Самый провокатор, несомнен-
но, испанец
Лео Басси.
Мало
того, что Вячеслав Полунин ед-
ва отговорил его от идеи взор-
вать в Госдуме бочку с дерь-
мом, Лео все же оторвался на
публике, оказавшейся в первых рядах на его
представлениях. Он поливал зрителей водой,
громко сморкался, разбивал молотком лимоны и
арбузы, так что брызги летели в зал. Причем сам
престарелый хулиган имел благообразный вид
провинциального чиновника маленького ведом-
ства - в очках, со скептическим выражением ли-
ца и в сероватом костюме. Это не помешало ему
лягнуть даже спонсора - он налил воды в банку
«Нескафе», сунул туда свои носки, плюнул, вы-
сморкался и прокомментировал: «Ненавижу ко-
фе! Я всегда пью только чай». В конце Басси и
вовсе оголился, продемонстрировав публике се-
ребряные трусы, вымазался медом, вывалялся в
перьях - и послал зрителям предобрейшую
улыбку. Расслабьтесь, мол, будьте собой!
О Лео Басси хочется сказать особо. Говорят,
что некоторое время назад он посетил Узбеки-
стан, представившись важным чиновником от
культуры. Он встречался с президентом, мини-
страми, ходил на званые обеды. Через неделю
выяснилось, что все это клоунада. Он настоя-
щий провокатор. Как хорошо было в 60-е годы!
Можно было писать прямо в лица зрителям.
Сейчас же первым рядам выдают полиэтилен,
чтобы накрыться. Басси - универсальный ар-
тист. Он и жонглер, и гипнотизер, но никогда не
понятно, где в его номере ирония, а где настоя-
щее мастерство. В конце своего спектакля Бас-
си исполняет патетическую роль наподобие фи-
налов голливудских фильмов, почти голый, в
перьях, он пытается убедить в том, что клоуны -
тоже люди. Они одиноки и достойны любви.
Зрители встают взволнованные, со слезами на
глазах. Внезапно музыка обрывается. «Вы что,
офигели? Мы что, в Голливуде? Я мерзкая
тварь, которую волнуют только доллары». А что
может бить больнее по восприятию, чем грему-
чая смесь цинизма и нежности?
Про спектакль «Братья Зенит»,
который привез французский
клоун
Ж ером Деш ам п,
во
Франции пишут: «Герои спек-
такля - это мы сами в каждый
момент нашей жизни, расте-
рянные и потрясенные, живущие в мире абсур-
да». Дешамп, поняв, что окружающий мир не-
возможно изменить, создал свою вселенную чу-
дачества и населил ее странными одинокими
людьми, заполнил странными звуками и зава-
лил старым хламом. На фоне не то вагончика,
не то сарайчика в течение полутора часов герои
занимаются тем, чем изо дня в день занимаемся
мы - моют посуду, играют в карты, ругаются, ми-
рятся, выпивают, при этом ни на секунду не от-
пуская внимания зала. Они абсолютно бессмыс-
ленны и глупы. Но за этой глупостью дураков
сквозит что-то безмятежное и очень приятное.
«Они словно плюшевые медвежата», - заметил
один наш друг. Театр абсурда ассоциируется у
нас с жестокостью и депрессией. Жером Де-
шамп, казалось бы, оживил героев Андерсена,
соединив их волшебной энергией хоббитов и му-
мий-троллей. И добавил в этот компот немножко
Чехова. Так, в виде соуса.
Немца
Ф ранца
Й озеф а
Б огнера
иногда называют
клоуном, навевающим тоску.
Его кредо - не создавать ил-
люзии, а разрушать их. Бог-
нер благосклонно реагирует
на зрителей, покидающих во время спектакля
зал. В течение представления он охотно предла-
гает: «Может быть, кто-нибудь хочет уйти?» Этот
эпатирующе серьезный и язвительный клоун то-
скует по простоте. Спектакль его так и называ-
ется: «Все о-о-о-очень просто!» Самое же прон-
зительное в выступлении этого клоуна-плаксы -
его безмолвные миниатюры. Вот он пытается
собрать в стопку толстую газету, а газетные ли-
сты все падают и падают у него из рук. Многим
он показался банальным, но мне жутко понрави-
лись его смешные жесты, эпатирующие нашу
интеллигенцию. У которой до сих пор существу-
ет пропасть между собственными делами и мыс-
лями и тоска по большой «духовке». Богнер ил-
люстрирует свое «все о-о-о-очень просто», при-
стегнувшись к стулу и пытаясь выбраться из
собственного пиджака, застегнутого на одну пу-
говицу. Поза его противоестественна, в рукавах
ноги, а вид растерянный - в этот момент ему
обычно пытаются помочь из зала.
Больше приближены к классической клоунаде
голландский клоун американского происхожде-
ния, титулованный «Король дураков» Джанго Эд-
вардс и любимец чешской публики - Болеслав
Поливка.
Д ж а н го
- тоже известный
эпатажник. С Москвой у него
особые отношения. В первый
раз, выступая в Москве в 1985
году, он разделся до трусов, за
что и был с позором выслан с
нашей Родины. Однако Москва продолжала его
возбуждать и, приехав 4 года спустя с полунин-
ским фестивалем «Караван мира», завершил
начатое и остался на сцене полностью голым. Та-
кого в России еще не видели - зал лежал! На
сцене этот рослый господин корчит уморитель-
ные рожи, отплясывает, поет песни собственного
сочинения, выкидывая цирковые коленца.
Герой
Поливки
- в полном
клоунском обмундировании.
Обладатель красного носа,
мешковатых штанов с подтяж-
ками и простоватого юмора
наводит на мысли о неустро-
енном быте и запойном пьянстве времен строи-
тельства коммунизма. Его юмор родом из того
времени и подогревается желанием никогда в
него не вернуться. В театре Поливки нет жен-
щин, но спектакль «Для леди на балконе» -
именно про них. Клоун говорит, что играет пьесу
о любви - о жизни, но, скорее, о ее нижних реги-
страх. Без которых невозможно ничего высокого.
ПТЮЧ Connection 09 2001
Асисяй - маленький, наивный и трепетный че-
ловечек в желтом комбинезоне с красным шар-
фом и в красных лохматых тапочках родился
давно - больше 20 лет назад. Его удивленное
«льзя» и «низя» словно пробудило детство, жи-
вущее в каждом из нас - зрители полюбили его
мгновенно, а словечки вошли в обиход. «Любо-
о-о-в!» - восклицал он грустно и нежно. «Это
очень простые вещи «ни-и-и-зя!» или «асисяй»,
- убежден
Вячеслав Полунин,
- как в ка-
пле воды отражается весь мир, так в клоуне от-
ражается время». Жив ли сейчас Асисяй? И ка-
ков он 20 лет спустя?
В дни олимпиады «Асисяй» был практически не-
уловим. Помимо показа своего сольного спектакля
Snow Show, он участвовал почти в каждом меро-
приятии вдохновленной им программы. Поймать
его было нереально. Но мне удалось.
Как прошли мероприятия в Москве?
Ну, по организации - ужасно! Хотя все старались
помочь и так далее, но еще мало кто чего умеет.
А по тому, как прошло: я считаю, что потрясающе!
Публика так страстно на это откликнулась и так.
..
Даже не знаю, какое слово подобрать! Ради этого
стоило воротить горы и сквозь все эти дебри про-
бираться, и сложности все эти выдержать. А удо-
вольствие находиться в парке Эрмитаж! Часто вы-
гнать нас оттуда было очень сложно, хотя уже
ночь была. Публика готова была там ещё месяц
провести, и даже не надо было никаких больше
представлений, потому что ей понравилась сама
атмосфера. Эта атмосфера, возможно, и была
главным, чего мы добились.
предыдущая страница 75 ПТЮЧ 2001 09 читать онлайн следующая страница 77 ПТЮЧ 2001 09 читать онлайн Домой Выключить/включить текст