И тут меня прошибает: «Ребят, вы чего? Зачем ему
на дереве копчености прятать?.
. Для этого есть хо-
лодильник!»
- Но он же много лет в России работал, - оправды-
вает хранение копченостей на дереве Сергей.
Я сначала соглашаюсь с его версией, потом начи-
наю понимать, что и у Сергея уже не все в порядке
с головой. И тут Слободан спрыгивает с дерева на
веранду. У него в руках два огромных граната. Из-
за шока мы с трудом вспоминаем, что гранаты и
впрямь растут на деревьях. Надо же, оказывается,
до чего симпатичными людьми могут быть адвока-
ты, которые лазят по деревьям!
Планирую на пляж. Что это? Не пляж, а мозаика!.
.
Так не бывает!
- А это к нам прибивает осколки итальянской плит-
ки из Италии, - невозмутимо поясняет Мирослав.
Мимо проходят девушки, чаще с именем Милиция,
а рядом с ними юноши, и девушки их окликают:
«Любиша! Любиша-а». Любиша - это мужское имя.
Ни фига себе!
Как хорошо, что можно выражаться без слов! Язы-
ковой барьер снимает барьер вчувствования в
суть. И прав был Экзюпери, когда сказал: «Слова
только мешают понимать друг друга». Хочется до-
бавить: и слышать тоже.
- Узнав что ты русская, здесь каждый серб сразу
спрашивает: «Ира, а хочешь замуж?» - говорит
уже другая Ира, которую забросила сюда рабо-
тать одна русская фирма. - Я отшучиваюсь, но по-
чему бы не познакомиться? Будет с кем кафе по-
сидеть, вот и даю телефон. И дня не проходит, как
все мои женихи присылают один и тот же текст на
экран мобильника: «Ира, сексу хочешь?» Лучше
бы молчали.
..
- Н-да.
.. номинативны они в любви, - качает голо-
вой Ирина Ратуш.
Слободан номинативным быть не хочет:
- Приглашаю вас на завтрак. - говорит он мне в
час ночи, когда наша компания уже устала пить,
смеяться и говорить. Я с ужасом начинаю вычис-
лять, когда мне надо проснуться, чтобы успеть на
завтрак к чемпиону. У нас завтрак, как и полага-
ется художникам, - в обед, обед в ужин.
.. А у ад-
вокатов-чемпионов во сколько? Оказывается, я
сейчас должна ехать к нему в гости, чтобы успеть
на завтрак. Н-да-а.
.. это самый короткий путь к
сердцу мужчины лежит через желудок. Выбран-
ный Слободаном путь к сердцу женщины через
завтрак ой как долог!.
.
- Так просто мы даже чемпионам не сдаемся! Ты ее
еще не знаешь! - смеется Сережа в ответ на пред-
положение Мирослава, что теперь можно будет сэ-
кономить на моей комнате.
Вот гад! Как быстро сдал меня Мирослав! Сразу
видно, в каких кругах крутился, живя у нас - лоху-
шек да кошелок. Но нет. С рожденными в бывшей
Югославии здорово дружить. Вольно! Хорошо, ко-
гда без половых претензий. И не стоит нарушать
этой радостной гармонии приятельства. Иначе
хлебнешь проблем. Мужских амбиций у них еще
больше, чем у наших. Ревнивы - жуть! К тому же
очень избалованы голодным десантом хохлушек,
которые прошлись по всей Европе, не оставляя
другого мнения о женщинах из бывшего СССР,
кроме как о легкой развлекаловке. Противно.
Опять пишу письма. Слов нет. Кладу каменное
сердце на паспорт. Не умею отдыхать, ничего не
делая. Рядом Ира, увлеченная моими письмами,
подкидывает подходящий материал. Переводчик
Мирослав сидит все дни в кафе над пляжем, по-
стоянно разговаривает с соотечественниками и
пьет вино.
- Что ты все время болтаешь? Иди к нам, позаго-
рай!
- Я не болтаю. Я завожу нужные связи. Может
быть, кто-то купит ваши картины.
- Расслабься!
