н а с то я щ а я
Ж у р н а л и с тс ка я
ш лю ха
■ Мы здорово выбивались из графика
выпуска очередного номера Exile, когда
вдруг поняли, что дело - дрянь. В газете до
сих пор были пробелы, но ни у кого не оста-
лось никаких идей. Одни сидели, тупо ут-
кнувшись в экраны компьютеров, другие
пили пиво. На столе дизайнера возвыша-
лась горка незаполненных газетных стра-
ниц. Дыры нужно было закрывать, но как и
чем? Ситуация казалась безнадежной, но
поздно ночью у нас родился план. Мы по-
звонили в одно из агентств и попросили
прислать девушку «по вызову». Мы поду-
мали, что если вызовем проститутку, то за
шестьдесят баксов сможем делать с ней
все, что захотим в течение часа. Например,
трахнуть в задницу или посадить за стол и
заставить написать 6 0 0 слов для четвер-
той страницы. И мы позвонили в службу,
имя которой разглашать не будем. Услы-
шав в трубке гудение множества мужских
голосов, агентство прислало вместе с де-
вушкой телохранителя - обычную защиту
против группового изнасилования. Тело-
хранитель заглянул, убедился в том, что
число мужчин было удовлетворительным -
пятнадцать человек (и все трезвые), и за-
тем представил нам нашего нового спец-
кора. Она оказалась маленькой плотной
девушкой лет восемнадцати. Ее звали
Татьяна.
Мы объяснили ситуацию. «Послушайте, у
нас запара. Мы должны закончить номер к
завтрашнему дню, а у нас серьезный писа-
тельский запор. В номере дыра, и мы бы
хотели, чтобы ты написала для нас статью».
Охранник - небольшого роста, узкоплечий
русский в грязных джинсах и фальшивой
рубашке от Версаче внимательно нас ос-
мотрел. «Написать статью? - спросил он,
глядя чуть пониже наших ремней, и доба-
вил. - А потом что?!» «А потом ничего, -
ответили мы. - Она пишет статью и уходит».
Охранник помолчал, почесывая небритую
физиономию. Прошла минута, он улыбнул-
ся и повернулся к простигосподи. «Ну что,
дорогая, - обратился он к ней. - Будешь
писать». Та в ужасе уставилась на нас. «А
что я должна буду написать?» - спросила
она. Охранник оживился: «Да, действитель-
но, о чем она должна писать?» До него
стали доходить возможные негативные по-
следствия. «Да все, что она захочет, - ус-
покоили мы его. - Она может написать про
свою собаку. Или о погоде». Телохранитель
посмотрел на Татьяну. «Давай, напиши че-
го-нибудь, а потом позвони мне, когда за-
кончишь», - сказал он ей и ушел. Мы уса-
дили девушку за стол, вручили карандаш и
лист бумаги. «Пиши». Она посмотрела на
нас снизу вверх и попросила дать ей раз-
линованную бумагу. Мы положили перед
ней лист, вырванный из блокнота, и оста-
вили ее одну. Через пять минут мы к ней
заглянули. Она сидела в той же позе, в ка-
кой мы ее оставили. Еще через некоторое
время зазвонил телефон. Звонила ее М а-
дам. «Татьяну можно?» - пролаяла она. Мы
дали Тане трубку. «Да, все в порядке.
.. Нет,
это не то, что вы думаете. Они хотят, чтобы
я написала статью.
.. Что.
.. Нет, не знаю, ка-
кую именно. Любую, наверное.
.. Я не знаю,
это газета какая-то.
.. Да нет, они нормаль-
ные. Я скоро перезвоню. Пока». Бедная Та-
ня, к сожалению, не была Жорж Санд.
Она не знала, о чем писать еще добрых де-
сять минут после звонка Мадам. Мы устало
пытались выяснить, есть ли у нее какое-
нибудь интересное хобби, держит ли она
животных, приходят ли ей на ум какие-ни-
будь интересные знакомые или воспоми-
нания о детстве. Похоже, она вообще ни
хрена не помнила. Наконец, Таня взяла в
руки карандаш и.
.. написала печальную ис-
торию маленькой девочки, поехавшей к
своей бабушке в деревню, где у нее кончи-
лись сигареты.
Моя история. Автор Татьяна
Однажды в прекрасный зимний вечер, ко-
гда я лежала в постели, мне в голову при-
шла великолепная идея поехать навестить
бабушку в деревне. Проснувшись рано ут-
ром, упаковала вещи и поехала на вокзал,
но там я не могла купить билет и поэтому
решила ехать автостопом. В тот день пого-
да была ужасной, шел снег и дул сильный
ветер. Я поймала попутку, но водитель ска-
зал, что может подвезти лишь половину пу-
ти, и когда он меня высадил, я пошла пеш-
ком.
Снег шел и шел и шел и было очень
ХОЛОД-
но. Я чувствовала себя ужасно, но тут к мо-
ей радости остановилась еще одна машина
водитель которой согласился довезти меня
до бабушкиной деревни. Он был очень сим-
патичным, с каштановыми волосами и он
правда довез меня до самого бабушкиного
дома, который находился в Московской об-
ласти больше чем в двух часах от Москвы.
Бабушкина деревня далеко от Москвы, и
поэтому продукты привозят лишь раз в не-
делю на грузовике. К сожалению, когда я
приехала, у меня быстро закончились сига-
реты, а грузовик с продуктами приедет
только через три дня. Я ждала и ждала, и
через три дня он наконец приехал.
Я подошла к нему, держа деньги в руке. На-
конец-то я могла купить сигареты! «Дайте,
пожалуйста, пачку Явы, пожалуйста», - по-
просила я. «У нас нет Явы. Только Прима, -
сказал человек в грузовике.
На этом Татьяна хотела закончить писать, а
мы не могли понять, что это был драмати-
ческий климакс ее истории, что в грузовике
были только вонючие сигареты. «Хорошо, у
них была только Прима, а дальше что?» -
спросили мы. «А что дальше?» - посмотрев
на нас, сказала она, и снова взяла каран-
даш, чтобы продолжить.
«Ну конечно, я не стала покупать Приму,
потому что это ужасные сигареты. Поэтому
я провела целых три недели без сигарет
пока гостила у бабушки. Потом я уехала в
Москву и там купила наконец Яву (мы со-
хранили Танину пунктуацию - прим, авто-
ра).
Как ни странно, Татьяна задержалась в ре-
дакции больше, чем на час. Она спокойно
объяснила, что ей не хотелось уходить, пока
не сделает всю работу. Мы сожалели, когда
пришло время расставаться. «Я к такому не
привыкла», - сказала она. «Не переживай,
- ответили мы ей. - Это всего лишь журна-
листика. Каждый репортер в мире чувству-
ет себя так, как ты чувствуешь себя еже-
дневно».
Она ушла. На часах было 4 утра.
предыдущая страница 69 ПТЮЧ 2000 10 читать онлайн следующая страница 71 ПТЮЧ 2000 10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст