I
Утро. Суббота. Уик-энд затянулся на неделю. Днем, после дело-
вой встречи, в приподнятом настроении слонялась по Столешни-
кову. Светило солнце, мимо проплывали холеные крепкие телки с
сумками, забитыми новыми шмотками. Меня осенило: шоппинг!
Тем более в Москве я уже несколько лет не была в магазине го-
тового платья. Уверенно зашла в близлежащий бутик. Здесь мы
и встретились. Оно висело на нежных золотых плечиках в лучах
заходящего солнца и дневного освещения. Красное бархатное
платье couture Vivienne Westwood. Скидка 85%. В Лондоне на
Вествуд почти не бывает скидок. Ее вещи вне сезонных распро-
даж. Их покупают в коллекции. Мой английский ex-boyfriend на
ней буквально помешан, да и не только на ней, он вообще поме-
шан. Зачем я опять о нем вспомнила?
С
В сопровождении продавщицы направляюсь в бархатную комна-
ту с зеркалами. «Вам помочь?» - спрашивает. Обожаю, когда
мне помогают. Ловко раздеваюсь, смотрю на нее. «Вы такая ма-
ленькая, у вас такая точеная фигурка!» Похоже на начало порно-
фильма. Но сейчас мне не до нее. Я смотрю на себя в зеркало.
До чего же хороша! Подмигиваю своему отражению. Продавщи-
ца подмигивает мне. «У нас доллары не принимают», - шепчет.
Очередь в обменный пункт видна издалека. Стоять не готова.
Подхожу к голубоглазому юноше. Пропускает. «Вы - Маша», -
говорит. Вот она, «слава»! И сразу неуверенно: «Не хочешь поку-
Е
рить?» Я всегда очень хочу покурить. Расплачиваюсь за платье,
беру домашний телефон продавщицы и в обществе нового друга
и еще трех подростков час курю на бульварах.
В новом платье взбегаю по ковровой дорожке на церемонию закрытия Мос-
ковского кинофестиваля. В зале темно и уютно. Через два ряда от меня сидят
Горбачев и Путин. Круто. В перерыве позирую фотографам, обмениваюсь по-
целуями со знакомыми. Я в ударе. Через несколько минут начнется европей-
ская премьера «Идеального шторма». С кем-то сталкиваюсь в темноте. «О,
Цигаль, и здесь ты! Садись с нами». Не вопрос.
Я, конечно, хочу познакомиться с хорошим парнем уже, наконец. Но не здесь и
не сейчас. Тем более, с этим я уже знакома. Развлечение для избранных. Слу-
шать про новых телок, Монако и прочую крупнобюджетку не готова. Хотя он
ничего, только очень наглый. «Ты надменная сука», - неплохо сказано. «Это
мне в тебе нравится». Он обнимает меня за талию, и мы выходим из кинозала.
Дальше - больше. Ресторан Портофино, шампанское из слишком тонких бо-
калов, Моден Токинг. Какой кич! Подгибаются каблуки, блестят глаза, я пьяно
хихикаю, и мы мчимся в загородное увеселительное заведение.
Следующие двое суток в тумане. Вспышки в памяти позволяют воссоздать от-
дельные картины. Например. На даче моего нового спутника я оставляю пла-
тье, туфли и чулки. Переодеваюсь в его свитер, милитари и кроссовки. В таком
виде оказываюсь в Юрте на дне рождения Джози. Состояние - море по коле-
но. Опять 25, говорю я себе уже на даче сигаретного магната. Как там оказа-
лась - не помню. Вести светскую беседу не могу. Провал в памяти. Потом
опять спальня моего кавалера. Кажется, был секс. Да, точно. Но я звездой не
была. В таком-то состоянии! Жаль, все так хорошо начиналось.
С утра пью пиво в его домашнем кинотеатре. Глупо говорить, что вообще-то я
не такая. Но все же говорю. Я «отлично» выгляжу, посему обхожу зеркала сто-
роной. Все едят жареного барана, кроме меня. Потому что я вегетарианка. Ви-
димо, поэтому я в хлам через полчаса. До следующего утра. Почему в России
все повернуты на этих шашлыках?
Понедельник. Он подвозит меня до парадного подъезда дома на Садовом. Из
окон гроздьями свисают соседи. Я целую его в красивые губы, и начинается
трудовая неделя. Вечером я не иду на день рождения, не подхожу к телефону,
а читаю популярного в Москве Акунина. Накуриваюсь, засыпаю.
Вторник. С утра еду в Джусто на съемку для Харпере Базар. Вчерашняя име-
нинница, наш парикмахер, вплывает в помещение, пряча глаза за розовыми
дымчатыми стеклами. Хорошо, что я вчера на д /р не пошла. Фотографируют
меня с моделью. Редактор моды решает для композиции дать нам в руки бо-
калы с шампанским. Само идет в руки! К концу съемки мы в хлам. Впадаю в
свойственную неврастеникам игривость. Кокетничаю с менеджером клуба,
которого знаю не первый год, да так, что он пытается трахнуть меня в гарде-
робе. Это уже слишком. Нет, я не такая! Более того, надо торопиться на кон-
церт Элиса Купера. Мне почему-то кажется, что идти на концерт Элиса Купе-
ра дико круто. In the East and in the West, Alice Cooper is the best! - скандирую
я, напяливая на себя рваные джинсы и проклепанные ошейники. В таком же
стиле одеваю свою подругу Лину. Неожиданно звонит Паук из Коррозии, кото-
рый до этого никогда не звонил: «Это самое, у нас съезд партии анархистов в
клубе.
.. То се, фуршет: водка, отрубленные свиные головы, все наши высту-
пать будут. Полный угар! Не хочешь перфоманс замутить? Девкам можно и
мелкий прайз заплатить». За кого он меня принимает!? На секунду представ-
ляю свою смерть с моделями агентства Рэд Старз на вечеринке рус-
ских анархистов. «Спасибо, я подумаю». Паук молодец. Я эксцентрич-
ная, но не сумасшедшая. Хотя можно было бы приколоться. Но в дру-
гой жизни.
Концерт Элиса Купера - мероприятие не для слабых. На сцене тво-
рился полный беспредел. Наш герой носился в готических интерьерах,
то с собственной окровавленной головой в руках, то с двухголовым
младенцем
(одна голова была волчьей).
Истекающая кровью медсест-
ра, девушка, затянутая в черный латекс, гильотина. Poison - орали фа-
наты
[ура, ни одного знакомого).
«В первом ряду стоит парень в майке
Kiss, подобные мелочи меня бесят, и я становлюсь диким», - орал
Элис
(сам он под конец шоу появился в майке Britney wants те).
Мы с
Линой тоже орали, но не сильно. После концерта болели уши и горло.
Странная была идея идти на это мероприятие. Перед сном заскочила
на деловую встречу. Для храбрости выпила сакэ. Еще сакэ. Еще сакэ.
Потом уже оказалась в Москве-Берлине и, выпив рекордное количе-
ство Маргариты с друзьями, поехала к себе в гости.
Среда. День начался превосходно. В 12 дня уже дописывала картину в
мастерской для Сотбис. В 16 встречалась со специалистом по фэшн-
маркетингу русского рынка. В 17 забирала дивиденды в журнале
Птюч. В 18 купила новые брюки. Такие мягкие, нежные, от Мартин
Ситбон. Я была очень собой довольна. Вечером зашел в гости Глюк и
мы покурили. Вслед за ним с красным сухим заглянули трое известных жур-
налистов. Встретив их с распростертыми и сославшись на головокружение от
успехов, отказалась от алкоголя. Пить не хотелось совсем. Я курила и слушала
новое CD от Global Underground. Как всегда, на радость соседям, на полную
громкость. Гости говорили о сексе. Через пять минут я услышала леденящую
душу историю о совокуплении моего бывшего молодого человека с моей гос-
тьей. Удивил не факт, а некоторые детали. Она: «Мы нажрались, короче, при-
ковала его к постели, от.
.. его резиновым членом, ну и нассала в рот». Что тут
скажешь.
.. Мы молча выпили.
ярмарка тщеславия
предыдущая страница 69 ПТЮЧ 2000 09 читать онлайн следующая страница 71 ПТЮЧ 2000 09 читать онлайн Домой Выключить/включить текст