Действительно, что суетиться? Денег хватает. На
еду на четверых мы тратим не больше двух долла-
ров и едим хорошо. Правда, готовим сами, но без
мороки - как-то это все происходит легко, - забав-
ное коллективное действие. А бутылка отличного
вина здесь стоит от 70 центов. Комнаты обходится
в 3,5 доллара на каждого.
Но Мирославу, видимо, не дает покоя слава Оста-
па Бендера. Всех, с кем, как ему кажется, можно
завязать хоть какой-то бизнес, он поит в счет от-
крытого ему кредита хозяином прибрежного ресто-
ранчика. У самого же денег нет - расплачиваться
нам. Но мы узнаем об этом в последний день. Что-
бы мы расслабились, он угощает нас черным ви-
ном из изюма «Прошек» - ничего подобного мы
никогда в жизни не пили, Франция со своими доро-
гими винами отдыхает! К черту их раки! Вот чем
надо гордиться!
- Вот видите, - говорит он, - и вы пили в кредит,
не я один.
Но чем расплачиваться? Сумма его трат в баре
почти раз в десять больше, чем мы проели и пропи-
ли все вместе.
- Не беспокойтесь. Я оплачу кредит сам.
Подождите.
Тут улетает в Москву его последняя надежда - Сло-
бодан. Мне хочется отблагодарить его за чудесный
отдых, который он нам устроил, за его прогулки на
катере, за скорость в сто сорок по серпантину, за
то «снесение крыши» гранатами. Я кидаю прямо на
асфальт перед его машиной свои пастели - выби-
рай! Выбирает черные фигуры на красном. Ну и
экстремал по характеру - читаю я его посыл.
- Одна такая в твоем офисе будет слишком рез-
кой, бери тогда уж две.
- А это не будет слишком дорого? - робко спраши-
вает он.
Мне смешно. Его подарок нам - вся Черногория - и
мой ему несопоставимы.
Он берет и уже садится в машину, как успевает
подсуетиться Мирослав и что-то шепчет. Слободан
горько взмахивает рукой, - «А-а!.
.» - и отсчитыва-
ет ему деньги.
Мне стыдно. Получается - я впарила Слободану
свои картины, а не подарила. Ведь не подари я их
ему, у Мирослава бы, наверное, все-таки не хвати-
ло бессовестности, чтобы выпросить у него день-
ги. Мирослав горд: я же говорил, что за все запла-
чу сам. А я самая большая идиотка: «Такими же-
нихами разбрасываешься! Такими мужчинами!
Вот будь я женщиной!.
.» И вдруг в последнюю
ночь забыл о своей досаде на жизнь, что родился
не женщиной - пошел в авангард. Бьет кулаками
в дверь в три ночи.
- Елена, мне надо с тобой серьезно поговорить.
Вскакиваю, втягиваюсь в джинсы, натягиваю фут-
болку в три секунды и открываю дверь. Мирослав
входит, садится напротив с очень-очень серьезным
видом,поправляет очки:
- Я должен знать, как ты относишься к сексу.
Вот это да! Много я видела в жизни разных приста-
ваний, но чтобы с таким формализмом - никогда!
- Отрицательно, - без всяких пояснений выпали-
ваю я, с трудом сдерживая внутренний гогот.
- Все понял, - и уходит.
Не отвечать же ему словами Уорхола: «Круче этого
- не делать этого никогда». Ему жизнь внушила,
что секс необходим как спорт, что он обязан зани-
маться этим с кем ни попадя и всегда. А мне-то что
до его проблем. Разве он может понять.
.. да я и са-
ма с трудом осознаю, что со мной происходит. При
чем здесь какой-то голый секс? Я ведь уже «люблю
изумленно». Люблю Балканы, блин, Ба-апканы!
«
слева направо: «Письма изумления», «Письма сплошного
«Угу», «Письма любимому»
ПТЮЧ Соппесііоп 09 2001
65
предыдущая страница 60 ПТЮЧ 2001 09 читать онлайн следующая страница 62 ПТЮЧ 2001 09 читать онлайн Домой Выключить/включить текст