• ДЕНЬ 3
Посвящается поискам норы.
Знакомимся с Арташом. Понимаем, что это
глыба. (Помните, Ильич о Лёве Толстом, кажет-
ся - «Какая глыба, какой матерый человечи-
ще!!») Впервые пробуем сканк. Английский
сканк - удивительнейшая вещь. Если с ним по-
жадничать, как поступили мы, впервые его уви-
дев, то после удара по голове бейсбольной би-
той (то, что называется приходом, когда куришь
обычную дурь] начинаешь видеть не только небо
в алмазах, но и много чего еще интересного.
Мне лично больше всего понравилась фишка а-
ля реклама «Филипс». Помните, где весь город
танцует? Вот точно так же весь Лондон проби-
вал денсы под музыку, играющую в моем плейе-
ре.
(Плейер, кстати, был мой!]
С Брудиными
щщами происходили такие метаморфозы, что
он сам смеялся, глядя на свое отражение. Пыта-
емся выйти на астральный контакт со Стексом,
нашим московским раста-дружищем, но доле-
теть до Москвы не получается, порхаем, как
трясогузки, вокруг паба, где находятся наши те-
ла, и Арташ говорит нашим ушам всякий прият-
ный шум.
ОПИСАНИЕ АРТАША
Приглядевшись, понимаем
-
глыба!! Ясный
мозг, когда свободен от воздействия наркоти-
ков, работает в сугубо криминальном направле-
нии [что нам симпатично). Львиная доля сво-
бодного времени А. уходит на поиск брешей в
британском законодательстве с целью нару-
шать оное, используя эти самые бреши. Рабо-
тать не любит, не хочет, не может (что
-
разуме-
ется! - нам симпатично), к вящему неудовольст-
вию папы Серго, который развил в семье домо-
строй и проповедует domestic violence. Неболь-
шой рост и casual wear Арташеса способствуют
кражам, а блестящий английский с оксфорд-
ским произношением
-
махинациям. Белые во-
ротнички принимают его за своего и теряют
бдительность.
(Вообще же отношение к небри-
танцам у британцев настороженно-подозри-
тельно-надменное. Так что сойти за уроженца
островов - уже полдела при совершении афер.)
Кроме того, А. развил в себе привычку всегда и
везде смотреть по сторонам и на землю, вра-
щая головой как филин, и подмечать такие ве-
щи, как открытое окно, машина, долго стоящая
на одном месте и т.д„ а также поднимать с зем
ли всякое дерьмо, часть которого оказывается,
на удивление, чем-то полезным, например, кре-
дитной карточкой или денежной купюрой, под-
лежащей отмывке.
Когда в первый день нашего знакомства А. раз-
ложил перед нами целый ворох возможностей
относительно незаконного добывания денег в
Англии, мы слегка обоптели. Спектр вариантов
немыслимо широк: от голосования такси для
стариков у супермаркетов (почему-то здесь это
называется РЭКЕТ!!!) до сложных и до поры до
времени непонятных нам выбиваний кредитов
из банков, с использованием огромного количе-
ства всякой оргтехники, подставных телефонных
линий и т.д. Сам он не занимается этим исклю-
чительно из лени и природного распи-дяйства, а
впрочем, еще и потому, что имя его уже пре-
красно знакомо в большинстве британских
банков.
Подумав, выбираем два варианта: 1) вышеупо-
мянутые кредиты в банке (большие деньги, но
афера требует долгой поэтапной подготовки): 2)
получение бесплатных сотовых телефонов по
самостоятельно сфабрикованным документам с
целью последующего сбыта оных скупщикам
краденого [LV на подножный корм).
Общаясь с А., поймал себя на следующей мыс-
ли. Часто используемые им в речи словосочета-
ния «использовать бреши в законодательстве»
и «презумпция невиновности» у меня ассоции-
руются исключительно с приездом братвы на
джипах или, в менее серьезных случаях, ударом
дубинкой по почкам в обезьяннике. Так, во вся-
ком случае, затыкают бреши в законодательст-
ве у меня на родине.
