эля
Все боятся боли. Человек, который говорит, что не боится, вызывает опасения. Общество
считает, что их ощущения - патология, и спорить с этим бесполезно - извращенность желания
наслаждаться болью кажется доказанной.
Мы не держимся друг друга. Нам не нужен круг. Каждый стоит особняком. Конечно, интересно, как это происходит у
других, но в стаю никто не сбивается, идеологий не придумывает. У каждого она своя.
Как ни странно, я узнал об Алином существовании только весной 1999. Знакомством с ней я обязан маниакально-на
стойчивому желанию Коли Куприянова, известного «проводника» готической традиции в Москве, осуществить акт
подвешивания тела на дизайнерском фестивале «Графит», который устраивала дизайнерская группа BIOS в Малом
Манеже.
Мой проект был прост: крюки - подобие крупных рыболовных - по 10 примерно в каждую конечность, от кистей и ступ-
ней к животу, груди, в шею - всего около пятидесяти проколов. Места крепления спланированы заранее, согласно за-
думанному художественному смыслу и технологии процесса - если кожа где-нибудь оторвется, не выдержав нагрузки,
сломается вся картинка
(ощущения подвешенного, с которого один за одним срываются крючки с кожей, по-своему
тоже интересны].
Крюки крепятся веревками к прочному Х-образному деревянному кресту, с которого-то и свисает на
собственной коже клиент - всему венец.
Подвешивание - это не пирсинг. Пирсинг позволяет осуществить действие. Он одновременно и инструмент достиже-
ния, и основная причина «прихода» желаемого ощущения. Все гаснет, растворяясь в Боли, нарастающей и изменяю-
щейся ежесекундно. Осознанность происходящего в смеси с ощущением «ощущения боли» выносит куда-то за преде-
лы реальности. Все дело было в клиенте. Кого подвесить? Вот тут-то и подвернулась Аля. Я даже и предположить не
мог, что в нашем городе встречаются подобные девочки.
Учась в Германии и Британии, Аля решительно подсела на мрачную пост-панк идеологию с элементами эстетики
«дарк готик». В Москве она играла на гитаре в нескольких соответствующих музыкальных коллективах. Сейчас учится
на режиссера в одном московском вузе. Аля прокалывает себя и режет. У нее нет никаких садо-мазохистских концеп-
ций. В ее «модерн примитив» идеологии отсутствуют унижение, подавление воли и насилие. Ритуал с нанесением уве-
чий - способ перехода в другую реальность, известный с древности. Шаманизм. Она мне подошла. Я ей тоже. Редкий
случай. И мы начали готовиться.
Но «привет участникам фестиваля» отписал сам Лужков, поэтому пришлось осуществлять проект в сильно изменен-
ном виде, то есть, без подвешивания
(к сожалению].
В итоге я без всякой
(конечно]
анестезии просто проколол Алин
язык, вставив ей туда «штангу» из хирургической стали, и зашил рот черной спецовой ниткой. Людям понравилось, ей
и мне тоже.
Она потом еще долго ходила по залам с вспухшими зашитыми губами в кровавой пене слюны. Зрелищно было. Жалко,
мало.
Меня часто спрашивают, почему им нужна боль, почему они идут на все это?
По сути - за свободой. Все боятся боли. И надо пройти ее насквозь, чтобы превратить неприятное и страшное в удо-
вольствие. Все тот же пресловутый вопрос свободы. Конечно, есть и другая сторона дела, о которой меня часто спра-
шивают. Я имею в виду секс. Естественно, связь прямая. Многие из моих клиентов, кстати, фанаты генитального пир-
синга. Но это уже другая тема. Я расскажу о ней в следующий раз.
предыдущая страница 54 ПТЮЧ 2000 11 читать онлайн следующая страница 56 ПТЮЧ 2000 11 читать онлайн Домой Выключить/включить текст