voo-doo
чао, Италия !
Ж
щ
/
d
■ В день показа итальянской марки
P al Z ile ri
в Москве у меня порвались
колготки. Возможно, этот неприятный (не впервые случившийся эксцесс] был
спровоцирован всеобщим мышечным напряжением. Одна мысль о том, что
мне, немолодой, обремененной проблемами и лишним весом домохозяйке
придется столкнуться с холеными и истеричными жертвами моды, приводила
меня в ужас. Ну, вы знаете, как все это происходит: приезжаете в редакцию с
тем, чтобы сдать материал, и главный редактор, с ненавистью глядя вам в гла-
за, говорит что-то вроде: «Вот. Придется ехать. Пей поменьше». То, что проис-
ходит дальше, также не требует дополнительных описаний: естественно, все
ваши коллеги едут туда же, но в вашей компании они не нуждаются. Просто по-
тому, что с утра, накрасив губы, вы перепутали помаду с маскировочным ка-
рандашом.
Вырулив к Георгиевскому пассажу, вы с ужасом понимаете, что стоянка забита
«Мерседесами» и новенькими «Ауди», в то время как вашему транспортному
средству можно сделать единственный комплимент: «зато ездит». Мой супруг
говорит то же самое про старый «ниссан», сосед по лестничной клетке про но-
вое, но немодное авто «БМВ», а папа - про троллейбус, следующий по маршру-
ту 63. Мало того: на глазах ваших друзей, манерно стоящих у входа в Георги-
евский пассаж, вы напрочь забываете все уроки вождения, вызывая у окружа-
ющих жалость одной манерой парковаться.
Внутри же полным ходом идет светское общение: дама, приятная во всех отно-
шениях, супруга известного издателя миниатюрных размеров целуется трое-
кратно - увы, не с вами (причины изложены выше). Юноша с губками а-ля ку-
риный копчик, Великий модный журналист, не то, что не целуется, а испуганно
пятится при одном вашем приближении. Опрокидывая при этом столик с куцы-
ми тарталетками. Неудивительно: в помещении размером с актовый зал сред-
ней школы сплетничают и наступают друг другу на пятки двадцать две тысячи
ополоумевших людей, так или иначе имеющих отношение к «миру моды». Вот
моя приятельница, девушка шумная и сменившая массу профессий, продира-
ется к подиуму с пятью стаканчиками красного вина в одной руке. «Ой!»: винное
пятно расплывается на лацкане пиджака одного модельера, любящего погово-
рить по-французски. Говорит он, конечно, с чудовищным акцентом.
Показ задерживают. Очень душно. К тому же, периодически включают софиты,
слепящие глаза: когда эта пытка прекращается, перед глазами возникает на-
пыщенный гей-в-наряде-зебры. «Мама! - думаете вы. - Включите прожекторы
снова!»
Но вот действо началось. «Смотрите-ка, а эта телеведущая еще жива!» « Ш -ш -
ш» — это к вам повернулись люди, которым повезло. Они стоят в первом ряду.
Вы же разглядываете спины их модных пиджаков, а происходящее на подиуме
видите между ног впереди стоящих. Мелькнула чья-то ступня в лаковом ботин-
ке. «Какой красавчик» — это, должно быть, о манекенщике. Можно подпрыг-
нуть: видно чуть больше - кусочек куртки, бордовый капюшон, приятного кроя
пальто, оливковый пиджак, симпатичный чернокожий мальчик. Но как только
вы начинаете хоть что-то понимать в происходящем [просто потому, что «впе-
редсмотрящие» ушли за выпивкой], показ триумфально завершается. Все. На
следующее утро ваш главный редактор, который, конечно же, всегда все видит,
говорит, что «показ был отличный». Ну и пусть. Зато вы урвали пару стаканчи-
ков «водки-тоник». А с тех пор, как «Дневник Бриджит Джонс» появился в про-
даже, все мы знаем, что пить - можно.
Саския Хрюскинд
предыдущая страница 22 ПТЮЧ 2000 10 читать онлайн следующая страница 24 ПТЮЧ 2000 10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст