Кристофер Т. Бакли
ИЛЛЮМИНАТОР
Christopher Т
. Buckley
TURKISH & A M ERICA
голодная дорога
ЯСбНЪЦИНЫ
Букср>шскам премии 1991 rti;ui
Чарльз Буковски
«Литера», 2001
Когда я вижу в магазине новую книгу Чинаски.
..
простите, Буковски, я рад до усера. Я покупаю кни-
гу и целый день жду, когда же наступит момент.
Моя эйфория заканчивается с последней страни-
цей. Я еще не встречал ни одного слабого романа
Чарльза Буковски. Одни потяжелее, другие полег-
че. Но все одинаково энергичны и бьют в точку.
Поздние романы писателя все больше похожи на
восточную литературу. Повторяющийся сюжет, од-
ни и те же приемы, одни и те же мысли. Такой псев-
до-маразматик с прищуренным взглядом. Дон-жу-
анский роман «Женщины» крутится вокруг главной
идеи: прекрасно быть 80-летним и вдуть 18-летней.
Общение с женщинами у Чинаски, «литературного
alter ego Буковски», идет по четкой схеме. Знаком-
ство, выпивка, поцелуи, секс. Если выпивки слиш-
ком много, то секса не получается. Сам Буковски с
грустью вздыхает: что мне делать, если я люблю
две вещи одинаково - трахаться и выпивать? Что
особенно понравится увлекающимся гинекологией,
то это тщательное описание каждого влагалища.
Писатель с чуткостью и болью реагирует на всякие
несовершенства, неправильные изгибы и простое
отсутствие нежности у этого важного женского ор-
гана. И сколько бы ни произносил Буковски сакра-
ментальную фразу «Сколько хороших мужиков
оказались под забором из-за баб», эта вечная
смесь мерзости и нежности - не меньший гимн
женщине, чем сонеты Петрарки. И пусть вас не уди-
вляет, что в финале Чинаски вместо женщины на-
ходит громадного кота с блестящей черной шер-
стью и кормит его белым тунцом. Кошки - те же
женщины. Только безмолвные и пушистые.
Ирвин Уэлш
«Экстази»
«Ред Фиш», Санкт-Петеребург, 2001
Если вы хотите сделать своему другу хороший по-
дарок, то купите «Экстази». Ирвина Уэлша. Кис-
лотная
обложка,
приятная
бумага,
крупный
шрифт.
.. Одним словом, западная подача. Что же
касается сути, то о Ирвине Уэлше не писал только
ленивый. А после «Трэйнспоттинга» он, как гово-
рится, «проснулся знаменитым». Вот эта книжка
была просто замечательной, в традициях классиче-
ского английского романа. Нравоучительного и
приключенческого. Типа Филдинга или Диккенса.
Про веселые похождения подонков и как один из
них, пройдя через все пороки, очищается и стано-
вится хорошим парнем. Правда, кидает своих дру-
зей. Но это вполне в духе времени. Еще был при-
личный сборник Acid House. Что же касается «Экс-
тази», то Уэлшу, видимо, не дают жить лавры Уиль-
яма Берроуза и Тома Вулфа. Их «Голый завтрак» и
«Электропрохладительный кислотный тест» выяви-
ли распадающееся сознание хиппарей и битников
60-х. Они принимали ЛСД, курили травку и время
от времени подсаживались на героин. Их сексуаль-
ная революция и антибуржуазная программа хоть
сейчас и кажется наивной и придурковатой, все же
заслуживает уважения.
Ирвин Уэлш, видимо, решил написать апологетику
химического поколения 90-х. А экстази - тот самый
наркотик-катализатор, который и выявляет фило-
софию 90-х. В чем я, собственно говоря, сомнева-
юсь. Экстази - всего лишь наркотик, под который
легко танцевать в клубе. Только и всего. Поэтому,
когда читаешь этот роман, испытываешь чувство
неловкости и некоторую грусть. Может быть, ана-
лиз 90-х заключается в простой фиксации событий
без размышлений и драматичных выкладок. Поэто-
му «Пляж» Гарланда и «Трэйнспоттинг» куда более
достоверны. А вязкие рассуждения о добре и зле, о
мещанстве и свободе, о предательстве и доброде-
тели как-то не очень соответствуют стилю 90-х. Ди-
намичному, резкому, парадоксальному.
