боялся за работы, за пленку].
И когда ему верну-
ли пленку, на ней ничего не было. Ему пришлось
использовать старые картинки, свои фотогра-
фии. Делать надо было быстро. Так получился
этот Загроб.
Стас Шурипа:
Он сделал эту странную вещь «Загроб», которая
участвовала в выставке «Мое кино». Мы делали
по работе к этой выставке. Я делал волка из «Ну,
погоди». Волк был в голливудском стиле - такой
супермен из звезд. А у Миши были какие-то
блуждающие образы, не мог до какого-то мо-
мента сформулировать. Миша в какой-то мо-
мент звонит и говорит, что придумал название
для фильма «Загроб». Слово резануло слух. Не
потому, что такая тема странная, а просто слово
странно обрублено. У нас был такой термин -
«загробка», для обозначения всякого умствова-
ния и эзотерики. Мы здесь, мы герои, мы поко-
рители бессознательного. Такое было к загробке
отношение. Вроде странно, говорю, хотя, конеч-
но, ничего. И вот он сделал и себя поместил. Я
говорю, а чего ты себя-то вставил? Он говорит,
что это так и надо. Миша хотел еще гробы лета-
ющие сделать. Мы решили что это перебор, по-
смеялись.
|
Таня Панова:
Он все время ездил в Крым. У них была компа-
ния с семнадцати лет, и они каждый год туда ез-
дили. Он говорил, что Крым - такое странное ме-
сто: оно очень красиво и опасно. Потому что там
все стихии: горы, море.
В Симеизе они познакомились с Володей. Нака-
нуне они пошли втроем со Стасом на гору, дошли
до вершины. Мишу поразил этот факт. Он сорвал
какие-то цветы, которые только там растут, при-
нес мне эти три цветка и сказал: «Это с верши-
ны». Самое удивительное, что с этими цветами
до сих пор вообще ничего не случилось. И он
сказал, что надо теперь всегда ходить в горы.
Мы пошли. Это был какой-то странный день. Ты
чувствуешь что-то серьезное, но не понимаешь
этого. Гора Ай-Петри очень высокая и опасная.
Маршрут, по которому мы пошли, оказался са-
мым опасным. Шли мы в состоянии какой-то эй-
фории. Сначала - большой компанией, нас было
человек пять или шесть. А потом в какой-то мо-
мент одна девочка сказала: «Я не пойду дальше».
Ей стало плохо, страшно и она пошла обратно.
Когда мы прошли половину пути, было непонят-
но, что делать: спуститься обратно или идти
дальше. Мне Миша говорит: «Ты не боишься?
Давай не будем бояться». Мы идем дальше, и
вдруг Стас садится и говорит, что дальше не
пойдет. У него и рюкзак улетел вниз. Он почувст-
вовал что-то такое. Там воздух какой-то стран-
ный, наполненный тревогой. Как будто смерть
рядом. Дальше мы пошли вчетвером. Когда уже
не идешь, а карабкаешься, знаешь, дико страш-
но, мы остановились на каком-то уступочке, и
непонятно, как выбираться оттуда. Потом оказа-
лось, что это место - всего в пятнадцати минутах
от вершины. Миша решил посмотреть путь за
выступом. Он стоит в замешательстве, и я вижу,
что ему страшно. Я вдруг понимаю, что туда
нельзя.
Я говорю: «Не надо смотреть». Он полез туда, а я
села и вдруг почувствовала во всем теле ужас.
Самообладание меня полностью оставило. Мишу
не видно было, но он крикнул: «Здесь вот колы-
шек альпинистский». И тут же я слышу, что что-
то происходит, поднимаю голову и вижу, что Ми-
ша летит спиной вниз. Все было понятно.
Айдан Салахова:
Недавно приходил к нам молодой художник, я бу-
ду его летом выставлять, Валера Панов. Первое,
что я спрашиваю: почему обратились в нашу га-
лерею. Он говорит, что много читал в журналах,
открывает папку с вырезками, и там работы Ухо-
ва. Мне это очень близко. Начальные его работы
очень близки к Мишиным по духу. Меня не поки-
дало чувство, что пришел Миша Ухов и принес
свои ранние работы. Я в ступоре. И я опять даю
ему деньги на холсты.
В Ухове была сила, за ним должно было пойти
поколение, и оно пойдет. Это такая мощь - Род-
ченко плюс рэйв-культура. Получился необыкно-
венный продукт. Я нашла своего художника - вот
наш Энди Уорхол. Ну, нету сейчас ничего такого.
Мощи нету. Отголоски, осколочки.
..
предыдущая страница 102 ПТЮЧ 2001 03 читать онлайн следующая страница 104 ПТЮЧ 2001 03 читать онлайн Домой Выключить/включить текст