«
# 1 1
Подонки
подробнее узнать об этом подоночьем свойстве,
прочитайте книгу американского битника (по-
донка, разумеется) Д. Керуака «В дороге», хотя
к Лондону она и не имеет прямого касательства.
Вспоминая о русской же культуре, нельзя не упо-
мянуть С. Довлатова, подонка с большой буквы
«П», Венедикта Ерофеева, В. Высоцкого.
> Образ подонка впервые проступает в русской
культуре уже 19 века. Конечно, подонки той эпо-
хи были чуть менее отвратительными и чуть бо-
лее одухотворенными, чем их нынешние после-
дователи. Хотя в отношении Базарова или, на-
пример, М. Ю. Лермонтова можно поспорить. По-
доночество Лермонтова, по отзывам современ-
ников, не знало границ и в конечном итоге заста-
вило Мартынова нашпиговать бедолагу свинцом
в честном поединке.
> История знает немало имен подонков, оста-
вивших свой след в мировой культуре. Это Гете и
Сальвадор Дали, Франсуа Вийон, все без исклю-
чения ваганты, Омар Хайам и Абу Нувас, Джим
Моррисон и Курт Кобейн. В нашей стране, как
уже говорилось, ими были Довлатов, Высоцкий,
многие «шестидесятники», Маяковский, В. Хлеб-
ников, Эдичка Лимонов. (Последний, впрочем, в
последнее время перекочевал в разряд полити-
ческих дегенератов). Эти примеры - не попытка
возвысить всех подонков до уровня перечислен-
ных, а скорее попытка констатировать пользу,
принесенную человечеству кланом «отвержен-
ных и неприкасаемых».
Конечно, все уже поняли, что слово «подо-
нок» не имеет в данном повествовании того од-
нозначно негативного смыслового- оттенка, ка-
ким оно характеризуется в русском языке в це-
лом. Просто уж очень часто так называли и на-
зывают нас представители т.н. «интеллиген-
ции». В конце концов мы и сами себя так стали
называть. Но, как мудро заметил один спарта-
ковский хулиган, «Подонок - персонаж положи-
тельный!» Скорее всего, это слово выполняет
функции наиболее адекватного перевода анг-
лийского слова «outsider». (Но отнюдь не
«scum», хотя для нас двоих лично возможно и
использование слова «s.»). Scum - это все-таки
скорее бомжи в чистом виде, забулдыги.
Социальное происхождение подонков неодно-
родно. Некоторые из них происходят из хороших
семей, подобно американскому подонку Берро-
узу (такие подоничают в институтах, зачастую в
элитных), другие из среднего или кузьмичевско-
го сословия. Для таких существует целый ряд
экзотических профессий: мастер-татуировщик,
продавец благовоний, мотоциклов или наркоти-
ков, звукорежиссер в какой-нибудь кондовой
студии и пр., и пр.
. Подонкам с высшим образо-
ванием (нам, например) иногда удается устраи-
ваться на денежные работы в солидные офисы.
В этом случае, поработав пару-тройку недель,
они начинают откровенно скотничать - ходить
на работу в раздолбайской одежде, хамить осо-
бо самоуверенным клиентам или начальству,
перманентно болеть, насаждать в офисе свои,
подоночьи порядки, ибо рабочим местом они
совершенно не дорожат. Все это приводит, как
несложно догадаться,
к довольно скорому
увольнению подонка, если только он сам рань-
ше не уволится по причине «В-in seek & tired of
allthisshit!».
Работать подонки не любят и делают это лишь в
силу необходимости иметь деньги на развлече-
ния. Московская подоночья группа «Пурген»
придумала однажды песню с припевом «Рабо-
тейшен - полный диградейшен», что совершен-
но ясно определяет отношение подонков к тако-
му социальному институту, как работа за день-
ги. Но ошибочно полагать, что у подонков есть
какие-либо идеи по замене данного механизма
чем-то иным, типа построения коммунизма. Все
гораздо проще.