ДЕНЬ 4
С рогулями жить уже нет никаких сил,
учитывая еще то, что к ним присоединились не-
кие гопники-лабусы. Но поиск норы осложнен
тем, что а) у нас нет телефона, а звонить из ав
томатов - крайне накладно и б) рекламирующи-
еся в газетах свободные комнаты стоят таких
бабок, каких у нас тоже нет. Вопрос о деньгах,
кстати, встал скалой из тумана на пути нашего
утлого scum-суденышка. За три развеселых
дня, состоявших исключительно из посиделок в
кабаках и поездок на такси, а также расплачи-
вания наличными за всякую х.йню, денег у нас
осталось катастрофически мало - 250 фунтов.
(Хотя их и изначально был децл - 400 фунтов).
Это печальное-не-печалящее-но-насторажи-
вающее нас обстоятельство напоминает нам о
том, что вообще-то мы собирались вести здесь
криминальный образ жизни. Проблему создали
рогули. Зашуганность этих живущих кагалами и
считающих копейки людей накапала на наши
кристально чистые мозги в первые два дня на-
шего жития в их норе-вонючке. Боязливо ози-
раясь даже за обеденным столом, на котором
дымился какой-то дешевый вонючий корм (они
точат его из экономии, наживая себе язву же-
лудка), рогули вещали нам о том, что они нико-
гда ничего не украли, даже за метро всегда пла-
тят. Дескать, везде понатыканы камеры, и каж-
дый шаг каждого человека фиксируется на
пленку, так что лучше жить честно и не выябы-
ваться. Таковы были смысловые камни их ре
чей. Что самое интересное, за первые три дня
здесь мы увидели, что камер повсюду действи-
тельно как у дурака фантиков. Чуть позже мы
осознали, что здесь и вправду фиксируется на
пленку каждый шаг каждого человека, т.е. фор-
мально рогули оказались правы. Но на то мы и
подонки, чтобы нарушать законы. Поэтому, на-
конец-то найдя подходящее объявление о сдаче
норы (2 зона! Кайф! 100 фунтов в неделю!! То
есть, нам хватит на две недели проживания!!!
Что будет дальше, мы особо не задумывались, а
то, что 100 фунтов в неделю за комнату - это,
мягко скажем, многовато, мы тогда еще не зна-
ли], мы для разъездов по городу покупаем одну
travel-card на двоих.
В бюро по аренде недвижимости нас лошадиной
улыбкой встречает «англичанка» Кэрол, чьё
усатое коричневое лицо и пакистанский акцент,
однако, с головой выдаёт в ней эмигрантку, при-
чём однозначно в первом поколении. Почему же
тогда Кэрол? Чешем щи: неужели пакисы за-
благовременно, предвидя эмиграцию, нарекают
своих мусульманских киндеров христианскими
именами? Непонятно. «Кэрол» не убирает свою
лошадиную улыбку в течение всех двадцати ми-
нут, что мы оформляем документы. Даже в ответ
на скромную просьбу Спайкера разрешить ему
двинуть пальцем Арташесу растягивает её ещё
шире и произносит: «No, it's 4 official use only».
Вот жлобство-то! Почему-то паки перенимают у
англичан только отрицательные качества, не-
смотря на то, что сами и так являются их без-
донными кладезями.
«Кэрол» вдруг предлагает нам посмотреть ещё
одну нору - вдруг, дескать, больше понравится, в
том же районе, что и первая. Записываем адрес
и сваливаем.
В метро я лихо вписываюсь за Брудой в турни-
кеты или же, не менее лихо, пролезаю в дырку,
предназначенную для сумок-багажа.
Особенно
лихо это у него получилось один раз, когда он на
полной скорости сложился, словно бегущий по-
лосу препятствий военный, и со всей дури стук-
нулся лбом в плексиглас, потому что дырочка
оказалась меньше обычного, после чего скон-
фуженно отлетел обратно, как сдутый резино-
вый мяч. Те, кто это видел, получил, я думаю, не-
дельный заряд положительных эмоций: зрелище
было достойно старика Чаплина.
