-/расстегнутые
л
Полный немецкий восторг, гастроли по клубам.
Даже пластинка вышла.
Ее издатель сказал: с "Волгой" на немецком - го-
тов согласиться, а вот "Карл -Маркс-штадт", сле-
пленный из "Подснежников" - не пойдет. Но, усту-
пив нашему нажиму, согласился: сделайте, мол,
полторы минуты. Как музыкальная шутка на аль-
боме. Когда мы ее впервые исполнили в клубе
"Эрмитаж" и увидели реакцию, мы поняли: это все.
меня встречали на рынке,
или в магазине:
«О-о-! Яйца дрозда!»
Птюч:
Ирония? Взять самое святое, что дорого
русскому человеку, и спеть на немецком? Была
ли только одна прагматичная идея заработать
денег или все же концептуальный подвох?
Нестеров:
Я еще из того поколения, когда игра-
ли в немцев и русских - когда слово, сказанное
на немецком языке, рождало вполне определен-
ный образ. И даже когда в начале 90-х годов мы
пели "Волгу" на немецком, многие близкие дру-
зья задавали вопросы: глумитесь вы или не глу-
митесь - непонятно. Зачем вы это делаете?
Только когда в Волгограде на 50-летии Победы
исполнили песню "Волга" на двух языках, тему
мы пробили. Я почувствовал, что этот политиче-
ско-исторический пласт постепенно уходит. Что
касается юмора, то немецкий
еще и язык пор-
нофильмов. И петь эти песни было дико смешно.
То, что срывалось с языка, вызывало бурю весе-
лья. Мы работали с такими клише, с такими глы-
бами. Снимали оркестровые партии и перекла-
дывали их на клавиши и гитары.
Птюч:
Так это было филологическое предатель
ство родины?
Нестеров:
Расширение использования.
..
Птюч:
Предательства.
..
Нестеров:
К сожалению, мы выкинули слишком
много старых песен. Не помним и относимся к
ним, как к надоевшей мебели. А вот "Трус не иг-
рает в хоккей" иногда исполняем по-немецки, и
как это хорошо! Или "Семеновна".
.. Звучит свежо.
Птюч:
Я помню, в 95 году у вас был альбом ре-
миксов. Драм-машина и никаких гитар. "Белка и
стрелка" тогда нравилась многим любителям
танцевальной музыки. Это было заигрывание с
молодежью?
Нестеров:
Это была концептуальная идея. Наши
музыкальные составляющие делятся на две части.
Первая
когда мы придумываем песню, и вторая
- когда мы ее делаем. Мой близкий друг в 87 го-
ду ушел из Мегаполиса и пообщался с людьми,
которые имели разные музыкально-травяные
практики. Психоделика. Тогда это было модно и
ново. У нас. И через два года он к нам вернулся.
Все, что видел, пытался передать нам. Мы стали
играть, не репетируя. И стало что-то получаться.
Наверное, в этом основное достоинство бэнда.
Играть вслепую, ассоциативно пристраиваясь
друг к другу. Это энергия, освобожденная в кубе.
Мы дошли даже до того, что через четыре года
таких практик отключили микрофон, потому что
это записывать нереально. Лучшее из того, что
чувствовал, все равно не попадало на пленку.
Цветком нужно любоваться, а не срывать его.
Лучше подпитать его, он куда-то улетит, и на
другом конце мира что то с ним случится. Пол-
года нас носило по таким дебрям, мне не нужны
были наркотики. И так все снесло. Но все же по-
лучилась целая архивная куча сейшенов, из ко-
торых мы сегодня можем резать и лепить. Так
появилась "Белка и Стрелка". А когда пришло
время, мы просто правильно скомпилировали ее
и даже выпустили отдельной пластиночкой.
Птюч:
Ваш последний полный альбом "Гроза в
деревне" я слушал с недоумением. Это результат
твоей психоделической революции? Или увле-
чение русофильством?
Нестеров:
Скучно?
Птюч:
Скучно и, по моему, надуманно. Как буд-
то вся группа слилась в религиозном ортодок-
сальном экстазе, надела лапти и пошла.
..
Нестеров:
Вот интересно.
.. Это, видимо, связа-
но с тем, что мы совершили ошибку. После
"Карл-Маркс-штадта" к нам пришла извест-
ность, и мы смогли взять в группу двух музыкан-
тов экстракласса - гитариста и барабанщика.
Когда надо было работать над альбомом, мы
взяли старый материал, но сделали его новыми
руками. И, может быть, поэтому такой результат.
Улыбка не читается.
Птюч:
А как появилась эта русская тема?
Нестеров:
Она пришла сама. Когда мы увлека-
лись психоделикой, мы нашли этот канал. Нам
посылали сообщения, и мы читали эти образы. И
говорили спасибо. Мы решили сделать альбом
без всяких оглядок. Конечно, он далеко не со-
вершенный. Мне кажется, что сейчас мы все-та-
ки вернулись к другой музыке.
Птюч:
И это был действительно последний из
данный альбом Мегаполиса. Потом твой бэнд
распался?
Нестеров:
Нет, нас осталось, правда, двое. Я и
басист Габалаев. Но мы ушли в отпуск, потому
что нашли молодую певицу. И неожиданно для
себя занялись ее продюсированием.
Птюч:
Маша Макарова?
Нестеров:
Да, проект "Маша и медведи". Мы
вроде бы сами ничего не делали. Только приби-
вали гвозди, закручивали шурупы. Ты себе пред-
ставить не можешь, насколько это трудоемкое
занятие. Ручная сборка. И мы на какое-то время
перестали быть свободными людьми.
Птюч:
А как получилось, что Райс Лис'С стали
вашими сопродюсерами? Ведь твой опыт в шоу-
бизнесе не был до конца удачным.
Нестеров:
Мы влезли в большие долги. Мы ни-
когда до этого такие суммы не брали. И рискова-
ли ужасно. Нам реально с кем-то нужно было
вступить в партнерские отношения. И благодаря
Месхи мы договорились с Райсом.
Птюч:
Поделили расходы и доходы?
Нестеров:
Да, нам даже удалось заработать на
этом проекте. Дальше - больше. Мы познако-
мились с Гедрюсом Климкявичусом. У него был
большой опыт работы. Одно время он возглав-
лял русское отделение "Polygram". С его легкой
руки мы придумали маленькую независимую
компанию "Снегири". А с Найком Борзовым я
давно дружил. И тут пришли к пониманию, что
Найк созрел, "Снегири" занялись его раскрут-
кой. И только в перерывах между чудовищной
работой мы опять смогли окунуться в собствен-
ный музыкальный мир. Так появилась песня
"Где цветы".
Птюч:
Ее пел Боб Дилан?
Нестеров:
О, у нее загадочная история. Первой
ее исполнил Пит Сигер. Эта песня - знаковое
послание, которое путешествует по миру. На ра -
дио "Максимум" есть такой американский му-
жичок, то ли учредитель, то ли.
.. не знаю. Он ока-
зался соседом Пита Сигера. И якобы Пит Сигер
сказал ему, что это - древнееврейский текст. И
ему 2 0 0 0 лет. А казацкая песня "Колода дуда" -
одно из проявлений этого текста и датируется
18 веком. Пит Сигер читает и эту версию - ви-
димо, в романе Шолохова "Тихий Дон". Что-то
переделал, сочинил и благополучно забыл.
Марлен Дитрих откопала ее и исполнила. Эта
песня стала безумно знаменитой. Ее слушают
со слезами на глазах.
Птюч:
У Марлен Дитрих она звучит куда более
эротично, чем у Макаровой.
Нестеров:
Ну, конечно. Она же переживала все
эти смерти. Я как-то слышал исполнение Дитрих
на французском. Это был саундтрэк к фильму о
Второй мировой войне. Она сдула все пылинки с
моей головы. Она же пережила эту войну. Поэто-
му получилось так страшно, естественно и эро-
тично. Я семь лет делал эту песню. Мы хотели
разослать 2 0 0 0 копий по разным адресам.
Птюч:
Как раз была война в Чечне.
Нестеров:
Да, война. Возвращаться к этой пес-
не меня заставляли чеченские события. Все ки-
пело. Когда песня была готова, я отнес ее на ра-
дио. Без всяких шансов на эфир. И день в день,
когда я ее положил на стол, начались бомбежки
Сербии. И кто-то из ди-джеев поставил ее, и ми
мо шел этот американец с радио "Максимум". И
он сказал - немедленно в эфир. И она звучала
каждый час. Потом мы сняли клип. И с этой ве-
щью все стало как надо.
Птюч:
Но ты стал по-другому работать с мате-
риалом. Отложил гитару, сел к компьютеру.
.. Но-
вый тип восприятия?
Нестеров:
С этой песней, может, и случилось
предыдущая страница 87 ПТЮЧ 2001 05 читать онлайн следующая страница 89 ПТЮЧ 2001 05 читать онлайн Домой Выключить/включить текст