Дело в том, что подонки ленивы просто до без-
образия. (Конечно, любимым или просто заин-
тересовавшим их делом подонки готовы зани-
маться до кровавых мозолей на всех частях те-
ла. Фанатизм им (нам) свойственен).
> Вышеперечисленное дает основание сделать
совершенно правильный вывод о бедственном
материальном положении подонков. И дело
здесь не в том, что подонкам плевать на деньги
(им плевать на карьеру, но никак не на деньги).
Деньги любят все. Просто если подонку придет-
ся выбирать между хорошим заработком и чте-
нием хорошей книжки (встрече с любимыми
друзьями, прослушиванием любимой кассеты и
пр. и пр.), то выбор всегда и однозначно будет
сделан в пользу последнего. А поскольку по-
требность в деньгах все-таки не отпадает, то в
подонке совершенно неимоверно развит ин-
стинкт борьбы за халяву.
Способов подрезания халявы существует бес-
численное множество. От банального хвосто-
падства до того, что подробно описано на стра-
ницах дневников. Уж будьте покойны - если из
вашего кармана выпадает купюра, то идущий
рядом подонок непременно на нее наступит и бу-
дет, не сходя с места, «прикуривать» до тех пор,
пока вы не исчезнете. С другой стороны, если
подонок прочтет в вашем облике что-то, что сло-
вами не опишешь, он не только отдаст вам день-
ги, но и своим последним поделится. Кодекс Че-
сти Подонка сложен, логически необъясним и
практически не изучен. Отношение подонков к
людям колеблется от ультраненависти скинхэда
до сострадания в стиле Матери Терезы, они
формируют его в результате физиогномических
выводов и невербального общения, причем в
своей оценке чьей-либо персоны подонки оши-
баются редко (но метко!). Видимо, особая чувст-
венность присуща им не только при поисках ха-
лявы. Возможно, это объясняется тем, что по-
донки, как правило, очень много читают, очень
много смотрят кино, по возможности посещают
театры, в общем, активно приобщаются к сокро-
вищам мировой культуры.
Как уже ясно из дневников, подонки ведут ге-
донистический образ жизни, связанный, помимо
прочего, с периодическим употреблением алко-
голя и наркотиков, беспорядочными половыми
сношениями, спонтанными вояжами Бог знает
куда (см. выше) и постоянными взрывами эмо-
ций вплоть до мордобоя. (Крайне редко встреча-
ются подонки стрэйтеры, но они, в отличие от
большинства трезвенников, никогда не избегают
компаний своих менее стойких к соблазнам това-
рищей и не совсем отличаются от них поведени-
ем). За каждым порядочным подонком, в конеч-
ном итоге, числится хвост всяческих преступле-
ний и правонарушений, и криминальный опыт
многих из них (например, наш) может вызвать
уважение даже у т.н. «братков».
> Подонку близок образ героя, годами культиви-
ровавшийся легендами русского рока типа Цоя
или Шевчука. Но, в отличие от современного по-
донка, этот образ, при всей своей неправильно-
сти, ведет, в общем-то, к тождеству трех исконно
христиансих слов: вера, надежда, любовь. По-
донки против этого, в принципе, ничего не имеют,
но слишком уж это, по их мнению, ортодоксально
и правильно. А к таким вещам у них, естественно,
врожденная антипатия, видимо, из духа немоти-
вированного противоречия.
Хотелось бы верить, конечно, что будущее за
подонками, хоть и нет к этому никаких предпо-
сылок. «Конечно, если подонки вдруг станут пре-
валировать в обществе, то либо они перестанут
быть подонками по определению, либо общест-
ву настанет сипец. Но доля здорового авантю-
ризма и раздолбайства ой как не помешала бы
большинству молодежи. Жить стало бы веселее.
п т ю ч Connection 09
2001
57
предыдущая страница 58 ПТЮЧ 2001 10 читать онлайн следующая страница 60 ПТЮЧ 2001 10 читать онлайн Домой Выключить/включить текст