повлияла на все мои следующие картины. Это
был опыт освобождения от более традицион-
ных форм кино - иногда полезно знать, как да-
леко ты можешь зайти, чтобы понять, где твой
предел. Наверно, чтобы его посмотрели боль-
ше людей, можно было остановиться раньше.
В каком-то смысле «Шизополис» можно счи-
тать моим «вторым первым фильмом».
«Анатомия Грэя»
(Gray's Anatomy, 1996)
«Хорошая возможность поупражняться в абст-
рактном стиле, поиграть с изображением и не
думать о истории, которую рассказываешь, по-
тому что история крайне проста. Произноси-
мый Сполдингом Грэем монолог просто был от-
редактирован, чтобы уместиться во временные
рамки, но это был его текст. Я никогда не сни-
мал раньше ничего менее литературного, поэ-
тому было очень весело».
«Вне
ПОЛЯ ЗреНИЯ» (Out Of Sight, 1998)
«Это мой самый легкий фильм - именно его я
предложил бы посмотреть человеку, который
хочет просто развлечься, не напрягаясь. «Вне
поля зрения» - то самое удачное сочетание
студийной продукции со звездами и особой
уникальной интонации, которое я могу стер-
петь в голливудском фильме. И, кроме того,
все неплохо на нем заработали».
«Англичанин» (The Limey, 1999)
«Один из самых сложных. Съемки были нелег-
кими из-за недостатка времени, а еще труднее
- монтаж, на котором можно было все испор-
тить, разрушив всю структуру фильма. Зато я
применил именно при монтаже идеи, которые
не получилось использовать на съемках «Вне
поля зрения». Я уже не говорю о том, что рабо-
тать с Теренсом Стэмпом - мечта».
«ЭрИН БрОКОВИЧ» (Erin Brockovich. 2000)
«Я искренне горжусь этим фильмом. В первую
очередь меня заинтересовала главная героиня
сочетанием легкомысленности и социальной
активности. Мне кажется, получился фильм в
традиции «Рокки», и это нормально - по-моему,
первый «Рокки» был неплох. Это четкий жанр, и
для меня было главное - не мешать героине.
Поэтому мне нужно было научиться сдерживать
себя и не становиться между героиней и ауди-
торией, что мне часто свойственно».
«Траффик»
(Traffic, 2000)
«Так или иначе, в этом фильме я использовал
понемногу все, что накопил на съемках преды-
дущих картин. Может быть, потому что это был
мой десятый, юбилейный фильм, и нужно было
подвести какую-то очередную черту. «Траф-
фик» - бесспорно, мой самый амбициозный
проект. К тому же я снял свой первый по-насто-
ящему политический фильм. «Эрин Брокович»,
конечно, тоже можно считать политическим по-
сланием, но там совсем другая, более конкрет-
ная история - вот красивая девушка, жизнь ко-
торой полна личных, финансовых и професси-
ональных проблем, а вот ее справедливая
борьба с корпорациями за экологическую чис-
тоту. В «Траффике» политика подана совер-
шенно по-другому, с точки зрения разных пер-
сонажей, у каждого из которых своя правда и
свое отношение к теме фильма - наркотикам.
Ты можешь выйти из кинотеатра совсем с дру-
гим представлением о том, что ты только что
посмотрел, чем сидевший рядом с тобой зри-
тель - все зависит от твоего жизненного опыта
и отношения к проблеме наркотиков. Мне как
автору было очень интересно слушать совер-
шенно противоположные мнения о своем
фильме, похожие на политические дебаты».
нает, что муж - крупнейший драг-дилер
Америки. Ее реакция - ожидаемая для
благовоспитанной американки, граждан-
ки своей страны. Но она очень любит сво-
его мужа и сына. И это помогает ей орга-
низовать покушение на главного свидете-
ля по делу мужа и придумать новый спо-
соб транспортировки кокаина. Казалось,
она забыла о жуткой правде - что ее муж
- преступник. И она стала его соучастни-
цей. Содерберг показывает классическое
для 80-х годов возвращение семейных
ценностей, но в легком, циничном вариан-
те, который был бы невозможен без рево-
люции Тарантино. Без его диалогов. Без
его пренебрежения к смерти.
У Содерберга, конечно же, другое пони-
мание смерти.
Полицейский
Бенисио
Дель Торо говорит вдове своего напарни-
ка простые американские слова. Хотя по-
чему американские? Сотрудник россий-
ской милиции в русском фильме вполне
мог сказать такое же. В этом-то и есть
классический голливудский объединяю-
щий штамп, из-за которого мы и смотрим
голливудские фильмы. «Он погиб не зря.
Он сделал важное дело для нашего горо-
да». А ее ответ? Совсем не голливудский.
«Я хочу завтра сжечь его одежду».
Семья - это старое консервативное поня-
тие. Семейные ценности не всегда совпа-
дают с религиозными и моральными. Они
держатся на древних родовых понятиях,
близких к животным. Членам этого древ-
него родового сообщества чужда правда
друг о друге, непонятны государственные
законы и устои. Единственное, что им
нужно, это быть вместе. В зле или добре.
Между этими понятиями можно поставить
знак равенства, если их вовлечь внутрь
семьи. Что и сделали жена и ее муж драг-
дилер. Главный борец с наркотиками и
его дочь-наркоманка.
Важный свидетель говорит поймавшему
его полицейскому: «Твоя жизнь бессмыс-
ленна, сущ ествование бесцельно. Ты
уничтожишь наш картель, но это только
борьба конкурентов. Наш бизнес отла-
жен. Появятся новые пути. Твоего напар-
ника убили. Зачем тебе все это?»
И так все идет своим чередом. Одиночки
объединяются в семьи. Наркоманы при-
нимают наркотики. Драг-дилеры их про-
дают. Полицейские за ними гоняются. И
все это бессмысленно. Но по-другому
как-то не получается. И Содерберг сни-
мает об этом кино. Спокойно, фиксируя
все это с плеча, подвижной камерой, что
для Голливуда - нонсенс. Но для нашего
восприятия - вполне привычно. Потому
что он ни во что не вмешивается, остав-
ляя все как есть.
ПТЮЧ Connection 07-08 2001
49
предыдущая страница 44 ПТЮЧ 2001 07 читать онлайн следующая страница 46 ПТЮЧ 2001 07 читать онлайн Домой Выключить/включить текст