диагноз
В декабре прошлого года я точно знал, как распределятся голоса на выборах в
Думу. Я даже знал, как это знание выгодно использовать. “Эхо Москвы” на своем
сайте предлагало отправить в Европу того, чей прогноз окажется самым точным.
Теперь на этом сайте висит длинный список тех, кто отправил “Эху" свои догадки.
Сколько там всего народу, не знаю. Досмотрел до 13ОО-го места, потом надое-
ло. В Европу поехала 37-летняя Елена Холодная. В первой тридцатке на 23-м
месте я с удивлением обнаружил Варвару Плющеву, новорожденную дочку веду-
щего "Эха" Саши Плющева
(в графе "возраст" честно указано: О лет).
Владимир
Прибыловский из исследовательского центра “Панорама" - единственный
известный политолог в первой полусотне - занял 28-е место. Я занял почетное
800-е. Тем не менее политическую колонку вам пишу я, а не Елена Холодная и
даже не Варя Плющева. Прибыловский, может, и писал бы, но редактор “Птюча"
его об этом не попросил. Впрочем, дело не в том, что в редакции “Птюча” ничего
не смыслят в политике. По меркам такой неточной науки, как политология, я со
своим местом в первой тысяче прогнозистов вполне могу считаться экспертом.
Конечно, не таким, как Прибыловский - он специалист по истории Византии, и
это, наверное, помогает разобраться в наших политических раскладах. Но все-
таки. Чтобы стать политическим экспертом, важно без колебаний и угрызений
совести браться за новые, малоизвестные дела, не смущаясь отсутствием фор-
мального образования, не стесняясь ошибок. Надо понимать, что ошибки будут у
вас и в зените политологической карьеры, но напоминать вам о них будут редко.
Ведь до сих пор не закрылся ни один социологический центр, чьи предвыборные
прогнозы не заняли бы на сайте "Эха” и 800-го места, и не перестал получать
гранты ни один ученый муж, меньше года назад называвший Путина “неизбирае-
мым”. Политология - это профессия типа дзэн. Важно движение, а цель второ-
степенна. Настоящий аналитик - это человек, у которого есть время и желание
думать на определенную тему. И все. Об этом свидетельствуют примеры двух
виднейших политологов из противоположных политических лагерей. Вот, напри-
мер, глава центра ИНДЕМ Георгий Сатаров. Он вообще-то математик, начинал
работать в “почтовых ящиках”. В 90-м году Сатаров создал свой центр, чтобы
помочь демократам в Верховном Совете наладить компьютерный анализ ре-
зультатов голосований. Только потом ИНДЕМ превратился в важную аналитиче-
скую структуру - настолько важную, что Сатаров успел даже поработать помощ-
ником президента. О математике к тому времени было уже забыто. Зато Сатаров
научился обтекаемо, но многозначительно разговаривать с прессой. Это свиде-
тельствует о высоком классе аналитика и гарантирует ему пожизненную заня-
тость. Или взять геофизика, а затем организатора самодеятельного театра “На
досках” Сергея Кургиняна. Его конспирологические изыскания питали умы мно-
гих консервативных деятелей, ныне уже забытых. Лучше всех помнят, пожалуй,
бывшего вице-премьера Олега Лобова, который познакомил Россию с извест-
ным специалистом по отравляющим веществам Секо Асахарой. Теперь “идеолог
новых левых” Кургинян обильно печатается в “высоколобых" газетах и журналах.
Политику анализировать легко и приятно. Это вам не математика с геофизикой.
Хотите колонку про теорию вероятности или про электроразведку анизотропных
сред? Ну вот, я же вам и говорю.
со
со
предыдущая страница 61 ПТЮЧ 2000 05 читать онлайн следующая страница 63 ПТЮЧ 2000 05 читать онлайн Домой Выключить/включить текст