106
кислотными цветами, локальными, ровно закра-
шенными поверхностями, не нужно копаться во
внутреннем мире, а нужно, чтобы все было ярко,
по-здоровому психоделически. Сделали по не-
сколько работ, показали друг другу, поняли, что
нравится. Так пошло-поехало.
Мы не вписывались в господствующие в совре-
менном искусстве идеологии, у нас не было особой
социальной критики. Нам нравилась поп-культура,
и в то время не хотелось что-то критиковать и ум
ствовать. Хотелось максимально ярко рисовать
свои галлюцинации. Потом мы же станковисты,
что тоже не очень идеологически близко совре-
менному искусству. Мы знали об этом и не очень
расстраивались, когда нас завернули Мизиано,
Гельман и Бакштейн. Потом Айдан увидела наши
работы. Ей все понравилось, и мы начали с ней
работать. Стали делать работы больших размеров.
Айдан Салахова:
Он был по-хорошему амбициозен и абсолютно
вменяем. Я, помню, делала вечеринку «Одалиска-
пати». Мне срочно нужно было найти кого-то, что-
бы быстро расписать ткани в восточных орнамен-
тах. Первому позвонила Мише. «Хочешь помочь?
Нужно день вместе со мной раскрашивать ткани».
Он четко пришел. Получал от этого удовольствие,
хотя делал не для себя. Обычно так с художниками
не получается.
Стас Шурипа:
У нас была такая теория: должно присутствовать
сверхчеловеческое.
Отсюда: поп-арт, мультики, компьютерные игры.
..
Нас волновало общество - кто мы как художники и
что нам делать с этой чертовой буржуазией в на-
кокаиненных мерседесах. Живем тут в одном го-
роде со всем этим.
И мы решили, что лучший способ борьбы с ними -
это пародия. Вот как Лайбахи фашистов из себя
разыгрывали, мы так же разыгрывали из себя
прибандиченных нуворишей. Наивно и очень тро-
гательно. Сейчас жизнь, конечно, сложнее и твер-
же. Тогда все было галлюцинацией, все было теат-
ром. Мир - это галлюциноз.
Таня Панова:
Он где-то садился и сразу начинал рисовать. Не
эскизы, а просто мысли. Этих бумажечек очень
много. Гениального человека нельзя застать
врасплох. Он не меняется как элемент таблицы
Менделеева. Я нашла детские записные книжки
Миши. Его первые коллажи - вырезанные из газет
картинки. Видишь, тут такая романтика: воины,
доллары, ракеты, сердца «ту love». Я заметила,
что всегда подкупает в его работах: детская ра-
дость и непосредственность.
Индейцы, космонавты, летчики - стандартный на-
бор возвышенных героев каждого мальчишки. И
когда он делал коллажи про своих друзей, он
включал эти образы в картинки. Вот я стою на
разбитом сердце. Паша с космическими ракетами.
Пит в нашей компании всегда нас защищал, когда
ситуации были всякие, драки на улицах. Он боксер.
Пит стоит на земном шаре в боксерской стойке, и
кругом летят динозаврики на тарелках, и он их как
бы побеждает.
Его архиважные образы: супермены, муравей-ро-
бот, самолеты, летающие тарелки над тайгой, ав-
стралийские инопланетяне, таракан как символ
мандалы
(тараканы по спирали засасываются в
раковину),
образы современной религии: роботы и
радары. Он подписывал свои работы «Ухо».
Стас Шурипа:
У Миши как у художника было уникальное чувство
цвета, но самое удивительное в нем - это энергия
воображения. Я больше ни разу не общался с че-
предыдущая страница 97 ПТЮЧ 2001 03 читать онлайн следующая страница 99 ПТЮЧ 2001 03 читать онлайн Домой Выключить/включить текст