Кристофер Т. Бакли
«Здесь курят»
«Иностранка», 2001
Как-то я был на пресс-конференции. По ту сторону
стола. Я был одним из тех, кто представлял табач-
ную компанию, которая спонсировала молодых ху-
дожников. Рядом со мной сидела известная теле-
журналистка. Ей задавали много вопросов, и один
наш коллега спросил: «Не стыдно ли вам, когда
весь мир борется с курением, поддерживать бес-
стыдные рекламные действия табака, несущего
смерть?» Я не ручаюсь за правильность вопроса,
но это было что-то подобное. У моей знакомой те-
лежурналистки развернулись плечи, глаза забле-
стели, и она спокойно, но жестко заявила: «Я вооб-
ще-то не курю. Но когда приезжаю в Америку, ку-
рю всегда и везде. Потому что человек имеет пра-
во на то, что он имеет». Я полностью ее поддер-
жал. Меня тошнит от ханжества и пуританства. Но,
с другой стороны, меня тошнит и от табака. Почти
все мои друзья курят. И я выгоняю их на лестнич-
ную клетку или прошу подойти к окну. Что зимой
не очень гуманно. Главный герой «Здесь курят»
защищает табачных производителей, борется с
министерством здравоохранения, министерством
просвещения, с различными комитетами.
.. И все
это он делает достаточно изобретательно. Потому
что является кавер-версией американской нации в
целом. Обаятелен, улыбчив, остроумен и к тому же
демагог. Вот портрет современного американского
героя. Он с триумфом побеждает непобедимых те-
леведущих Опру Уинфри и Ларри Кинга, поверга-
ет в прах тупых государственных чиновников (они
везде одинаковы) и легко завоевывает прекрас-
ных женщин. Единственное, что ему помешало,
так это удар в спину.
.. Но не стану перерассказы-
вать. Иначе лишу вас удовольствия прочесть эту
милую и смешную книжку. С реальными лицами,
которых так легко можно угадать.
Бен Окри
«Амфора», Санкт-Петербург, 2001
Десять лет назад этот нигерийский писатель полу-
чил Букеровскую премию. С тех пор он достаточно
популярен. Один знакомый художник сказал мне:
«Это африканский Максим Горький». Ни фига. Хо-
тя если Максима Горького выбросить на африкан-
ский континент, внедрить ему в сознание кучу ме-
стного фольклора и целыми днями кормить меска-
лином и ЛСД, то как раз и получится Бен Окри. Ро-
ман - о маленьком мальчике, который одновре-
менно живет в двух измерениях - в мире реальных
людей и в мире духов. В его детском сознании все
смешивается, и люди с духами часто меняются ме-
стами. И сам он, отправляясь гулять по дороге,
оказывается не в чаще у дома, а в странном и чу-
десном мире. Такой наркоманский приход. Но пос-
ле него неприятный отходняк. В данном случае это
голод, нищета, жуткая жизнь родителей. И все это
описано с потрясающим натурализмом (такое бы-
ло в русской литературе в 20-30-е годы, например,
повесть Неверова «Ташкент - город хлебный»).
Однако главное в этом романе - настоящая жизнь
духов, куда более реальная обычного существова-
ния. И это помогает Бену Окри не быть Горьким. А
чувство вкуса и модное этническое направление
превращает его в современного классика. У кото-
рого ни на один вопрос не найден ответ и ни один
герой не высвечен ярко. Такая полутьма. Как у на-
стоящего черного африканца.
ПТЮЧ Connection 09 2001
109
предыдущая страница 102 ПТЮЧ 2001 09 читать онлайн следующая страница 104 ПТЮЧ 2001 09 читать онлайн Домой Выключить/включить текст