1
О -
0
0
0
$
АС
СМЕРТИ
К И Р А
Л А С К А Р И
Не знаю, как я дошел до этого
умозаключения.
.. Но мне страшно
захотелось
какой-то
фатальной
развязки.
Сначала я решил, что здорово вместе покончить
с собой: вскрыть вены себе, вскрыть вены ей,
лечь в гигантскую ванну в родительском доме и
ласкать друг друга в нескольких сотнях литров
теплой воды, обильно приправленной кровью и
спермой. Она худенькая, она, конечно, умрет
раньше, а я буду долго еще курить и гладить ее
по голове, и целовать ее в лоб, трогать рукой
мокрые волосы. Потом все скажут, что мы были
красивой парой, и что мы умерли как красивая
пара, и что я - великий Генрих фон Кпейст. И
Вячеслав Курицын напишет некролог, в котором
кратко, но емко отразит этапы моего недолгого
творчества, подосадует на то, что не знал меня
при жизни, так и не вспомнив, как нас ежеквар-
тально знакомили в ресторане. Это же бред. Не
так ли?
Другая фатальная развязка - убийство. Убить ее
и сладко раскаяться. Заработать себе роскошное
приключение, мрачную репутацию, которая снова
входит в моду, наконец, лишиться маленькой, бо-
готворящей меня девочки. И я с головой ушел в
разработку сюжета. Конечно, я знаю, где она жи-
вет. Это центр. Я вырос там и знаю все закоулки,
все пути отхода, все проходные дворы и тупики.
Я уйду незамеченным и безнаказанно разрыда-
юсь на отпевании. Естественно, кто-нибудь запо-
дозрит меня - в этом-то, собственно, и будет
первый пункт в создании вокруг моей персоны
мрачной ауры, но подозревать меня так нелепо,
с другой стороны. Зачем ему убивать ее? Какой
прок брезгливому ленивцу пачкать руки, рискуя
угодить в тюрьму, где завсегдатаи в первую же
неделю разберутся с ним самым радикальным
образом? Потом, когда инцидент подзабудется,
я откроюсь кому-нибудь в пьяной беседе, и этот
человек будет мучиться моей тайной всю остав-
шуюся жизнь, не решаясь рассказать ее. Никто
не поверит.
Мне не нравится слово «алиби» - оно мелко для
роскошного плана, который я продумал до мель-
чайших деталей. В день, когда я убью Юлю, все
должны знать, что мы проводим время вместе. Я
выбрал гости, в которые мы должны были пойти,
и за неделю начал активно муссировать тему по-
хода. В тот вечер у моего знакомого «знаменито-
го музыканта» должен был состояться квартир-
ный концерт, куда приглашался весь бомонд и
где, между прочим, ожидался сам Брайан Ино,
живший тогда в Петербурге. Стоит ли говорить,
как моя маленькая подружка хотела оказаться
там, в числе этих снобов, в ауре этих парфюмов,
этого псевдоизысканного и пресыщенного обще-
ства. Конечно, все подруги будут знать о походе.
О родителях и не говорю. Она истерзает домаш-
них предвкушениями.
Мы встречаемся за полчаса до концерта, и я го-
ворю, что он переносится на следующий день.
Чтобы не терять времени даром, нам лучше по-
ехать за город и немного погулять по весеннему
лесу. В лесу никто нас не увидит вместе. На во-
кзале, у пригородных поездов, я улучаю момент и
звоню Юле домой. Юля шла на встречу со мной
из института, и родители не видели, забирал я ее
или нет. Сообщаю ее маме, что не смогу пойти на
вечеринку, впрочем, скорее всего, девочка все-
таки там окажется - я объяснял ей накануне, как
добраться. Так что если девочка перезвонит до-
мой, передайте ей, чтобы отправлялась без меня,
- я перезвоню поздно, когда освобожусь, чтобы
узнать, как все прошло, и был ли Брайан Ино. Я
люблю его перфомансы. Второй звонок - «зна-
менитому музыканту», чтобы встречал Юлю. На
всякий случай. Подстраховаться.
До позднего вечера мы бродим по лесу на дру-
гой, незнакомой железнодорожной ветке, не на
той, где можно, не дай бог, встретить знакомых.
Электричка набита битком - вряд ли нас кто-то
запомнит. Мы едем со стороны Старого Петерго-
фа - там факультеты университета, и мы похожи
на обычных студентов. Возвращаемся в город,
когда уже темно. Полуобнявшись, заходим в
длинную темную арку Юлиного дома. В Питере
масса таких арок - раньше они вели к «черным»
лестницам. Там мрачно и душно и по сей день. Я
привлекаю к себе свою спутницу и наношу ей не-
сколько глубоких ударов коротким шампуром,
все это время прятавшимся под пальто. Шампур
- не нож. Поди разбери, чем нанесена рана? А
если метко ударить и провернуть, шампур, выко-
ванный уголком, не так уж плох. Весна - Юля в
голубом пуховичке. Лезвие войдет мягко, а кровь
впитается, и я не испачкаюсь. Накануне я сам на-
стоял, чтобы Юля надела пуховичок, объяснив
это тем, что мы будем возвращаться после один-
надцати, и может быть холодно.
Никто не станет проводить вдумчивого следствия
в Центральном районе, где ежедневно случается
миллион нераскрываемых историй.
Она так изумлена, что не кричит. Оседает на
грязный, мокрый асфальт у цветастых мешков
вонючего мусора, глядя на меня преданными гла-
зами. Произношу извинения без цинизма и над-
рыва. Спокойно и немного грустно. Убедившись в
смерти Юли, проходными дворами выхожу сов-
сем с другой стороны квартала. Река еще не сов-
сем открылась от льда, я хорошо помню это, и
шампур приходится упустить в какое-то подваль-
ное окно по дороге.
Явившись домой, выпиваю рюмку водки и звоню
Юле домой, как и обещал маме. «Как еще не
пришла?»
Когда план полностью сложился у меня в голове,
я назначил своей девушке свидание и нашел в
себе именно те слова, которые позволили нам от-
носительно спокойно расстаться и поддерживать
теплые дружеские отношения по сей день.
64
ПТЮЧ Connection 06 2001
предыдущая страница 60 ПТЮЧ 2001 06 читать онлайн следующая страница 62 ПТЮЧ 2001 06 читать онлайн Домой Выключить/включить текст