* t
2
si>u3>m
J
uoaoic
f j o f l o i W
oi>ni°S
^ u aa tiB W d ^
ЧіИНРФ
~\
£ В 1
Ь и ть
морду
и
no
communicdfion!
Они все как с цепи сорвались в прошлом номере. Отпиливали куски собственных тел, попадали в Чечню, ругались, обзыва-
лись, рассказывали, как быть бл.
..ю. Рейтер хотела повесить Дэнни Бойла, Павлова орала, что всех ненавидит, Помещиков на-
чал рубрику с «пьяной разборки». Господи, даже такая мягкая с виду девушка, как Оксана Саркисян, и та не удержалась и с
кем-то посралась по мобиле. Северцев собрался целовать в жопу Андреа Паркер. И только мудрый супергеймен, не торопясь,
обстоятельно отпи.
..л своих читателей.
.. А на ласт-пейдже издевательски красовались скромные красные розы в японском
окошке.
Все, больше не могу, - сказала я себе, подписав наконец обложку с двумя кровожадно смеющимися девками. Поверьте, такой
приличной особе, как я, не очень-то просто редактировать целыми днями журнал, в котором постоянно суют, сосут, посылают,
льют сперму, что-то отрезают, чертыхаются и все такое. Коллеги нежно называют меня Мадонной (в смысле святой). Я и
вправду много терплю от всех этих злобных, неистовых деток, которые оглушают меня день за днем безумной музыкой, де-
бильным смехом и безостановочным потоком идиотских шуток (особенно нервирует Виталик). И, что самое ужасное, постоянно
мешают работать. Вот, наконец, присела отдохнуть и написать колонку об очередном невинном неврозе, да обнаружила, что
серьезно заболела. Не-на-ви-жу!!! Гады, добились своего! Довели. Поздравляю. Вскрылась ваша Мадонна.
Я ненавижу эту фальшивую и циничную идею communica-
tion! Вот уже несколько месяцев. С тех пор, как грубо вы-
гнала одного сногсшибательно воспитанного клерка. Це-
лый год мы мучались в поисках высоких отношений - все
заканчивалось на моем диване. Как два щенка, мы часа-
ми возились друг с другом. Уходя, он вздыхал: опять не
вышло поговорить. Я с ума сходила от своей озабоченно-
сти. И давала себе слово исправиться. Ничего не помога-
ло. Он снова и снова втюхивал мне свой communication
— ,/мол, все
можно выяснить с помощью слов).
Жопу, Таня,
рвать не надо. Я искренне училась быть «найс» и очень
нервничала. Каждый день мне казалось, что я сдаю ка-
кой-то экзамен. Это было жуткое напряжение.
.. Но одна-
жды я его, наконец, сдала. На отлично.
ЯТой ночью, после разборки, повалившись в кровать, я
— 'ощутила полнейшее расслабление и счастье. Ни-ка-ко-
го горя. Я чувствовала себя совсем не светлой Кабирией,
улыбающейся сквозь слезы жестокому миру, а дегенера-
том Форрестом Гампом, который просто тупо бежал в
трудные минуты жизни. Я тоже бежала. Мне кажется, я
раз двадцать за ночь радостно обогнула в своей башке
земной шар. И утром обнаружила в кровати не себя - ми-
лую девушку с трудной судьбой. В кровати очнулся prob-
lem kid, которому до смерти хотелось начистить кому-ни-
будь репу. Мне было мало вчерашней разборки. Я поняла,
что не сделала главного - не набила ЕМУ морду. «Говно,
сука, ненавижу!» Я с наслаждением лупила подушку, сме-
ялась и повторяла миллион раз эти сладкие слова любви
и свободы. Моя жизнь, замерзающая в communication,
яростно возвращалась обратно. Я не испытывала никаких
угрызений совести. Только жалела, что не дралась. Отча-
янно жалела, что не лупила ЭТОГО морального урода как
следует каждый раз, когда он ко мне приходил занимать-
ся безопасным сексом и поговорить. Он бы выздоровел,
это точно. Communication сняло бы как рукой. Я жалела и
захлебывалась от счастья: «О, Господи, мне больше не
нужно строить из себя самую терпеливую целку на свете.
Никогда ничего не буду строить. Буду сразу бить. В морду
или в живот».
Несколько дней спустя после той сцены я пошла работать
на выборы. Как-то ночью спускалась по лестнице вместе
с одним екатеринбургским криэйтором, обалдевшим, как
и я, от усталости. Мы о чем-то поспорили. Неожиданно
страстно. Да так, что я со всей дури размахнулась и дала
ему кулаком в живот. Криэйтор, не долго думая, схватил
меня мертвой хваткой за плечо, а потом больно прижал к
батарее. Я вывернулась и, что самое смешное, между на-
ми завязалась настоящая драка. Мы долго и с чувством,
как Том и Джерри, п.
..ли друг друга на пустынной лестнице
центрального московского штаба. Утром я подошла к
зеркалу и увидела здоровенный синечище на плече, а на
коленке жуткую ссадину. «Вот здо-о-о-рово!» - сказала я
себе и с удовольствием, как в детстве, погладила болячки.
И тут меня пробило. Я с тоской подумала о том, что уже
никогда не смогу намазаться густо зеленкой и пойти во
двор хвастаться любимому другу Галкину размерами сво-
их ран. И если он скажет «ну и че?» вместо «во!», спря-
таться за помойку, чтобы расковырять их дальше. Правда,
теперь я могу это сделать на бумаге. И буквы - это моя
зеленка. И мое no communication!
предыдущая страница 70 ПТЮЧ 2000 05 читать онлайн следующая страница 72 ПТЮЧ 2000 05 читать онлайн Домой Выключить/включить текст