Проблематич-
ность таких вписок в том, что возле турникетов
стоят трудоголики метростроевцы, так и норо-
вящие броситься в погоню. Но на станции, где
нам предстояло прожить две недели, нас ждал
маленький подарочек судьбы - турникетов не
было вообще. Такие станции тоже есть в Лондо-
не, и на них ticket-check осуществляется по-
средством визуального контроля самими мет-
ростроевцами. Ну, тут уж действовать вообще
проще простого
просто суешь ему (ей) в щи
любую карточку, хоть флайер на рэйв. Хитрости
здесь всего две: а) нужно дождаться, когда пой-
дет большой поток пассажиров б) сделать щи
максимально попроще, что не так легко, как ка-
жется. Иногда на станциях устраивают облавы
на безбилетников с использованием полиции,
тихушников и т.д. Но даже сквозь такие кордоны
можно проходить, главное, повторяю, щи попро-
ще. Если же тебя все-таки жопят, то можно а]
убежать. Но это канает только на выходе (биле-
ты в лондонской подземке проверяются как на
входе, так и на выходе, и оплата «позонная»,
платить надо за каждую зону, стоимость при-
близительно один фунт ст./зона.) б) объяснить
тупым уродам, что ты честный малый, не подо-
нок, и готов заплатить штраф, но вот незадача,
денег при себе нет. Тебя попросят дать свой ад-
рес, с тем, чтобы штрафную квитанцию выслать
по почте. Что делать дальше, поймет, я думаю,
любой русский. Надо дать чужой адрес и идти
своей дорогой, небрежно выслушав извинения
задержавшего тебя копа. Маленькое «но» - ад-
рес должен реально существовать, причём яв-
ляться частью частного жилого сектора, ибо он
проверяется по мини-компьютеру, имеющемуся
у каждого контролёра. То есть, отмазка типа
«мой адрес - Бейкер-стрит, 221 Б» не про-
капает. Чтобы не попасть впросак в по-
добной ситуации,необходимо наизусть
помнить хотя бы один реальный адрес (с
почтовым кодом), не принадлежащий
юридическим лицам. Фамилия владельца
адреса непроверяема (50% населения
арендует норы или комнаты, и всех их ни
в какой компьютер, ясное дело, не зане-
сёшь).
Это я сейчас, когда выправляю эти за-
метки 3 месяца спустя, такой умный, а
сегодня вообще-то ДЕНЬ 4 нашей здесь
Одиссеи, и езда без билета отнимает ку-
чу нервов.
Первой осматриваем комнатёнку в ев-
рейском районе Стоук-Ньюингтон
Абсо-
лютно потрясены обитателями здешнего
гетто, которые являют собою самый
страшный ночной кошмар Баркашова.
Причем кошмары такие появляются у
него под утро, когда он уже во сне начи-
нает ощущать сушняк, отходняк и ужас
перед наступающей реальностью. Барка-
шов ворочает головой, бормочет во сне
матюки и шевелит усами. Вот, в общем, в этом
кошмаре мы и оказались. Смешно и весело.
Сыновья Земли Обетованной здесь расписные,
просто красавцы, прямо с картинок сошли. Все
строго в чёрном, выступают на ермолках, окла
дистых бородищах и пейсах.
Наводит на мысли о
Хэллоуине и прочих праздниках с переодевани-
ями.
В самом Израиле так, по-моему, мало кто
прикидывается. Что же касается комнатушки, то
она находится на последнем этаже болтово ота-
пливаемого здания. К тому же, там сильно воня-
ет падалью - не иначе, как мышка склеила лас-
ты где-нибудь под половицей, поди-ка выковы
ри. Жить здесь мы не будем. Зря только ехали в
эту еврейскую пердь. Единственная польза от
этого беспонтового вояжа
-
гора мелочи по 1 ~2
пенса на общую сумму полфунта, оставленная
предыдущими жильцами. Пятьдесят пи для нас -
это целых пять столь необходимых нам теле-
фонных звонков Деньги вылетают, кстати, со
скоростью звука, чем и объясняется наша вне -
запно появившаяся бережливость.
По-прежнему памятуя о том, что мы подонки и
должны нести это звание с честью, совершаем
первую кражу - пачку конвертов, чтобы писать
на Родину письма. Технология незамысловата,
но мы взмокли до предела и чуть не обструка-
лись, вынося эти злосчастные конверты. А
маза такая: огромный Собаккаа закрывает
предыдущая страница 49 ПТЮЧ 2001 03 читать онлайн следующая страница 51 ПТЮЧ 2001 03 читать онлайн Домой Выключить/включить текст