-/расстегнутые
Как-то на концерте немецкой грппы Дау-
ерфиш я спросил у дизайнера нашего
Харперз Базара: "Тебе эти ребята понра-
вились?" "Не знаю, - ответил он, - играют
похуже Мегаполиса". На следующий день
включил телевизор и увидел ролик "Ста-
рость". Застыл в изумлении. Мне давно
не приходилось слышать такую качест-
венную русскую
песню.
Мегаполис
-
группа, которую я, кажется, знаю лет сто.
"Яйца
дрозда",
"Карл-Маркс-штадт".
Концерты среди независимых московских
групп конца 80-х. Все это не возбуждало
меня ни на грамм. Внезапно Олег Несте-
ров придумал лэйбл "Легкие" и стал зани-
маться, как мне казалось, абсолютно бес-
перспективным у нас делом. Выпускать
хорошую музыку. Но у него получилось. И
я подвинулся поближе к Мегаполису. Из
любопытства.
Взял все их диски, начиная с 1989 года. Прос-
лушал, и у меня созрела концепция новой руб
рики "Расстегнутые". Я буду приглашать спе-
циальных гостей. У всех у них будет одна об
щая черта. Черточка. Они популярны и знаме
ниты вопреки тому, что делают. Мы их знаем с
одной стороны, с одного бока. А хочется рас-
стегнуть все застежки. И может быть, тогда мы
найдем интересные вещи, где и не надеялись
что-либо отыскать.
Олег Нестеров отличался от своих независи-
мых собратьев по московской рок-сцене. Нев
нятная интонация, отсутствие пафоса, никако-
го конфликта с миром. Одним словом, он бы
так и остался незамеченным, если бы не зло-
получные "Яйца дрозда" и еще несколько хи-
тов. Внимательно проанализировав его песни
и личную позицию, я с удивлением обнаружил,
что проглядел очень модного и тонкого худож
ника. Увлекаясь яркими клише, я был среди
тех, кто не умеет слушать, потому что прошля
пил артиста. Своеобразного, со знанием му-
зыкальных традиций, использующего чужие
тексты и чужие темы. Он-то как раз умел слу-
шать и внедрять в себя именно чужие вещи,
вступая с ними в диалог, порой подшучивая
над собой.
В середине 90-х Мегаполис оказался вне кон-
текста. Тут-то мы все и ошиблись.
Просто Нестеров был на самой границе. Он
внимательно смотрел вперед, играя в стран -
ные игры. И то, что поначалу казалось унылой,
лирической, гитарной музыкой с сильным
вкраплением новой волны, на самом деле бы-
ло тонким знанием стиля и умением цитиро
вать. Мегаполис начинал экспериментировать
с новой волной. Но потом увлекся саундтрэка-
ми нашей жизни, романтикой традиционных
российских интеллигентских отношении между
мужчиной и женщиной, которые сейчас только
и можно увидеть в советских фильмах 80-х.
Сейчас, когда мы с отстранением слушаем ме-
лодии из "Обыкновенного чуда" или "Служеб-
ного романа", мы можем увидеть в них то, что
раньше увидеть было невозможно. А у Несте-
рова как-то получилось. И сегодня, когда мы
увлечены нашествием easy listenmg'a с запада,
откапывая саундтрэки к немецким порно
фильмам, глупо не заметить странную фигуру
Мегаполиса. Эта команда с такой тщательно
стью коллекционировала все уродство роман
тизма, что стало его же составной частью. По
этому их песни - абсолютно честные, что при-
дает дополнительное качество их самоиронии.
Неудивительно, что самые необязательные и
случайные вещи Нестерова стали националь-
ными хитами. Потому что, сосредоточившись
на своей работе архивариуса, он полушутя ки-
дал народу косточки. И народ их весело грыз.
Мегаполис был вынужден уйти со сцены, устав
от недопонимания. В том числе и собственно
го. Сегодня они вернулись. Скоро выйдет
НО-
ВЫЙ
диск. И если трэки будут такими же
М О Щ -
НЫМИ
как "Старость", то мы станем свидетеля-
ми рождения новой настоящей звезды. Второ-
го рождения. Потому что мода на интеллигент-
ность, ум и иронию в самом разгаре. Даже
здесь, где о многих вещах принято забывать.
Птюч:
Слушая ранние диски Мегаполиса, я за
метил, что герои твоих песен пьют не портвейн и
не водку, а красное вино и кофе.
Нестеров:
Это связано с самой жизнью. Круг
общения. Время
середина 80-х. Клуб "Поэ-
зия", куда привел меня поэт Александр Бараш. Я
узнал о существовании Бродского, к своему
стыду в 25 лет. Ходил на всякие выставки.
Странная атмосфера. С одной стороны - смерть
очередного диктатора, жесткий контроль, с дру-
гой
свобода нравов, ожидание чего-то свет
лого. Я был инженером-электронщиком. А это -
неограниченный доступ к спирту. Когда всего
много, этого же не хочется. Поэтому.
.. кофе - да,
вино
да. Я и сам вино делал, на самом деле. В
основном яблочное, а потом перешел к кальва
досу. Приехали мои друзья из Германии и спро-
сили: "Уверен ли ты, что тебе надо музыкой за-
ниматься, а не вот этим?"
Вообще я ту эпоху рассматриваю как заряд
аккумуляторов. А 90 е - разряд. Отчего сейчас
подпитываться, непонятно. А тогда - вдыхали
всеми клеточками. И жалко, что этот задел
ушел. Сейчас урало-уфимский рок с головой
накрыл все московские лаборатории и студии.
Мало кто знает об Орлове, о Борисове. С трудом
вспоминают "Звуки Му". Эта культура не дала
продолжения. К сожалению.
Птюч:
Но московская культура тех лет, как мне
кажется, далеко не была однородной. Вот твоя
группа "Мегаполис" сильно выделялась на фоне
героев теперь уже прошлых лет. Я, прости, все-
гда уходил с ваших концертов. Потому что мне
казался странным и неактуальным сплав бур-
жуазной новой волны и демократической ав-
торской песни.
Нестеров:
А зря. У нас крепкая музыкальная
традиция. Depeche Mode, например. Знаешь, у
нас было потрясение, когда они выпустили свой
первый альбом. Вообще было непонятно, как
это придумано. Почему есть это и нет того, поче-
му такая манера пения? Потом были Japan,
Sparks. Такая красивая и воздушная музыка.
Птюч:
Да, твои ранние песни очень напомина
ют Sparks. Высокая по тону гитара, ритмические
предыдущая страница 85 ПТЮЧ 2001 05 читать онлайн следующая страница 87 ПТЮЧ 2001 05 читать онлайн Домой Выключить/включить текст