ііібор Фшиср
ИДЛЮМИИАЮР
Владимир Сорокин, «Пир»
Русский Ботичеляи. Глыба. Мра-
мор. Гигантский червь русского
романа. Патриарх независимого
искусства. Чистоплотный мо-
гильщик. Умелый акушер. «Пир»
- венец творения великого мас-
тера. После не очень удачного, на
наш взгляд, контакта с миром
отечественного кино, он вернулся
к своему чеканному слогу. Скоро
Сорокина будут изучать в наших
школах. Сдавать на экзаменах.
Живой классик. Мы рады, что все
так получилось.
Р5
Обратите внимание на лошадиный
суп. Лучшая еда.
Славно Яневский,
«Миракли»
У всех славянских авторов есть что-то
общее. Во-первых, надорванность. По-
вествование льется как один большой
блатной аккорд, взятый отчаянно громко.
После этого струны должны лопнуть.
Иначе книжка плохая. Второе - в сла-
вянской литературе необычайно ярко
выражено коллективно-мифологическое
сознание. Человек в таком тексте - не
просто персонаж, а всегда метафора.
Что-то большее. Я уже не говорю о небе,
солнце, мурашах или, например, крысах.
Кстати, первые пятьдесят страниц «Ми-
ракли» посвящено крысам. А главный
герой - нетопырь-вампир. Борец за
правду. Хранитель старины глубокой и
важных славянских ценностей. Легкая
соль платоновской стилистики пробива-
ется сквозь перевод и плавно оседает в
сказе. Типа Лескова. «Левша». Что еще
сказать? По-моему, глубокое изящество
сербо-хорватской литературы слегка
завышено. Не выдерживает сравнения с
магическим реализмом Латинской Аме
рики. Павич и компания, согласен, мод-
но. К тому же - недавняя война на Бал-
канах. И лейкемия в НАТОвских рядах.
Слишком много крови, замешанной на
колдовстве. Но какое-то оно слишком
туристическое. Не страшно. Просто гру-
стно.
Орхан Памук, «Черная книга»
Эта штука может стоять на одной полке с
«Последним вздохом мавра» Салмана
Рушди и «Охотой на овец» Харуки Мура-
ками. Книга нежная, инфантильная, лич-
ная. Прошлой весной я был в Каире. Не
город, а арбузная корка невероятных
размеров. Подскользнешься, упадешь и
не встанешь. Мертвые ходят по улице
наравне с живыми. Никакого страха.
Стамбул Памука, видимо, что то похо-
жее. С «Черной книгой» можно путеше-
ствовать как с путеводителем. И учебни-
ком истории. Хотя писатель доказывает,
что личная история - гораздо важнее
общественной и социальной. Судьба од-
ной семьи, рассказ о выпеченной булоч-
ке, запах кофе, ручка с зелеными черни-
лами, затерянный гребень в Босфоре.
..
Вот главные темы, на фоне которых ми-
ровая политика и социальная жизнь ка-
жутся карликами. И это очень роднит
«Черную книгу» с «Последним вздохом
мавра». Но у Салмана Рушди - десятки
переплетающихся сюжетных линий, а
здесь - одна-единственная интрига гру-
стного турка. От героя уходит жена, и он
целыми днями ищет ее, бродя по много-
людным улицам Стамбула. Также исче-
зает его дядя - известный журналист.
Эта почти детективная история подогре-
вает интригу, но не делает ее. Вся соль
именно в мелочах. В кофе и каштанах. В
топографии Стамбула. И в одной очень
грустной теме. Когда достигнешь всего,
чего хотел в молодости, то никогда не
сможешь этим воспользоваться. То ли
вкус к жизни утрачен. То ли память уте-
ряна. Банальная история. Но как красиво
сыграно.
Пг|к-ми Веры ФннюипІі
Сергей Носов, «Хозяйка истории»
На мой взгляд, лучшая книга, изданная в
серии «наша марка» издательства «Ам-
фора». Очень соловьевская книжка. О
мудрости Софии. О роли русской жен-
щины. Идея о том, что нашей страной
управляли не политики, а цепь случайных
ситуаций, угаданных некой гражданкой,
кажется мне вполне реальной. С тем, что
в политике нашей некогда сверхдержавы
порой не было ни логики, ни смысла, ни-
кто не поспорит. И все как-то сраста-
лось. Вообще место этой книги - между
«Тринадцатой любовью Марины» Соро-
кина и «Русской красавицей» Ерофеева.
Но те были написаны больше пятнадцати
лет назад. Эта, честно говоря, не знаю.
«Амфора» в последнее время напомина-
ет мне Юрия Михайловича Лужкова. Тот
строил храм. А как его ругали? «Лучше
денег дайте, людей накормите». А он
возрождал русскую духовность. «Амфо-
ра» с той же настойчивостью реабилити-
рует русскую постмодернистскую лите-
ратуру 80-х. Гениев кухни, которых ни-
кто не печатал. И не было у них никакой
надежды. А весь цивилизованный мир
был тогда вывален в умных, нереальных
постмодернистских книжках. Давясь от
скуки при чтении большинства книг «на-
шей марки», я думаю, может быть, это
надо? Ведь стоит храм. Купола золотые.
Стены белые. Внутри все сияет. Людям,
говорят, нравится.
Тибор Фишер, «Коллекционная
вещь»
Очень изящная английская вещичка.
Главный герой - антикварная ваза. Ее
глазами мы наблюдаем жизнь, быт и все
такое. Могло получиться очень скучно.
Спесиво, по-британски. Понимаете, с
одной стороны вечность, с другой -
бренность. А получилось наоборот, очень
с юмором. Очень приятно. Очень легко.
Орхан
ПАМУК
Чёрная книга
Славко
ЯНЕВСКИЙ
Миракли
н о с о
зяйка истории
Славянский Шкаф
предыдущая страница 20 ПТЮЧ 2001 03 читать онлайн следующая страница 22 ПТЮЧ 2001 03 читать онлайн Домой Выключить/включить текст