■ С наступлением зимы нет ничего лучше, чем сидеть при
свете настольной лампы и читать толстые книжки. Лучше всего
английские. Они всегда оборачиваются сплошным «Дэвидом
Копперфильдом».
Маргарет Дрэббл («Мой золотой Иерусалим»)
в аннотации
сравнивают с Франсуазой Саган. В принципе, она так же легко
отрывается от сюжета и погружается в многословие. Толь-
ко не такое остроумное и метафоричное, как у францу-
женки. Скорее, проза Маргарет Дрэббл напоминает
холодный завтрак в английском отеле: круассан,
джем, чашечка чая. Хотите глазунью? За отдель-
ную плату. Женщина влюбляется в гея. Случай-
ная ночь. Рождение ребенка. То, что могло вы-
звать скандал тридцать лет назад, сегодня ни-
кого уже не беспокоит. Женщины, стоящие в
очереди за кусочком своего счастья, конечно,
тема. Темочка. Темка.
Роман
Алана А. М илна «Двое»
я купил по
двум причинам: во-первых, Алан Александр
Милн - автор моей любимой книжки про Винни
Пуха. Во-вторых, на фотографии, напечатанной на
обложке, он чертовски похож на модельера Жан-
Поля Готье. Я влюбился в этот необязательный пустя-
чок. Как бы мне хотелось услышать утром: «Дорогой, не
хочешь ли горячего чая?» «Спасибо, дорогая, я выпью еще од-
ну чашечку, пожалуй». Настоящая английская книжка хороша не
столько своим сюжетом, идеальным построением и конфликтом.
Самое интересное в ней то, что не сказано. В романе «Двое» слу-
чайный успех не приводит к окончательному тщеславию. Пасто-
ральная любовь не заканчивается разрывом. Супруги не изменяют
друг другу. Один лишь легкий румянец. Тонкая улыбка и чай с мо-
локом. Казалось бы, никакой реальной жизни. Но так ли это?
Слишком много неслучайных «но». Ироничных предупреждений о
том, как избежать целой кучи неприятностей. Тех, которые прино-
сит нам самая обыкновенная жизнь. Мудрый пустячок.
Ежи Косински «Раскрашенная птица».
Я не читал
более жестокой книжки за тридцать лет своей жиз-
ни. Очень славянская вещь. Набор нескончаемых
ужасов, побоев, издевательств над маленьким
ребенком вызывает тошноту. И в то же время
невозможно оторваться. Мальчик во время
Второй мировой войны, спасаясь от нацизма,
скрывается в далеких славянских селах. Раз-
врат. Кровь. Убийства. И все это под беспри-
страстным детским взглядом. В какой-то мо-
мент повествование перестало казаться ре-
альностью. «Раскрашенная Птица» - какая-то
ритуальная книга. Наподобие «Путешествия в
Город Мертвых» Тутуолы. Человек не имеет права
на существование. Он даже не животное. Он хуже.
Г ораздо хуже.
Роман
«Восток есть Восток»
некоторое время назад был
очень популярен в США, прежде всего своей политкорректностью.
предыдущая страница 31 ПТЮЧ 2000 12 читать онлайн следующая страница 33 ПТЮЧ 2000 12 читать онлайн Домой Выключить/включить текст