D isclaim er, ничто и з ниж есказанного не является оф ициальной точкой зрения газеты
«
Ведомости».
БЛЮЗ
Недавно я получил по электронной почте пресс-релиз: «В пос-
леднее время растет интерес СМИ к деятельности нашей ком-
пании. Возможно, материал в приложении заинтересует и Вас».
В приложении содержалось готовое интервью.
Автор, он же интервьюируемый, знал, что журналисты - народ
ленивый. «В последнее время наши читатели часто задавали
вопросы в редакцию нашей газеты о возможности проведения
профессиональной экспертной оценки качества строительных
работ», - начинался текст якобы вопросом репортера.
Привлечь к себе внимание - цель жизни публичного политика.
Что бы там ни говорили про власть и деньги, имя в газете, лицо
в телевизоре, голос по «Эху Москвы» - вот для чего живут эти
особенные люди.
Когда политик выбивается в лидеры, он нужен всем и счастлив.
Его пресс-секретарь начинает дерзить репортерам, а его ис-
полненные тревоги за судьбу страны слова появляются в газе-
тах и журналах не реже, чем блекотанье гордой Земфиры.
Но, как поется в старинном блюзе, Nobody knows you when
you’re down and out. Стоит судьбе перемениться, пресс-секре-
тарь начинает сам звонить репортерам и заискивать, а потом и
вовсе куда-то пропадает, если это не друг детства или верная
подружка. И несчастный политик оказывается в положении
прямодушного эксперта по качеству строительных работ.
За недолгую историю постсоветской России появились уже
хрестоматийные примеры таких ситуаций. Взять, например,
Константина Борового, одного из героев периода первоначаль-
ного накопления капитала. Когда он создал биржу в здании
почтамта, завел себе офис в Политехническом музее и зарабо-
тал первый миллион, журналисты вились вокруг него, как мухи.
Потом все понемногу покатилось под гору.
Был у Борового некий проект по вызволению денег незадачли-
вых вкладчиков из МММ, потом какой-то ракетно-космиче-
ский проект - чем закончились все эти предприятия, не знает
никто. Но Боровой хотя бы ухитрялся громко заявить о начале
своих проектов. Теперь он затевает что-то в Интернете. Что -
сам он может объяснить с трудом, а выяснять неохота. Журна-
листы - народ, как уже говорилось, ленивый, и вспомнить, кто,
собственно, такой Боровой, становится все труднее.
Или вот дважды бывший министр финансов, экс-министр по
налогам Борис Федоров. Когда он Гарун аль-Рашидом
(ну, не
совсем , потому что на дж ипе и в сопровож дении свиты и з м е -
недж еров по связям с общественностью)
объезжал московские
рынки с инспекциями, телевидение вещало о нем взахлеб. Те-
перь не то. Как-то Федоров прислал мне по почте свою книгу
«Десять безумных лет». С автографом. Подозреваю, что и всем
остальным редакторам прислал. Может, и в «Птюч»
(нет, не
прислал - прим. ред.).
На обложке - Федоров на фоне грозового неба. Сверкают мол-
нии. Под обложкой раскрыта роль Федорова в становлении
российской государственности: «На коллегии Минфина я как-
то заявил: «Никто не получит выговора и не будет уволен с ра-
боты за защиту государственных интересов, кроме как вместе
со мной». Так было весь 1993 год».
Я тут же вспомнил еще одну книгу, написанную политиком - те-
перь уже никому неведомым Михаилом Челноковым, депутатом
разогнанного в том самом 93-м Верховного Совета. Среди
прочего Челноков писал о том, как у него разошлись дороги с
Ельциным: «Ни он, ни я больше не испытывали желания встре-
чаться».
Челноков был горд в своей отверженности.
Этим он мне, несомненно, симпатичен. Только буддист может
не горевать о потере, потому что не держится за свое. Что де-
лать, когда прожектора погасли и зеваки разбрелись? Как за-
полнить день? Заниматься делами, как обычные люди? Ну да?
И надеяться, что это не о тебе поет Мамонов: «Проснулся я ут-
ром. Часов в пять. И сразу понял: ты ушла от меня. Ну и что, что
ты ушла от меня? Все равно опять напьюсь. Шуба-дуба. Блюз».
О
предыдущая страница 67 ПТЮЧ 2000 07 читать онлайн следующая страница 69 ПТЮЧ 2000 07 читать онлайн Домой Выключить/включить текст