Азрья
алешина
кры са
■ Она всегда царапается в дверь моей квартиры, когда ей херово. Оч-чень!
Когда обожаемый любовничек не захотел ее трахнуть или просто не позвонил
в назначенный срок, крыса в панике бросается в мои объятия. Нервно дрожа,
мелкими перебежками она прокрадывается в теплую кухню, чтобы выблевать
свою ненависть на мир. На всех, кроме него. Она щелкает по столу розовыми
ногтями, сосет сигарету за сигаретой, рыгает желчью и плесенью. Крыса зла,
потому что одинока. Одинока, потому что нелюбима, нелюбима, потому что
крыса.
В такие моменты она ненавидит свою квартиру. Стены, завешанные фотогра-
фиями совершенно чужих людей, красные кричащие занавески, скопище бе-
лых муравьев на кафеле ванной, засранный коврик у двери. Конечно, ведь в
ее сточной канаве пахнет всем, кроме мужика. Она ненавидит своих родите-
лей. Вернее, она их просто не помнит. Обязанность ежедневно мямлить в
трубку какую-то чушь кирпичом покоится в ее мягком брюшке. Она выкиды-
вает «семейные» разговоры из памяти, как использованные салфетки только
потому, что «самый п.
..й мужчина на свете» интересует ее гораздо больше,
чем папина язва. Она ненавидит свою работу. Постоянные разговоры о тряп-
ках и трахах, желтое пятно на потолке и компьютерный вирус по имени «Ан-
желла». Трудовая книжка Крысы исполосована чернильными карябами, лапки
стоптаны в погоне за прибыльным местом. Чтобы покупать, чтобы есть, чтобы
жить, чтобы любить и потом.
.. все сначала.
Я сижу напротив нее уже почти час. Слушаю и давлю в себе зверское желание
припечатать ее как следует. Слушаю и так же зверски жалею эту животную
женщину. Свою пресмыкающуюся подругу, которая вертится волчком на табу-
рете, подпрыгивает и клацает зубами. Крысы.
.. Мерзкие ворсистые шкурки,
толстые животы, тяжелые от помоев, гладкие влажные хвосты, напоминаю-
щие хлысты дрессировщиков. Крысы, жаждущие выпивки или денег. Моя
подруга жаждала спаривания. Долгого и постоянного. Только с одним челове-
ком. Ее вполне устраивала эта четырехлетняя эпилепсия. Все остальное ре-
ально посылалось.
Он ее не любил, а просто иногда хотел. «Самый п.
..й мужик» ласкал ее не-
сколько раз в неделю в своем двухкомнатном сумеречном туннеле на «Уни-
верситете», а она называла это «лучшим трахом всей ее жизни». Я представ-
ляю, с каким удовольствием она стала бы его ручной крысой. Домашней, а
еще лучше кроватной. Какой был бы писк, если бы каждое утро он проводил
по короткому ворсу ее волос, шел на работу и оставлял ее в постели. А реаль-
но приходится довольствоваться несколькими толчками, парой пыхов в ухо и
сигареткой на двоих после случки. Как хомяк, складывая про запас лакомый
кусочек за щеку, она хранила это «счастье» в своей памяти, не зная, наестся
ли она им в следующий раз. Я привыкла к ее еженедельным злобным выхар-
киваниям у меня дома. Я вытряхивала из ее сумочки таблетки снотворного и
бутылочки с нашатырем. Я отправляла ее подлечиться на море, подкладывала
в ее кровать «правильных» мужиков, занималась дизайном крысиной норы и
писала длинные трактаты родителям. Но она по-прежнему сходила с ума по
«сыру одного сорта». Я ненавижу свою подругу! Я тащусь от нее! Какое сча-
стье (?), что моя крысоловка еще не защелкнулась.
предыдущая страница 65 ПТЮЧ 2000 10 читать онлайн следующая страница 67 ПТЮЧ 2000 10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст