big Ben
ЛИ ТЕРАТУРН АЯ СЕНСАЦИЯ ТРЕТЬЕГО ТЫ СЯЧЕЛЕТИЯ, ПОВЕСТЬ Л АУРЕАТО В Н А Ц И О Н А Л Ь Н О Й П РЕМ И И «ДЕБЮ Т» С П А Й КЕ Р А И С О БАККЙ
«Б О Л ЬШ Е БЕНА» - ПОЛНОСТЬЮ . В К А Ж Д О М НОМЕРЕ.
В городе Москве на Пятницкой улице есть кафе «Серна». Дешевая забегаловка, в которую часто заскочишь швырнуть в рот рюмку, но в которой никогда не задер-
жишься дольше чем на три минуты: кафе забито до упору странного вида молодыми людьми, сидящими по двое на одном стуле и производящими нестерпимый
гвалт. Еще они курят кучками на улице - эдакими грыжами вываливаются из двери, как бы подчеркивая, что место это прочно ими застолблено: «и то, бл, не вла-
зим!». Голова долго ломалась: я не мог понять, что же это за челы такие? Теперь, после прочтения сочинения Спайкера и Собакки «Больше Бена» (я был членом
жюри премии «Дебют», куда эта повесть была представлена и где получила благополучно первую премию), я узнал, кто эти люди. Это подонки. То есть, как я по-
нял из текста, в Москве существует слегка позолоченная молодежь, не имеющая отношения ни к художественным, ни к глянцевым, ни к банковским, ни к другим
профессионально организованным тусовкам: просто тусовка, задачей членов которой является чисто прожигание жизни. Этому и посвящена повесть «Больше Бе-
на», рассказывающая о том, как два подонка поехали в Лондон тырить еду в универсамах и выбивать из банков кредиты по липовым документам, - увлекатель-
нейший дневник, который по ходу дела становится явлением литературы (демонстрирует, как можно написать на сленге всем понятную вещь и экспериментирует с
повествованием из двух ртов одновременно). Мне, нах, уже 36, бл, лет, и я читаю «Б.Бена» с завистью и воловьей тоской в очах. Мне не воровать в су-
""«V
пермаркетах пакистанские колбаски (попытка спереть из магазина в немецком Оберхаузене бутылочку виски закончилась для меня двумя часами в
полицейской комнате и опозданием на амстердамский поезд); если мне доведется ночевать в аэропорту Хитрово, это будет ничуть не приколом, а
сущей мукой; мне не выпивать за день по пять бутылок вина, поскольку я уже бесповоротно выбрал русскую водку; мне не пускаться в отвязные
авантюры, потому что больше всего на свете я люблю лежать на диване. Но я рад, что мне есть кому завидовать./Вячеслав Курицын/
Спайкер и Собакка рассказывают, как они получали свой «Дебют»
■ Не, ну это просто сипец! Бруда и я попали в
этот дубовый зал, пытаться это понять - unreal.
«...Ж юри независимого литературного конкурса
«Дебют» имеет честь сообщ ить Вам, что Вы по-
пали в число ф иналистов.
..». Твою мать! Это
мы-то литераторы? Я, строго говоря, к этому
отношения не имею (не говоря уже о Бруде, он
вообще музыкант), я в ж изни три с половиной
книж ки прочитал. Для меня имена членов жю ри
- как Тора, за гранью Добра и Зла. В том см ы с-
ле, что так же непонятно.
Ладно, болтня, думаем, не ссы-прорвемся, и
едем на неделю халявы в какой-то средней га-
дючности пансионат, что оф ициально именова-
лось «неделя творческих семинаров». Цимес в
том, что творческие семинаристы из нас, как из
говна - пуля, и вообще не покидает ощущение
некой иллюзорности происходящ его. На паф ос-
ный литературный конкурс одна наша чикса по-
слала, пользуясь приближенны м положением,
наши с Брудой дневники. И вот на те, это лите-
ратурой оказалось. Гложет любопытство - кто
же это нас за писателей считает.
За писателей нас считали:
а) длинноволосый поэт, похож ий на нестриже-
ного, небритого и не стираю щ его одежду М у-
мий-Тролля (пьяный);
б) длинноволосый литературный критик (не
пьяный, но пидор);
в) призрак из Вологды, всеобщий конкурент (в
совершенно страшном состоянии);
г) гущёвец Илюша (просто, без комментариев);
д) Джон Леннон (немного пьяный);
е) человек-Вася (в сопло, в кал, в полную рас-
сипень).
Вышеуказанные персонажи в выш еуказанной
же последовательности стекались в наш номер
в первый же вечер пребывания в пансионате.
Привлекал их запах шахмат, расползавш ийся из
нашего номера по всем окрестностям. В любой
другой ситуации я бы с такими существами
срать бы не сел в одном поле, но тут ни мне, ни
Бруде выбирать не приходилось. Волосатые об-
зывали нас гениями, коллегами и прочими при-
ятными словами, в качестве ответного от нас
жеста подразумевая питие нашей же водки. В
завязавшейся литературной дискуссии мы по
причине тупости участвовать не могли и пили
молча, периодически выслушивая напутствия:
«Паши! Г:авное - напоить Ку:ицына! Т:езвый
Ку:ицин - это ст:аш но!».
Следующие дни в пансионате, долженствующ ие
обогатить молодых гениев русской словесности.
Обогащаться мы лично не могли по причине не-
понимания 90% звучащ их слов. Какого хера они
выябывались? Писать, если уж на то пошло, на-
до не эпиграммами и синкопами, не ямбами и
не прозой, а буквами: а, б, в.
..
Позже, правда, появился мэтр из Канады, алко-
голик Бахыт, которого все называли за глаза
Компотовым, а мы, в глаза - Старым Хером. С.Х.
с чутьем истинного поэта непосредственно по
приезду зашел именно в наш номер и на правах
старшего послал нас за пивом за наш счет. На-
хальство мы оценили.
С Бахытом, не имеющим, как и полагается каза-
ху, отчества, мы сдружились, тем более, что он
направил нагоняющее тоску течение семинаров
в привычное нам раздолбайско-синюш ное рус-
ло. Пить начинали уже с утра, за завтраком. На-
пиваясь, говорили и творили ужасные вещи.
Так, например, поэт А. ударил ногой по мош он-
ке драматурга 3. за то, что 3. сравнил творчест-
во Рида Грачева с Хэмом (плагиат из Довлатова
- прим. авт.). С ужасом узнали, что среди при-
сутствую щ их наличествуют педы. С педами при-
сутствующ ие, к нашему удивлению, вели себя
как с людьми. Конкурент из Вологды уже не
разговаривал, а блеял с удивляющ ей быстротой
«М э-м э-м э-м э-м э-м э!». На него собирались
глазеть.
Просто пьянство быстро переросло в трансцен-
дентный алкоголизм (понабрался!), пойло мате-
риализовывалось из ниоткуда. Достойны м и
уместным ф иналом выглядело объявление по-
бедителей в Дубовом Зале ЦДЛ. Пойло неверо-
ятного качества, в невероятных количествах ве-
драми разливалось абсолютно на шару. Мы на-
ссались, как скоты, и с чувством пролетария,
берущ его булы ж ник, ляпали грязь с говнодавов
на паркет и мрамор. Гарсоны оболтевали с того,
как мало молодые литераторы пьют и как они
мало курят. Среди присутствую щ их выделялись
.... (пьяны й).
......
(сильно пьяны й).
..........
(пья-
ный), бандит-депутат Скотч с телохранителями
(трезвые). Учредивший премию мАценат Л ип-
скеров стоял, вращая головой (сильно пьяный).
Скрипачи наяривали что-то пафосное.
Мы, отхватившие тяжеленную металлическую
птицу, похожую на золотого птюча, как если тот
заболеет кровавым поносом, ходили гоголями и
посылали на хер всех, кто предлагал нам гоно-
рары в рублях. Особенно рассмешила слепоглу-
хонемая старуш ка («Чегось?» - цитата), оказав-
шаяся главредом программы (журнала?) «До 16
и старш е».
....................................................
С.Х. (пьяный, с женой) называл нас пидарасами,
но мы на него не обижались.
Хорошо быть гением!
Ладно, думаем, не зря все-таки живем, приятно,
тля. Собираем рю кзаки и сипуем.
предыдущая страница 37 ПТЮЧ 2001 01 читать онлайн следующая страница 39 ПТЮЧ 2001 01 читать онлайн Домой Выключить/включить текст