Айдан Салахова:
Первое, что я услышала об этих художниках -
что они были у куратора Иосифа Бакштейна, ко-
торый их послал, у Марата Гельмана и Виктора
Мизиано, которые их тоже послали. Я решила,
что это очень интересно, поэтому их пригласила.
Они пришли с эскизами. Понятно, что рисовали
они почеркушечки на маленьком формате - не
продукт, понятно, денег нет. Но я решила риск-
нуть: дала им деньги, и они придумали «Урано-
вый проект».
Таня Панова:
Он учился у хорошего художника Лапина, дирек-
тора первой художественной школы, и был лю-
бимым учеником. Занимался традиционной жи-
вописью, потом в какой-то момент совершенно
переменился, резко. После его гибели устроили
выставку, она называлась «Ретроспектива». Там
были его школьные коллажи, разные периоды
творчества. Люди были шокированы - абсолют-
но разные работы. Потом был период такой
странный. Самое начало того, что всем известно,
но эти первые работы мало, кто знает. Г рафика
94-го года: мальчики-клубнички, девочки-сер-
дечки. А дальше начались коллажи. Первые он
сделал на заказ для рекламной фирмы.
Стас Шурипа:
Мы втроем
[еще Петя Филиппов)
в какой-то мо-
мент увидели, что наши работы соответствуют
друг другу. Бывают такие совпадения, когда у
людей похожие взгляды на мир. В фазу попали.
Решили создать творческую группу, назвать
«Урановый проект». Построили картину мира,
появилась атмосфера. Разве что работы мы де-
лали по отдельности. Миша увлекся коллажами,
у него это стало хорошо получаться. Я с живопи-
сью работал. Петя Филиппов - в основном с
графикой. У нас было общее увлечение поп-ар-
том и разными там вещами, расширением со-
знания.
Айдан Салахова:
Сразу бросалось в глаза, что Миша оказывал
большое влияние на компанию. Когда он умер, я
больше всего плакала из-за того, что для меня
это была настоящая потеря в искусстве. С ним
бы произошло очень много того, чего не хватает
сейчас. Он бы шел большими шагами и стано-
вился лучше и лучше. Когда я узнала, что он по-
гиб, у меня был шок.
Таня Панова:
Я училась полгода в МГУ на истории искусства,
дружила с девушкой Ирой. И у нее был день
рождения. Там я первый раз увидела Мишу. Он
был просто великолепный: в синем костюме с
отливом, безумно красивый. Ему очень шел си-
ний цвет. Мы сразу подружились и целый год
общались как друзья. Потом любовь началась.
Он был таким детским, непосредственным и
всегда ко всему относился с радостным удивле-
нием, как ребенок удивляется чуду. И в его ра-
ботах это очень видно.
Рядом с ним постоянно присутствовало ощуще-
ние чуда, происходили какие-то странные вещи.
Когда мы познакомились, он мне однажды ска-
зал: «Ко мне пристают божьи коровки». И они
действительно к нему всегда прилетали. В лю-
бой ситуации раз в месяц мы обнаруживали ря-
дом с ним божью коровку. Даже зимой. И что
самое поразительное, сейчас я видела - лежит
на столе божья коровка.
Стас Шурипа:
Сначала Миша занимался живописью. Потом,
когда я с ним познакомился, у него был переход
к чему-то еще. А меня, соответственно, в ран-
ней юности увлекал экспрессионизм. Потом я
понял, что все это - отстой. И Миша про свое
тоже так решил. И мы поняли, что надо рисовать
предыдущая страница 96 ПТЮЧ 2001 03 читать онлайн следующая страница 98 ПТЮЧ 2001 03 читать онлайн Домой Выключить/включить текст