%
Как-то раз в метро я увидел рекламу - не помню точно слова,
кажется, это была цитата из письма Чехова, в которой говори-
лось о том, что как только вы привыкли к Москве, вам уже ни-
когда ее не забыть. Что-то вроде вечной любви. Я стал думать
и решил, что это действительно так. В некотором роде. Правда,
это не совсем здоровая любовь, а любовь разрушительная и
истеричная, выматывающая эмоционально настолько, что в
норму вас приведет только шоковая терапия и большое коли-
чество таблеток типа Прозака. В моих мыслях эта фраза при-
обрела примерно такую форму: "Если вы привыкли к Москве,
значит, вы эмоциональный инвалид навсегда”. Все экспатриа-
ты, которые полюбили Россию, - эмоциональные развалины, и
это хорошо. Альтернатива, как мне кажется, намного хуже.
Только конченый мудак может посвятить свою жизнь карьере,
что объясняет, почему в Америке такое большое количество
конченых мудаков. Я тоже мог быть одним из них, но не стал.
Пару дней назад я увидел лежащий на тротуаре труп - уже де-
сятый с момента моего приезда в Москву. Еще до того, как я
его разглядел, я понял, что человек был выброшен из окна при-
мерно седьмого этажа сталинской высотки.
.. Я остановился
около трупа, чтобы получше его разглядеть. Это было не так
ужасно, как я думал. За исключением сломанной левой ноги, из
которой торчала кость, он выглядел так, словно умер естест-
венной смертью. Люди проходили мимо, бросая мимолетные
взгляды, и, даже не сбавляя шаг, спешили дальше к метро. Ко-
пы, ожидавшие машину скорой помощи, скучали. “Скорая" не
торопилась.
.. Я с гордостью осознал, что в отличие от осталь-
ных все же почувствовал в глубине души ужас - значит, мне
пока удается избежать равнодушия по отношению к чужой
смерти, какое явно читалось на лицах прохожих и ментов. По
крайней мере, мне так казалось.
На днях я встретился с Полиной, девушкой из Латвии, с которой
познакомился недавно во время длительного запоя в одном из
московских клубов. Мы поехали в Макс-клуб, полубандитское
заведение, которое Полина назвала “солидным местом”, при-
чем она платила почти за все, и за это я ее зауважал. После мы
направились к ней домой
(это было ее желание),
куда-то на са-
мую окраину города. Дома у нее оказалась довольно большая
коллекция видеокассет. Я выбрал немецкую порнуху Anal Kanal
3, в которой участвует негр с четырнадцатидюймовым инстру-
ментом. Мне кажется, что таким образом немцы избавляются
jsot чувства вины за Вторую мировую войну, позволяя Хельгам
трахаться с неграми. Что потом? Наверное, Anal Kanal 4, где
какой-нибудь раввин занимается оральным сексом с членами
гитлерюгенда.
Едва мы забрались с ней под одеяло, чтобы повторить увиден-
ное на экране, как раздался звонок. Звонил ее муж или бывший
муж.
.. Он сказал, что видел нас в Маке-клубе и что он хотел бы
с ней встретиться и поговорить. Полина повесила трубку и рас-
сказала мне кое-что интересное о своем муже Сергее. В част-
ности то, что он серьезный бандит, находится в розыске за не-
легальную продажу оружия и что он старый кокаинист. "У него с
собой не меньше десяти грамм постоянно, а когда он нанюха-
ется, он неуправляем”, - говорила она мне. "Боюсь, что сейчас
он именно в таком состоянии". Моей первой мыслью было:
“Черт, с этим парнем нужно познакомиться поближе”. Через
несколько минут он позвонил снова. Он был злой как черт и хо-
тел зайти поговорить. Полина снова сказала “нет”, объяснив,
что дома находится ее отец. Потом он сказал ей что-то, отчего
она вдруг побледнела. Повесив трубку, она прошептала: “Он
уже здесь, прямо под окнами! Звонил с мобильного телефона.
Сейчас же пригнись!” После этого начались неприятности. Она
согласилась встретиться с ним на улице, а мне сказала оста-
ваться в постели и не двигаться, но как только она ушла, я
вскочил и стал одеваться. Просто на всякий случай. Какая не-
лепость - стать жертвой домашних разборок и получить шесть
пуль в живот! Какой бесславный конец! Мой остывающий труп
в московском подъезде.
.. Я стал ждать. Прошел час ужаса и
стыда за собственную трусость. Наконец я решил действовать.
Выйдя из спальни, я подкрался к окну, чтобы посмотреть на
улицу. На улице никого не было. Я сел на диван и стал думать.
Она могла уехать с ним, он мог ее убить, в любом случае я по-
пал. Мой эгоизм, развитый за годы жизни в Калифорнии, взял
верх. Итак, у меня три выхода из ситуаци: либо остаться в квар-
тире и ждать, надеясь, что стальная дверь меня спасет, либо
выскочить из квартиры, забежать на последний этаж и там за-
таиться, или просто рвануть на улицу, наплевав на все опасно-
сти - может, удастся прорваться.
.. В этот момент я услышал,
как к дому подъехала машина и остановилась прямо под окна-
ми квартиры, где я находился. Я услышал голоса, один принад-
лежал Полине, другой какому-то мужчине. Слишком поздно бе-
жать, голоса были слышны уже на лестнице, затем напротив
входной двери в квартиру. Могу поспорить, что пуля ранит на-
много больнее, чем это показывают в кино. Я спрятался в од-
ной из комнат, выключил свет, открыл балконную дверь и стал
думать, стоит ли мне прыгать. Я вспомнил о том мертвом парне
со сломанной ногой, которого я сегодня видел. Входная дверь
открылась и закрылась. Полина вошла и заглянула в спальню.
Не обнаружив меня там, она в растерянности остановилась.
Голоса ее мужа я не слышал. Интересно, ушел ли он? Да! Ура!
Сна была одна. Когда она увидела меня в темной комнате, я
сделал вид, что завязываю шнурки на ботинках, притворяясь,
будто мне вовсе не страшно. "Тебя долго не было. Я уже соби-
рался уходить”, - сказал я, стараясь отвести взгляд от ее по-
красневшего и опухшего лица. Она дрожала и плакала. Успоко-
ившись, она рассказала, что произошло. Когда она вышла, муж
схватил ее за волосы и потащил к машине, за рулем которой
сидел его приятель. Каким-то образом ей удалось вырваться и
выбежать на освещенную улицу, где в это время проезжала
милицейская машина. Сни ее и спасли. Правда, мужу ничего не
было, так как, по мнению ментов, это была “обычная домашняя
разборка”. Она здорово во мне разочаровалась. Но, как поется
в одной старой песне, “всем не угодишь, поэтому старайся уго-
дить себе”.
Когда она окончательно успокоилась, мы снова легли в постель
и постарались забыть о случившемся. Это было.
.. интересно.
Возвращаясь утром домой, я снова увидел в метро рекламу со
словами Чехова и подумал: “Да, я точно ненормальный, раз
люблю этот город”. С Полиной я встретился снова в тот же ве-
чер.
предыдущая страница 62 ПТЮЧ 2000 04 читать онлайн следующая страница 64 ПТЮЧ 2000 04 читать онлайн Домой Выключить/включить текст