/Кира Ласкари/
_0
I
3
I
си
\ /
7 \
П Л Ю Ш Е В Ы Й А Л Е К
13
• Маша происходила из очень интеллигентной еврейской семьи.
Ее родители как-то были связаны с филармонией и госконцертом.
Я же был связан с Машей исключительно связью полов. Она была
младше меня и производила впечатление умненького, воспитан-
ного ребенка с чрезмерно развитыми молочными железами. Ма-
' ^
I ша прекрасно разбиралась в классической музыке, живописи и
театре. Раздражали три вещи: неимоверная чистоплотность, лю-
бовь к мелодрамам и плюшевый медведь Алек
(видимо, названный в
честь мордастого голливудского актера).
Музыка команды «Депе Шмот»
прилагалась к комплекту.
Такая нежная-нежная. Хрупкая-хрупкая. «Кругленькая попка - трусики в
цветочек».
В первый же мой визит Маша заявила, что Алек будет «спать» с нами.
Мне поначалу это показалось интересным и даже возбуждающим - эта-
кий фетиш с порнокассеты «Грязные дебютантки»
(все актрисы не стар-
ше восемнадцати!!!).
Но когда в порыве страсти я разок посмотрел чуть-
чуть в сторону и столкнулся взглядом со стеклянными пуговицами на ро-
же Алека, меня пробрал озноб. Трахаться при плюшевом медведе с прон-
зительным и беспощадным взором майора МВД было как-то неловко.
Это все равно, что положить рядом с собой на подушку животное из кино-
картины «Нечто».
Мне вообще было все время как-то неловко с Машей. Я стал в результа-
те злым как черт - мне приходилось постоянно воздерживаться, следить
за своей речью, за своей бородой, в общем, стараться не выглядеть жло-
бом. Да я не жлоб никакой! Зачем зря напрягаться? «Маша, я так люблю
твое «Депешмо», - даже и не знаю, то ли кончить, то ли вспороть Алеку
брюхо на радостях»!
Однажды мы прогуливались, и Марии очень захотелось пописать. Пос-
кольку о том, чтобы присесть за гаражами, речь даже и не шла, мы реши-
ли зайти к моему приятелю. Идти с пустыми руками было, естественно,
неудобно, и пока моя спутница, сильно томя мочевой пузырь, выбирала
что-то в кондитерском отделе, я приобрел два внушительных флакона.
Мой приятель Федорыч - махровый бездельник. Как и все махровые без-
дельники, считал себя «программистом», ничего не делал и предавался
милым излишествам в родительской трехкомнатной квартире. Бедная де-
вочка так измучилась, что, когда Федорыч открыл дверь с идиотским при-
ветствием «В смысле!?», проскользнула у него подмышкой и, найдя по
запаху туалет, моментально скрылась внутри.
Уходить сразу было тоже неудобно, и мы засели: Маша, Федорыч и я.
Мол, поговорим, выпьем, послушаем музыку. «Деп Ешмот» у Федорыча,
само собой, не оказалось. Зато у него оказалось сколько угодно «Ленин-
града», «ГрОба» и «Внезапного сыча».
Я не мог понять, как рафинированная Маша выносит моего приятеля. По-
чему она не берет меня за руку и не уводит отсюда. Федорыч вел себя так
гадко, что мне самому стало не по себе. Надрызгавшись, он громко по-
плевывал на пол, безостановочно матерился, портил воздух, а один раз,
схватив кухонный нож, в самой непотребной форме угрожал физической
расправой Биллу Гейтсу, почему-то с ненавистью глядя на холодильник.
Маша только скромно улыбалась и иногда задавала вопросы про звучав-
шую музыку. Музыку, впрочем, Федорыч тоже скоро отрубил и самостоя-
тельно, без инструментальной поддержки дурным голосом принялся ИС-
ПОЛНЯТЬ композицию «Ехал на ярмарку Ванька-холуй.
..».
Что произошло с героем этой замечательной песни на ярмарке, как автор
выкрутился из рискованной рифмы и собирался ли выкручиваться - мы
не узнали потому, что Федорыча немедленно вырвало, потом он потерял
сознание, потом вернулся, потом мы уложили его спать в ванну, чтобы
«если что.
..» - как сказала Маша, потом отправились.
На мой взгляд, вечер не удался. Обратно мы шли молча, и только когда я
довел Машу до дома, она спросила, кто такой Билл Гейтс, и не еврей ли
он.
Мы встречались еще дважды и закончили наши отношения спокойно и
мирно.
Через какое-то время мне надо было заскочить к Федорычу по делу, и
каково же было мое удивление, когда я увидел там мою Машу в цвета-
стом переднике, готовящую вонючие котлеты. Плюшевый Алек в солнце-
защитных очках Федорыча сидел в продавленном кресле, расставив в
стороны толстые лапы.
То есть, как я понял, Маше, наоборот, хотелось жлобства и тупости. Нао-
борот, хотелось грубого, немытого. Федорыч со своим «сортиром по запа-
ху» для этого подходил как нельзя лучше. Она относилась ко всяким та-
ким вещам не как к гадости, а как к сладкой экзотике, которой она всегда
была лишена. Не удивлюсь, если инфантильная, «утонченная» Маша сей-
час где-то экстатически орет: «свяжи меня», или «накажи меня», или
предлагает сыграть в «мою свинку», или как там это называется.
..
Ну и славно. А мне нравятся женщины попроще. Хорошие, красивые, про-
стые, не перегруженные комплексами.
предыдущая страница 64 ПТЮЧ 2001 04 читать онлайн следующая страница 66 ПТЮЧ 2001 04 читать онлайн Домой Выключить/включить текст