” Я в абсолютном ужасе, не понимая “почему?", и "какое это имеет ко мне отношение?", и “что я должен ему ответить", уже собираюсь показать
ему руки. Покрываясь холодным потом, на мгновение прихожу в себя и неожиданно понимаю, что он всего-навсего спросил: "Колющее, режущее есть?”
Занятия.
Когда всё только начиналось, я как раз закончил все свои институты, университет, иняз и так далее. Вообще на зарабатывание денег я стара-
юсь тратить минимальное количество времени, а максимальное - на собственное самовыражение, а оно для меня материально. Занимаюсь я вербали-
зацией собственных мыслей. Мои друзья трансформируют это в картины, статьи, книги, театральные постановки. Сейчас у меня одна из самых больших
коллекций электронной музыки в стране. Недавно у нас с женой родился запланированный и тщательнейшим образом сделанный ребёнок.
Таня.
Пер-
вый раз журнал Птюч дал мне мой знакомый на вечеринке. Он тогда не продавался и выходил очень маленьким тиражом. Это был номер с Владиком
Монро на обложке. Отношение к Птючу у меня сформировалось самое что ни на есть личное: я видела там фото своих друзей, читала про них статьи, уз-
навала, что они, будучи для меня просто ночными персонажами, оказывается, ещё и занимаются чем-то помимо тусовок. Как первый альтернативный
журнал он затрагивал многие интересующие меня темы, но больше всего мне интересны фэшн-съёмки, ведь я этим занимаюсь. Даже для Птюча в ка-
честве стилиста делала съёмки, одну из них, кстати, на девятом месяце беременности. Надо сказать, что раньше съёмки были лучше, чем теперь. Пер-
вые номера Птюча благодаря шрифту и оформлению казались чем-то таинственным, волшебным, почти религиозным. Похоже на листовки с призыва-
ми. Сейчас это одно из многих печатных изданий.
Начало.
Когда всё начиналось, наши подпольные тусовки скорее напоминали заговор против госу-
дарства, чем развлечение. Собирались в маленьких, никому не известных помещениях. Когда мы выходили из клубов, мне казалось, что мы становимся
невидимками для остальных. Нас как будто никто не замечал, а если и делали это, то смотрели как на сумасшедших. Нас игнорировали, при том, что вы-
глядели мы более чем странно. Наверное, нам просто давали возможность вырасти.
Одежда.
Тогда клуб был единственным местом, куда можно было
нарядиться. Это было что-то вроде соревнования. Что я только не надевала! Именно там, в клубе, формировались стили и образы.
предыдущая страница 20 ПТЮЧ 1999 10 читать онлайн следующая страница 22 ПТЮЧ 1999 10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст