г
0
* >
І
л
І
/
і
Алена Павлова
Е
вьвтнамцы
среди
нас
■ В застойное время это были рабочие силы из дружественной коммунистической страны. Например, построили
у нас какое-то производственное предприятие. Нужны рабочие. Они приезжали из Вьетнама. Для них строили об-
щежития, где большинство вьетнамцев живут и по сей день. Быстро освоившись и заняв все доселе незанятые
ниши в мире товаров и услуг, они начали потихонечку перетаскивать своих родных, близких, родных их близких и
близких их родных. Из голодного и совсем не холодного Вьетнама потянулась вереница будущих бизнесменов в
тогда голодную и всегда холодную Россию.
Документы, прописки, гражданство:
Ну что может сделать вьетнамец против закона о временной прописке? Как он может легализовать-
ся? Это же не Америка, где ты можешь просто получить документ под названием «грин кард» и работать в свое удовольствие.
Раньше, если случались облавы на рынках, то там сразу же включали кодовую музыкальную композицию. Это был сигнал тревоги, обознача
ющий «маски-шоу». Это значит: «Сто сяс все будут паляжить лицом внис и спласывать праписка. И лазрешение на тайговлю.
..». Сейчас рынки
не трогают. Договорились, видимо. Трогают только с точки зрения проверки торговых документов, пожарной и санитарно-эпидемиологиче-
ской служб, проверяют медицинские книжки, ну и, конечно же, регистрацию.
В Москве зарегистрировано примерно десять тысяч вьетнамцев, а на нелегальном положении находятся еще тысяч пятнадцать. Как же все
эти люди решают проблемы с пресловутой пропиской?
«В девяти из десяти случаев решить проблему можно на месте. Договориться, или за деньги. А вот в десятый раз точно заберут в отделение».
Один очень поднятый вьетнамец надавал взяток и получил русский паспорт. Там его фотография. Ну, сами понимаете. Зовут Мин, фамилия и
отчество - даже и не знаю, как написать. На «X» начинается. А потом написано: русский. Он говорит, что когда предъявляет паспорт, то все
смеются.
Занятия вьетнамцев в Москве.
В основном это торговля, иногда совмещенная с учебой в московских институтах. Но опять же учеба - это
привилегия для богатых, ведь в любом нашем институте год обучения для иностранцев стоит по меньшей мере 2 -3 тысячи долларов в год.
Хочешь защитить диссертацию? Это будет стоить от пяти до десяти тысяч тех же условных.
Рядовой вьетнамский бизнесмен зарабатывает «чистыми» в месяц двести-триста долларов, а то и меньше. Ровно столько остается после уп-
латы всех налогов, пошлин, неизбежных штрафов, аренды и прочих расходов.
«Некоторые наивные вьетнамцы приезжают сюда, чтобы работать, скажем, грузчиками. А потом не могут уехать домой
никак не заработают
на обратный билет. Иногда их родственники высылают им деньги на билет, который, кстати, стоит 400 долларов в одну сторону. Иногда они
так по несколько лет не могут вернуться домой».
Рядовые вьетнамцы все как один торгуют на вьетнамских рынках. Такие гиганты, как торговый комплекс «Салют» на Савеловской или ог-
ромный вещевой рынок на Тульской - яркий пример того, как живут вьетнамцы в Москве. А живут они в основном за счет продажи това-
;
предыдущая страница 50 ПТЮЧ 2001 01 читать онлайн следующая страница 52 ПТЮЧ 2001 01 читать онлайн Домой Выключить/включить текст